Американец Дэвид Сэттер считается экспертом по России. За прошедшие годы он написал множество книг и статей об упадке и гибели Советского Союза и о подъеме постсоветской России. В 2013 году он был выслан из страны российским правительством. Сегодня он — старший научный сотрудник Гудзонского института и сотрудник Института внешней политики Университета Джона Хопкинса. В интервью журналу Wirtschaftswoche он говорит об экономических преобразованиях в России и о поддержке Путина в обществе.

Wirtschaftswoche: Вот уже двадцать лет, как Владимир Путин управляет Россией. Какова ваша оценка результатов его экономической политики?

Дэвид Сэттер: Нельзя отрицать, что экономическое положение в России за последние два десятилетия принципиально изменилось. В девяностые годы ситуация временами была настолько плоха, что миллионам людей не выплачивали заработную плату. Сегодня о таком речи нет. Многие русские приписывают эту заслугу президенту, хотя подъем начался уже вскоре после банкротства государства в 1998 году. Тогда Путин еще не находился в должности, но этот успех тем не менее засчитывают ему.

— Почему Россия смогла так быстро восстановиться?

— Это было связано в первую очередь с бумом на мировых сырьевых рынках. Кроме того, после краха Советского Союза были созданы институты капиталистического экономического строя. Таким образом, рост цен на сырье совпал с возникновением рыночных механизмов. А так как спрос на сырьевые ресурсы был практически безграничным, Россия пережила впечатляющий бум, который продолжился, когда Путин уже встал у власти. Я считаю, что это одна из главных причин, почему его рейтинг популярности в стране до сих пор настолько высок. Его связывают с преобразованием экономики, хотя его правительство в последующие годы вновь сделало ставку на государственный контроль.

— Но преобразование российской экономики в девяностые годы подвергалось жесткой критике. Насколько она была справедливой перед лицом последующего подъема экономики?

— К оценке экономических преобразований нужно все-таки подходить с осторожностью. Капиталистические структуры создавались также и криминальными методами. Приватизация советской государственной экономики проходила подчас нечестно и противозаконно. Тем не менее в 1999 году необходимые механизмы существовали.

— Какую экономическую политику стал проводить Путин, придя к власти?

— Вначале он сделал упор на рациональные меры. Его правительство взяло инфляцию под контроль, ввело плоскую шкалу налогов, которую внедрили со всей серьезностью, укрепило государственные институты. Но при этом в противоправной обстановке мало что изменилось. После того как правительство отняло контроль у организованной преступности, оно само стало криминальным. Коррупция была в государстве и раньше, но теперь она стала вездесущей.

— Путин все еще следует этой экономической политике?

— В настоящее время государственный контроль над экономикой вновь усиливается. Это усугубило коррупцию и снизило эффективность экономики. Это одна из причин относительного застоя, переживаемого сейчас российской экономикой. В долгосрочной перспективе одной из главных проблем станет зависимость страны от экспорта сырья.

— Какую роль играют сырьевые ресурсы в российской экономике?

— Зависимость от сырья и его экспорта огромна. Другие отрасли экономики неконкурентоспособны на международном рынке. Полки супермаркетов «Уолмарт» в США не ломятся от российских товаров. Для будущего России это опасно. Если цены на сырье упадут, или мировая экономика уменьшит свою зависимость от нефти и газа, страна столкнется с гигантской проблемой.

— Перед лицом этой зависимости предпринимаются ли попытки диверсифицировать экономику?

— Какие-то попытки предпринимаются. Научно-технический центр Сколково в Подмосковье — один из положительных примеров. Но проблема в том, что подобные предприятия в репрессивных политических системах практически не функционируют. В Кремниевой долине, в Сингапуре или в Израиле у основателей научных центров совсем другие возможности, и они живут в инновационном климате, совершенно отличном от царящего в России. Хотя и тут нет недостатка в умных, талантливых и мотивированных людях.

— Какую роль в этой ситуации играет вопиющее экономическое неравенство в России?

— Богатства страны распределены действительно крайне несправедливо. Экономический успех без политического влияния там невозможен. Тот, кто сидит на нужном месте, получает великолепные возможности для воровства. Это ясно понимается населением и осуждается им, но в национальной психологии также укрепилось представление о том, что воруют все, кто может. Даже если государственный чиновник ведет себя совершенно прилично, все равно он будет сталкиваться с недоверием. От него буквально ждут, что он окажется жуликом. Таким образом возникает некая терпимость к преступлениям в обществе, которая почти настолько же вредна, насколько и экономическое неравенство.

— Что нужно сделать России, чтобы улучшить свое экономическое положение?

— Для начала стране нужно избавиться от авторитарной системы. В действительно демократической России раскроется масса талантов, которые в данный момент видят, что их возможности резко ограничивает привилегированный класс. Тот, у кого нет нужных связей, ничего добиться не может.

— Что означает в этой связи заявление президента, что он и после 2024 года хочет остаться у власти?

— Путин не хочет утратить влияние. Из-за этого проблемы, накопившиеся за прошедшие 20 лет, не разрешатся, а усугубятся.

 

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.