Что сейчас является самым главным в двусторонних американо-китайских отношениях? В области торговли между двумя странами к настоящему времени достигнуто первое соглашение, которое существенно снизило остроту «войны таможенных тарифов» между ними. Более того, разразившаяся в Китае эпидемия коронавируса добралась и до Соединенных Штатов. Сегодня на повестку дня выдвигается даже некое сотрудничество между США и Китаем в области предотвращения дальнейшего распространения вируса.

Так что же тогда самое важное в сложных и противоречивых отношениях между Америкой и Китаем? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно прежде всего посмотреть на американо-китайское противостояние в военной сфере. Как каждая из сторон оценивает другую, какие меры готовятся они предпринять? Именно в этом и лежит сейчас важнейшая составляющая американо-китайских отношений.

Как представляют себе два эти государства друг друга в военной сфере? Как реально готовятся к своей обороне?

Что касается Америки, то совсем недавно мы получили свидетельства ее подходов к этим проблемам из уст влиятельного и ответственного чиновника администрации Трампа. Стало совершенно ясно, что эта администрация видит в лице Китая серьезную угрозу и полагает, что американо-китайское противостояние может в обозримой перспективе развиться до уровня военного столкновения. В связи с этим Вашингтон предпринимает решительные меры для того, чтобы в войне с Китаем наверняка добиться победы. Очагом возгорания такого конфликта, как полагают, может стать, например, военное столкновение Америки и Китая вокруг островов Сэнкаку.

Существо американской военной стратегии в отношении Китая в значительной мере прояснилось из показаний чиновника высокого уровня Министерства обороны США, ответственного за военную политику Америки в отношении Китая, которые он дал в Сенате. В них представления и действия США в отношении Китая в военной сфере сформулированы очень конкретно и точно. Если их изложить в самом обобщенном виде, то они звучат так: «США воспринимают действия Китая, предпринимаемые им в последние годы, как серьезную угрозу разрушения того мирового порядка, во главе которого стоит Америка. В этой связи Соединенные Штаты готовятся даже к самому плохому сценарию развития событий — военному столкновению с Китаем».

Упомянутым высокопоставленным чиновником администрации Трампа является Чад Сбраджиа (Chad Sbragia), помощник заместителя министра обороны США, который 20 февраля дал показания специальной Сенатской комиссии по вопросам безопасности и торговли с Китаем.

Эти слушания имели определенную тему, а именно: «Противодействие усилению военной мощи Китая и национальные интересы США». Их целью было с участием представителей администрации и гражданских экспертов обрисовать реальную картину модернизации китайских вооруженных сил, проходящей «драматическими масштабами и темпами», и на этой основе выработать соответствующие предложения по противодействию ей.

В своих показаниях Чад Сбраджиа выделил следующие основные моменты, касающиеся военной политики Китая:

— Китай в настоящее время неотступно осуществляет масштабное усиление своего военного потенциала. Только по официальным данным, его военные расходы, составлявшие в 1999 году 28 миллиардов долларов, в 2019 году с пугающей скоростью возросли до 177 миллиардов. Однако в Китае государство финансирует многочисленные инфраструктурные и другие связанные с армией расходы, так что в реальности военный бюджет Китая на сегодня в несколько раз больше.

— Численность китайских вооруженных сил составляет в настоящее время 2 миллиона человек. Вместе с тем китайские военно-морские силы, например, относятся к самым многочисленным в мире. Китай создал значительный арсенал баллистических и крылатых ракет, у него есть новейшие боевые самолеты, он активно использует в военных целях киберпространство и космос. В целом Китаю удалось успешно осуществить самую амбициозную программу военной модернизации в современной истории.

— Особенно при нынешнем режиме Си Цзиньпина Китай укрепил курс на «единение армии с народом» и использует свои вооруженные силы в качестве важнейшего фактора «Возрождения Великого Китая» — той государственной политики, которая должна обеспечить безусловную власть марксистско-ленинской идеологии в стране к столетию создания КНР — 2049 году. Кроме того, китайская армия является, по взглядам китайских политиков, важнейшим инструментом для обеспечения лидирующего места Китая в мире.

— Одна из целей военного усиления Китая состоит в установлении своей гегемонии в акватории Индийского и Тихого океанов, а также в захвате Тайваня. Для этого Китай планирует не только военное подавление Тайваня, но и сдерживание вмешательства в этот конфликт американских вооруженных сил. Кроме этого, Китай расширяет свой военный потенциал дальнего действия для обеспечения безопасности реализации своего амбициозного проекта «Один пояс — один путь».

— Китай рассчитывает с помощью военной силы ослабить позиции США в Индо-Тихоокеанском регионе, и наоборот, усилить здесь свое военное, политическое и экономическое влияние. Он преследует цель подавить суверенитет государств региона и расширить здесь свой экономический диктат.

— Очагами конфликтов, способных привести к военному столкновению Китая с США, являются Тайваньский пролив, Южно-китайское море, острова Сэнкаку и Корейский полуостров. Китай преследует цель понизить возможности американских вооруженных сил по действиям вдали от своих баз, и наоборот, усилив свое военное присутствие в регионе, повысить уровень сдерживания войск США в данном ареале.

Дав изложенные выше показания по оценке целей китайской военной стратегии и действий Китая по усилению своего военного потенциала, Сбраджиа изложил перед комиссией и те меры, которые могут помешать этим стратегическим замыслам Китая.

Во-первых, США должны разрабатывать и ставить на вооружение новейшие военные технологии для значительного усиления боеспособности американской армии и обеспечения победы в будущей войне с Китаем.

Во-вторых, они должны всемерно укреплять военное единство со всеми своими союзниками в регионе. Необходимо повышать с их армиями совместимость вооружений, усиливать совместную боевую учебу и маневры. Цель Америки должна состоять в обеспечении существования «свободного и открытого» Индо-Тихоокеанского пространства.

В-третьих, в том случае, если Китай все же не решится в обозримой перспективе прибегнуть к применению военной силы для достижения своих амбициозных планов по установлению своей гегемонии в регионе и будет склоняться к поддержанию нынешнего статуса-кво, Америке тоже следует пойти на развитие мер доверия с целью избежания случайного военного столкновения с Пекином. В то же время США должны проводить здесь военную политику, основанную на реальной оценке ситуации.

В-четвертых, вместе с тем пока Китай будет продолжать свою нынешнюю линию на расширение своей гегемонии в регионе, Америке следует поддерживать высокую боеготовность своих вооруженных сил, исходя в том числе и из возможности реального военного столкновения с Китаем вокруг Тайваньского пролива, островов Сэнкаку и т.д. США должны обеспечить себе способность достичь победы в военном столкновении с Китаем. Поддержание такой способности американских вооруженных сил является реальным элементом предупреждения войны и фактором сдерживания Китая.

Таким образом, из вышеизложенного видно, что администрация Трампа настроена категорически против военного усиления Китая и его гегемонистских амбиций. В основу своей стратегии на китайском направлении Америка ставит всемерное сдерживание соответствующих амбиций Китая. В Америке допускают, что при самом неблагоприятном развитии событий между США и Китаем возможно возникновение полномасштабной войны. Готовясь к такой ситуации, США должны обеспечить себе способность добиться победы в этой реальном военном столкновении.

Именно выдвижение тезиса об «обеспечении способности США добиться победы в войне» в качестве лучшего способа предупреждения реального военного столкновения и является основой военной политики администрации Трампа в области национальной обороны. Эту политику в отношении Китая еще раз ясно сформулировал помощник заместителя обороны США Чад Сбраджиа в своих показаниях в Сенате.

Японии теперь тоже придется четко осознавать эту военную линию американской администрации по отношению к Китаю.

Ёсихиса Комори — ветеран японской журналистики. Специальный корреспондент-резидент газеты «Санкэй симбун» в Вашингтоне. Приглашенный профессор университета «Рэйтаку» (Япония). Многие годы работал корреспондентом и руководителем корпунктов газет «Майнити симбун» и «Санкэй симбун» во Вьетнаме, Вашингтоне и Пекине. Лауреат многих японских престижных премий в области журналистики. Автор многих книг: «1300 дней корреспондента во Вьетнаме», «Антияпонское лобби в Китае и Корее», «Трамп не допустит усиления Китая» и др. Живет в Вашингтоне. 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.