У коронавируса появилась еще одна жертва: альянс ОПЕК и России. 6 марта Москва отказалась принять затребованное Саудовской Аравией сокращение добычи нефти с целью предотвращения падения цен. Эр-Рияд хотел уменьшить добычу на 1,5 миллиона баррелей в день. Москва сказала «нет». В результате Саудовская Аравия тоже отказалась от сокращения и даже предоставила клиентам скидку в 6-8 долларов за баррель. Торговая война повлекла за собой панику на рынках. Цена барреля упала на 20 долларов за один день до отметки в 35 долларов.

«Пуэн»: Почему Саудовская Аравия в итоге отказалась от сокращения производства?

Франсис Перрен: Саудовской Аравии не понравилось российское «нет», и она решила перейти от стратегии защиты цен к стратегии защиты своей доли рынка. Это ознаменовало собой конец трех лет сотрудничества стран ОПЕК и десяти не входящих в организацию государств, в том числе России.

— С чем связано решение России разорвать это сотрудничество?

— Российский отказ связан с тремя факторами. Прежде всего, российские нефтекомпании были против очередного сокращения добычи. В прошлом они уже не раз соглашались на него. И они заявили властям о своей позиции. Далее, Москва считает, что кризис с коронавирусом временный, и что терять голову нет причины. Достаточно просто переждать, пока все не наладится. Наконец, в России видят, что американские конкуренты стали первым производителем нефти в мире. Россия видит, что США продолжают наращивать производство и завоевывать клиентов. С учетом состояния отношений двух держав, Россия не могла оставаться безучастной. Поэтому она вступает в противостояние.

— Может ли она победить?

— Она на это рассчитывает. Она надеется, что низкие цены заставят американские компании закрыть скважины. Не стоит забывать, что в США нефтедобыча находится в руках частных предприятий, которые оценивают ситуацию с точки зрения рентабельности и резервов. Это возможный сценарий. К тому же, так уже было в 2016 году, когда нефть упала ниже отметки в 30 долларов. Рост американской добычи тогда остановился.

— Чего можно ждать сейчас?

— Решение за Россией. Если она посчитает, что ценовая война слишком затянулась, то она может вернуться за стол переговоров со странами ОПЕК. Как бы то ни было, в этом деле немалую роль играют эго и национальная гордость.

— Не идет ли Россия на финансовый риск, позволяя котировкам опуститься так низко?

— По данным МВФ, российский бюджет находится в точке равновесия при цене больше 42 долларов за баррель. То есть, можно сказать, что Москва находится в более выгодном положении и обладает большей свободой маневра по сравнению с Саудовской Аравией (для нее этот показатель составляет 83 доллара) и даже американскими производителями. Она также обладает существенными финансовыми резервами. Тем не менее эта цифра не принимает во внимание множество факторов. Российские власти и сами признают, что идеальной отметкой для них было бы 50 долларов. Российская экономика уже сильно пострадала, когда цены упали со 115 до менее 30 долларов с 2014 по 2016 год. Как бы то ни было, нынешние цены в 35-36 долларов за баррель не устраивают никого. Вопрос в том, сколько продлится такая ситуация. Если она затянется на год, это отразится на социально-экономическом равновесии стран-производителей.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.