Тревоги Европы и США

Интерес Запада к ситуации вокруг нашей страны растет. Помимо громкого визита госсекретаря США Майка Помпео об этом свидетельствуют и другие события последних дней.

Можно выделить приезд литовского министра иностранных дел Линаса Линкявичуса. Показательно также интервью газете Rzeczpospolita заместителя главы польского дипломатического ведомства Павла Яблонского (с мыслью, что «Белоруссия — это в ближайшие годы один из наших абсолютных приоритетов»). Обратил на себя внимание и растянувшийся аж на четыре дня официальный визит немецкой парламентской делегации, которую, что не очень типично, принял министр иностранных дел Владимир Макей.

Несмотря на то, что эти события практически совпали по времени наверняка случайно, связь между ними прослеживается достаточно отчетливо. Она заключается в том, что Запад, судя по всему, начал осознавать серьезность опасности, нависшей над независимостью нашей страны.

Вильнюс отходит от непримиримой позиции?

Линкявичюс высказал этот тезис напрямую, заявив в Минске, что не только в Литве, но и во всем мире чувствуют нажим Москвы на Беларусь.

Вообще визит литовского министра прошел в теплой атмосфере. В частности, он вместе с белорусским коллегой выступил в Минске на весьма символичном мероприятии, организованном совместно посольствами Польши и США в связи с годовщиной дня рождения Тадеуша Костюшко — руководителя восстания 1794 года против российской оккупации на землях нынешних Польши, Белоруссии и Литвы.

И хотя главный камень преткновения в белорусско-литовских отношениях — почти уже построенная у литовской границы атомная электростанция — не был забыт, риторика представителя Вильнюса на этот раз оказалась более мягкой. Вместо категорического требования закрытия или как минимум перепрофилирования станции было выражено пожелание воспользоваться помощью международных экспертов для принятия более надежных мер безопасности.

Примечательно, что это случилось на фоне недавно ставшего достоянием гласности доклада «Оценка угроз национальной безопасности» за 2019 год, подготовленного спецслужбами Литовской Республики. В документе утверждается, что заинтересованные стороны проекта БелАЭС продолжают игнорировать международные стандарты ядерной безопасности.

Казалось бы, такая информация должна только усугубить твердость литовской стороны, однако на деле наблюдается обратное. К подобному изменению позиции литовских политиков, скорее всего, подтолкнуло резонное соображение, что при всей неуступчивости официального Минска все же лучше иметь дело с ним, нежели — в случае аннексии — с Кремлем.

Не исключено также, что определенную роль здесь сыграл Европейский союз, для которого непримиримость Вильнюса является практически последним препятствием на пути к началу формализации отношений с нашей страной. Литва блокирует подписание Приоритетов партнерства, а принятие этого документа и разработка последующих тоже приобретает особое значение в контексте разворачивающихся событий по линии Минск — Москва.

Как бы там ни было, в нынешней ситуации шаги Белоруссии навстречу встревоженным соседям со всех точек зрения стали бы крайне целесообразными.

Даже при смене парадигмы успех не очевиден

Польский же дипломат Яблонски в своем интервью основной упор сделал на возможные варианты поведения западного сообщества в отношении Белоруссии. Радикальный сценарий сводится к выставлению условий, выполнение которых позволило бы Минску стать партнером Запада. Другой — пошаговые действия в ответ на постепенные политические реформы в стране. Возможно даже, что белорусскому режиму удастся обойтись вообще без больших политических уступок, поскольку Запад сейчас старается подходить к контактам прагматично.

Если такой подход возобладает в Вашингтоне, то, в частности, может облегчиться проблема с доставкой в Белоруссии нефти американскими компаниями. Достаточно будет на необходимый срок продлить регулярно возобновляемый мораторий на формально еще действующие против Белоруссии санкции.

И еще штрих к теме: министерство торговли США уведомило о начале процедуры, по итогам которой Белоруссию могут отнести к странам с рыночной экономикой. Статус «страны с нерыночной экономикой» был автоматически унаследован Белоруссией после распада СССР.

«Присвоение Белоруссии статуса страны с рыночной экономикой позволит устранить дискриминационные методы расчетов размеров ставок защитных пошлин, избежать их необоснованного завышения по отношению к белорусской продукции в США и будет способствовать наращиванию белорусского экспорта в США», — говорится по этому поводу в сообщении белорусского Министерства экономики.

Впрочем, перспективы укрепления связей Минска с Западом во многом зависят от договоренностей с Москвой. Но на восточном фронте пока глухо. По итогам встречи президентов в Сочи стало ясно, что прорыва белорусской стороне ждать не стоит — газ будет поступать по прошлогодним ценам, а нефть — по мировым.

А это дает официальному Минску еще больше оснований апеллировать к Западу. Вот только все равно остаются большие сомнения: удастся ли тому выработать эффективную стратегию, не идя при этом на новую конфронтацию с Кремлем. К которой Запад, похоже, совсем не готов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.