Давайте (уже не впервые) поинтересуемся, насколько Владимир Путин и наследный принц Мухаммед бен Салман знают, что делают.

Нефть рухнула до 35 долларов за баррель из-за внезапной ссоры между Россией и Саудовской Аравией, и произошло это на фоне потрясений в мировой экономике, вызванных коронавирусной инфекцией COVID-19. В результате могут обанкротиться многие американские сланцевые компании (думают ли об этом Путин и Салман?). Но оборудование этих компаний сохранится, права на бурение никуда не денутся. Сотрудники сохранят свои профессиональные навыки. Все будет в руках кредиторов, которые очень заинтересованы в сохранении прибылей и в дальнейшем применении технологий с целью снижения затрат и возвращения рентабельности добычи.

У США богатые запасы предпринимательского капитала. Там высокоразвитый частный акционерный капитал, способный скупить упавшие в цене активы и вернуть их в игру, как это не раз бывало в последнее десятилетие. США обязательно воспользуются циклическим восстановлением нефтяных цен, на которое надеются саудовцы и русские.

Но гораздо важнее другое. Да, США являются крупнейшим в мире нефтедобытчиком, однако нефть занимает лишь крошечную долю в американской экономике. То, что Америка потеряет в нефтяном секторе (зарплаты, прибыли), она компенсирует за счет снижения цен на газ для потребителей и энергозатрат в перерабатывающих отраслях. Плюс к этому, наша политическая система на всех уровнях направлена на то, чтобы смягчать недовольство предприятий и компаний, испытывающих трудности. А еще нам предстоят общенациональные выборы, на которых одних лодырей можно будет вышвырнуть, а других поставить у власти.

Отчаяние диктаторов вполне понятно, но все остальное в их ссоре необъяснимо. Саудовская Аравия и Россия не могут предложить миру ничего, кроме нефти и газа. Их политические системы плохо приспособлены к преодолению потрясений, выпадающих на долю этих стран. России для сохранения бездефицитного бюджета нужна цена в 50 долларов за баррель с учетом того, что вариантов с заимствованиями в условиях санкций у нее немного. А 50 долларов за баррель вряд ли спасут миллионы россиян, которые не получают зарплаты от государства.

Говорят, что у Саудовской Аравии самая низкая в мире себестоимость добычи, составляющая три доллара за баррель, если затраты считать узко. Но добавьте сюда субсидии, которые нужны постоянно, чтобы держать в узде своенравных принцев и общественные классы, и вы придете к тому, что правительству Саудовской Аравии нужна цена в 90 долларов за баррель для сохранения той политической модели, которую она сама себе навязала.

По крайней мере, позицию Салмана можно объяснить. Его легитимность явно подвергается сомнениям, судя по арестам членов королевской семьи, произведенным в эти выходные из-за обвинений в подготовке переворота. Если Салман сейчас отдаст Кремлю традиционную роль Саудовской Аравии как ценового лидера, это вряд ли подкрепит его притязания на трон, который он хочет унаследовать от отца.

Путин 20 лет назад взошел на вершину власти, оседлав волну нефтяного бума. Но то, в какой степени он усвоил премудрости энергетической политики даже своей собственной страны, является предметом спора. Похоже, он часто теряется, боясь занять ту или иную сторону в спорах между олигархами, даже когда они создают угрозу его тщательно отрепетированным ласковым улыбкам, которыми Путин одаривает западные нефтяные компании типа «Шелл» и «Би-Пи». В 2003 году он раздавил «ЮКОС» и бросил за решетку его импресарио, устранив тем самым опасность для себя со стороны этого сторонника демократии. А еще он начал медленно душить связи с Западом, которые дорого обходились ему и его закадычным дружкам. Стоило недавно Дональду Трампу щелкнуть пальцами, и настал конец драгоценному трубопроводу Путина «Северному потоку — 2», строительство которого близилось к завершению.

Накануне разыгранной во вторник парламентской постановки театра кабуки ничто в путинском плане не провоцировало обвал нефтяных цен. 83-летний депутат Валентина Терешкова, покрывшая себя неувядаемой славой в советские времена как первая в стране женщина-космонавт, предложила внести поправку в конституцию, которая позволит Путину находиться у штурвала власти вечно.

«Президент является гарантом конституции», — сказал Путин, соглашаясь с предложением Терешковой. Но в этом предложении он явно перепутал субъект и объект.

Эти поправки должны быть утверждены российским судом, в котором судьи всем обязаны Путину. Будет и плебисцит, который может стать испытанием даже для путинской утонченной системы подтасовок. По данным опросов, его популярность снижается, и это при том, что у респондентов возникают обоснованные подозрения, что их телефоны прослушиваются. А мощный удар по нефтяным доходам, на долю которых приходится 30% ВВП, вряд ли улучшит его положение. А теперь вспомним, что в украинской революции 2014 года так напугало Путина: эта постсоветская республика восстала против коррумпированной и доведшей население до нищеты диктатуры.

Сторонники свободной торговли и свободного перемещения людей, которых иногда высмеивает Трамп, называя глобалистами, лелеяли надежду на то, что планета станет богаче и свободнее, если будет действовать сообща. Некоторые из нас лелеют ее до сих пор.

Но как это ни парадоксально, от этого отступления больше всего страдают авторитарные государства. Китай зависит от всего мира, который покупает его многочисленные товары. Россия и Саудовская Аравия пигмеи в экономическом плане, которым нужна быстро развивающаяся мировая экономика, покупающая их нефть. В мире, перешедшем в отступление, будет меньше процветания и гармонии, но в таком мире быть Америкой гораздо лучше, чем кем-то еще.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.