Прошло девять лет с тех пор как 15 марта 2011 года, сирийский народ сумел сломать «стену страха», мирно выступив за демократический переход. Режим Асада жестко подавил народный протест при безоговорочной поддержке Ирана и России, которые с каждым годом все больше поддерживают сирийское правительство. Западные и арабские страны, поддерживающие оппозицию, не предоставили ей эффективных средств для свержения диктатуры, обострив раздробленность среди вооруженных группировок. Отказ Обамы от вмешательства в конфликт после химической атаки в августе 2013 года расчистил путь для ИГ*, по которому США и их союзники наносили сосредоточенные удары, оставляя российским ВВС вести обстрел зон, удерживаемых оппозицией. То же самое происходит в течение нескольких месяцев в Идлибе, на северо-западе страны, который превращается для Сирии в тупик, как сектор Газа для Палестины.

Фабрика гуманитарной катастрофы

ООН назвал трагедию Идлиба «величайшим гуманитарным кошмаром 21 века». С момента беспощадного наступления Асада и Москвы в декабре прошлого года, в городе находится три миллиона человек, в том числе один миллион вынужденных переселенцев. Но сотни тысяч мирных жителей были вынуждены спасаться бегством от предыдущих атак, несмотря на процесс «деэскалации», начатый Москвой и Анкарой в 2017 году. С 2016 года, серия договоров о капитуляции с различными повстанческими группировками, заключенных режимом Асада при поддержке России, позволила тысячам повстанцев вместе с семьями укрыться в Идлибе. Таким образом, Идлиб стал не только последним регионом, продолжающим противостоять диктатуре, но и убежищем оппозиции, ставшей еще более непримиримой, понимая свое безнадежное положение. Таким образом, одобренная Москвой тактика систематического разрушения инфраструктуры, санитарной в том числе, для подавления сопротивления власти может лишь усугубить и без того ужасную гуманитарную ситуацию.

Точно также из-за конфликта между Израилем и Египтом в 1948-1949 годах появился сектора Газа. Тогда в результате этого конфликта четверть арабского населения оказалась на 1 % территории исторической Палестины. Две трети жителей остальной части Палестины нашли там свое убежище. Это соотношение сохраняется и по сей день среди двух миллионов нынешних жителей анклава, который с 2007 года подвергается фактической блокаде Израиля и Египта. Этот естественный барьер в Синайской пустыне не позволил палестинцам бежать в Египет в 1948 году, избавив его от толп беженцев из Иордании, Сирии и Ливана. Но Турция, где на сегодняшний день уже проживают 3,5 миллиона сирийских беженцев, полна решимости запретить беженцам из Идлиба въезд на свою территорию. А ООН считает их «вынужденными переселенцами», так как они не покидали Сирию. Но они готовы на все лишь бы больше никогда не жить под игом Асада.

Худший из кошмаров

Сектор Газа находился под оккупацией Израиля с 1967 по 2005 год. Затем исламисты из ХАМАСа воспользовались односторонним выходом Израиля и превратили территорию в свой бастион, несмотря на разрушительные атаки Израиля в 2008-2009, 2012 и 2014 годах. Асад заявляет о своем желании завоевать Идлиб, но его сдерживает противостояние между Москвой и Анкарой, завершившееся в начале 2018 года оккупацией Турцией зоны, близкой к Африну. Как и Израиль, несмотря на свои попытки уничтожить угрозу со стороны сектора Газа в итоге смирился с тем, что может ее только сдерживать, так и Асад будет ограничен в действиях желанием Турции закрепиться на сирийской земле. В обоих случаях конфликты позволят боевикам подавить несогласных и установить свою власть в осажденном анклаве. ХАМАС в Газе, Хайят Тахрир аш-Шам* в Идлибе.

Молодые повстанцы в Газе говорят о «худшем из кошмаров», когда описывают свою повседневную жизнь под властью ХАМАСа на фоне израильских бомбардировок и блокады. Противники Хайят Тахрир аш-Шам* уже заплатили высокую цену за сопротивление в Идлибе, о котором было объявлено в сентябре прошлого года в видеообращении и в котором участвовали десятки неизвестных. Гуманитарная катастрофа, ослабляющая население, которое сосредоточено на выживании, облегчает контроль над ополченцами в Газе и в Идлибе. Такое сравнение не совсем верное, и параллель, проведенная между двумя исторически очень противоречивыми конфликтами, ставит своей целью прежде всего подчеркнуть жестокий урок этой девятой годовщины: активная или пассивная поддержка сторонников военной эскалации, в ущерб любого политического решения способствует возникновению нового гуманитарного тупика в центре и без того крайне нестабильного региона.

*террористические организации запрещены в РФ

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.