Предполагаемая причина захвата Национальной ассамблеи Венесуэлы чавистским режимом заключается в том, что Николасу Мадуро необходимо обеспечить Кремлю и Пекину юридическое обоснование передачи в этом году венесуэльского нефтяного бизнеса российским и китайским компаниям.

В 2007 году Уго Чавес создал такую модель нефтяного бизнеса, в которой венесуэльская государственная нефтяная компания PDVSA владеет не менее 60% акций нефтяных предприятий. Однако подобная модель затрудняет передачу нефтяной добычи транснациональным корпорациям, работающим в Венесуэле.

Мадуро знает, что устойчивая тенденция к падению добычи нефти в Венесуэле за последние 2 года (с 573 тысяч баррелей в день в 2018 году до 562 тысяч баррелей в день в 2019 году, согласно вторичным источникам ОПЕК) сильно ограничивает экономическую жизнеспособность чавизма. Поэтому, чтобы предотвратить катастрофу, ему необходимо, чтобы нефтяные транснациональные корпорации России и Китая взяли на себя контроль над нефтяным бизнесом в Венесуэле. Наследник Чавеса надеется, что произойдет спасение производства на заводах «Амуай» и «Кардон», а также восстановление производства в нефтяном поясе Ориноко, в котором в настоящее время добывают 500 тысяч баррелей в день, хотя производственный потенциал составляет 800 тысяч баррелей в день.

Таким образом, стратегия режима Мадуро заключается в том, чтобы подорвать работу Национальной ассамблеи, назначив ее председателем депутата Луиса Парру и запретив Хуану Гуайдо проводить сессию в Законодательном дворце.

В данной ситуации чавизм стремится провести досрочные парламентские выборы в начале второго квартала этого года. Это позволило бы режиму разрушить коалицию демократических сил, сложившуюся в настоящее время в венесуэльском парламенте. И, в зависимости от того, какое решение примут оппозиционные политические партии, чавистский альянс снова сможет получить большинство мест в Ассамблее.

В этом случае Национальную ассамблею возглавит Диосдадо Кабельо. Одновременно будут узаконены нефтяные операции российских и китайских компаний — либо под видом соглашений, либо в результате продажи части акций совместных предприятий. В первом случае соглашения будут аналогичны тем, которые были заключены в 1996 году, после которых Уго Чавес начал политику «полного нефтяного суверенитета» в 2004 году. А продажа акций будет представлять собой приватизацию совместных предприятий, что нарушает «Закон об углеводородах».

Поэтому требование России юридических гарантий перед началом эксплуатации нефтяных месторождений и НПЗ указывает на то, что пребывание Мадуро у власти в ближайшем будущем не гарантировано. Потому что в случае, если Мадуро останется, вероятность окупить инвестиции, вложенные российскими транснациональными корпорациями в эксплуатацию венесуэльских месторождений, будет низкой.

Только высокая вероятность того, что в обозримом будущем Мадуро потеряет контроль над исполнительной властью, может объяснить требование Кремля официально одобрить в Национальной ассамблее соглашения или продажу акций. Это означает, что Россия готовится к концу эпохи Мадуро.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.