В Берлине завершилась международная конференция по урегулированию ситуации в Ливии, участники которой договорились о прекращении огня и соблюдении эмбарго на поставки оружия, а также они согласовали наказание за нарушение этого запрета — применение санкций против стран-нарушителей.

Согласно осведомленным источникам, ливийский фельдмаршал Халифа Хафтар (Khalifa Haftar) не смог оправдать возложенные на него надежды, к тому же он вел себя странно: отключил телефон, не подписал соглашение о перемирии на Берлинской конференции и уехал, не предупредив канцлера Германии. Стоит отметить, что Хафтар вел себя подобным образом на встрече по урегулированию ливийского конфликта в Москве, которая состоялась несколько дней назад.

Безусловно, прекращение огня и постепенное возвращение к нормальной жизни юго-восточной и западной части Триполи принесет немалую выгоду Правительству национального согласия и местному населению.

Независимо от исхода нового раунда переговоров по политическому урегулированию ситуации в Ливии, перед Европой — инициатором Берлинской конференции — стоит только один вопрос: способна ли она обуздать Хафтара и его сторонников — Египет и ОАЭ, которые потерпели ряд неудач на политической арене? Напомним, что к ним относятся Схиратское политическое соглашение и последующие конференции в Париже, Палермо и Абу-Даби.

Нельзя сказать, что берлинская конференция бросила вызов переговорам в Москве, которые состоялись по инициативе России и Турции, потому как подготовка к конференции в Берлине началась задолго до московского саммита. Также не следует забывать, что администрация президента России Владимира Путина косвенно принимала участие в боевых действиях на стороне Хафтара, но пока нет никакой информации об уходе ЧВК Вагнера с линии фронта в южной части Триполи.

В последнее время на международном уровне присутствуют два противоречивых подхода по урегулированию ситуации в Ливии — российский и турецкий. Позицию Путина по ливийскому кризису мы давно знаем, но позиция Эрдогана до конца не ясна, но определенные выводы уже можно сделать.

Тем не менее, участники международной конференции по Ливии в Берлине приняли совместное заявление, которое определяет границы политического и военного пути, но нет никаких гарантий, что ОАЭ и Египет, поддержавшие военный переворот во главе с Хафтаром, будут соблюдать достигнутые договоренности.

Нет никаких сомнений в том, что ливийский кризис перешел в принципиально новую фазу после подписания двух меморандумов о взаимопонимании в области безопасности и разграничении морских зон в Восточном Средиземноморье между Правительством национального согласия и Анкарой. Необходимо отметить, что турецко-ливийский меморандум о морских границах еще больше интернационализировал конфликт, который распространился по всей территории Восточного Средиземноморья, так как он затронул страны, которые ранее не были вовлечены в ливийский кризис — Израиль, Грецию, греческий Кипр и Египет.

По мнению экспертов, Турция использует все доступные политические и военные инструменты, чтобы сохранить свое влияние в Восточном Средиземноморье и пытается привлечь на свою сторону Россию, играя на ее интересах в этом регионе. Таким образом, существует вероятность того, что Россия откажется от поддержки Хафтара из-за европейской позиции в отношении Восточного Средиземноморья.

Тем временем Турция пытается создать деликатный баланс между интересами США и России в Восточном Средиземноморье, которое не ограничивается Ливией. Пока не известно, как турки достигнут своих целей: Америка видит в Турции союзника, который может умерить неуемные амбиции Москвы, а Россия, в свою очередь, также видит в Турции союзника в регионе, богатом газом и экспортными трубопроводами.

Что касается внутренней ситуации в стране, то Хафтар оказывает давление на районы, находящиеся под его контролем в восточной части Ливии, во имя собственных интересов. На днях было объявлено о закрытии экспортных терминалов на востоке страны, что вызвало дефицит поставок газа на станции в Бенгази и Аз-Зувейтина. Кроме того, это способствовало увеличению нагрузок на станции в горной местности, где температура иногда падает до нуля градусов.

К слову, Хафтар объявил об этом решении не напрямую, а косвенно через лидеров лояльных ему племенных группировок, что вызвало бурю общественного негодования, а первой реакцией ливийской общественности стало пожелание им смерти.

Ливийский генерал постоянно находится между двух огней. С одной стороны на него оказывают давление Египет и ОАЭ, которые не хотят прекращения боевых действий в Ливии, а с другой стороны на него оказывают давление силы внутри страны, преследующие различные цели. Например, он не может просто проигнорировать требование Мусы Ибрагима (Musa Ibraghim), занимавшего пост представителя ливийского правительства при Муаммаре Каддафи (Muammar Kaddafi), вывести войска из южных районов Триполи. Таким образом, если Хафтар уступит любому политическому решению, то в один прекрасный день город Тархуна будет вынужден в одиночестве противостоять силам Правительства национального согласия.

Подытоживая все вышесказанное, хотелось бы отметить, что любой политический процесс приведет к раздору внутри лагеря Хафтара и его региональных союзников, поэтому ему придется продолжать военные действий независимо от исхода.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.