Уход Владислава Суркова с госслужбы в медитацию, да еще в день рождения Владимира Зеленского, мотивируется изменением кремлевской политики на «украинском» направлении. Об этом стали говорить еще после того, как ведение переговоров с Украиной было поручено именно Дмитрию Козаку — кстати, уроженцу Кировоградской области. И совершенно понятно о таком зигзаге в карьере Суркова стало несколько дней назад, после перехода Козака с позиции вице-премьера на позицию заместителя главы Администрации президента РФ.

Однако пока нет никаких оснований считать, что кремлевская политика на «украинском» направлении основательно изменится, и не только потому, что формирует ее не Сурков и не Козак, а Путин.

Изменение стратегической линии Кремля на «украинском» направлении (и по вопросу ЛДНР, и тем более по вопросу Крыма) способно существенно подорвать нынешний российский политический режим, а также — личный рейтинг Владимира Путина.

Это вовсе не «шило заменили на мыло»

Внешне — да, «украинская» политика в ближайшее время должна измениться. Но только на уровне стиля и тактики: на смену изысканно-демоническому постмодернистскому стилю Суркова Козак принесет брутально-технократический стиль. (Уже, кстати, на российских федеральных телеканалах стали меньше говорить об Украине.)

Суркова связывают с забуксовавшим и ныне забытым проектом «Новороссии» и с началом активной фазы гибридной агрессии на Донбассе весной-летом 2014 года. В карьере Козака подобных скелетов в шкафу не наблюдалось. Напротив, есть не реализованный, но резонансный «Меморандум Козака» по урегулированию в Приднестровье, одним из гарантов исполнения которого предполагалась Украина. Дмитрий Козак обладает более эффективным инструментарием для решения стратегической задачи Кремля — впихивания ЛДНР в Украину на кремлевских условиях (то есть присоединения не ЛДНР к остальной Украине, а Украины к ЛДНР).

Это вовсе не «шило заменили на мыло», как решили некоторые наблюдатели. Это «злого следователя» заменили «добрым», но упорным и настойчивым.

Поэтому в ближайшее время следует ожидать, что Кремль перейдет от тактики жесткого, иногда ультимативного навязывания своих интересов Украине к тактике «вовлечения» — когда под видом «потепления» российско-украинских отношений, нахождения «конструктива», «уступок» и «взаимной выгоды» российские интересы будут продвигаться в Украине таким образом, чтобы украинское общество еще и радовалось (точнее, испытывало «стокгольмский синдром»). Недавних врагов Кремль будет пытаться превратить в просто противников и даже «проблемных партнеров».

Впрочем, подобная политика уже постепенно реализуется, благодаря взаимопониманию и сотрудничеству по линии «Козак — Ермак». (Примечательно, что помощника президента Украины Андрея Ермака некоторые политологи называют «агентом путинского режима». Отмечается также его возросшее за последние полтора месяца влияние на шефа.)

Итак, за последнее время уже: заключено компромиссное соглашение по прокачке газа через украинскую территорию, Украина отказалась от огромных газовых претензий в обмен на выплату российской стороной 3 миллиардов долларов, произошел обмен пленными (включая тех, на освобождении которых настаивала Москва). Не исключено, что в ближайшем будущем будет предпринята попытка навязать Киеву закрепление в Конституции «особого статуса Донбасса» — в обмен на частичное изменение Минских соглашений (сначала передача контроля над границей — потом выборы) и так далее.

Для России смена тактики на «украинском» фронте крайне актуальна в преддверии надвигающейся лавины политических рисков: начало рассмотрения ‪9 марта дела о сбитом над Донецкой областью Боинге МН-17 в окружном суде Гааги, изменение Конституции РФ, начало реальной избирательной кампании в Госдуму Федерального собрания РФ, анонсированная на апрель встреча в Нормандском формате, 75-я годовщина победы 1945 года и попытка улучшить внешнеполитический имидж — для привлечения на празднование мировых лидеров. Кроме того, усилятся попытки минимизировать европейские санкции против российской экономики.

Для Украины смена кремлевской тактики может иметь ряд неочевидных последствий: утрата инициативы в отношениях с Москвой и Западом, деморализация общества, отказ от военной (шире — враждебной) риторики по отношению к России, усилятся попытки исполнить Минские соглашения в соответствии с «формулой Штайнмайера». Это все способно обострить конфликт между «активной» и «пассивной» частями украинского общества, между «радикалами» и «капитулянтами», что, в свою очередь, может привести к масштабному политическому кризису — вплоть до обвала нынешнего украинского политического режима.

Так что по состоянию на сегодняшний день замена Суркова на Козака может создать Кремлю новые возможности для маневра, а Киеву — новые «подводные камни» и неочевидные угрозы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.