Текущий кризис, вызванный падением мировых цен на нефть и пандемией COVID-19, укрепляет скептическое восприятие перспектив экономического роста России в 2020 году. Поскольку при таких низких ценах на нефть новых поступлений в российский Фонд национального благосостояния ожидать не стоит, вполне возможно, что реализация широко разрекламированного путинского плана социальной поддержки может оказаться попросту невозможной. Рост инфляции, повышение цен и снижение покупательской способности населения уже стали неизбежными в связи с распространением COVID-19 и падением мировых цен на нефть, и они неминуемо отразятся на политической стабильности и результатах выборов в России.

Как и во многих других странах российские фондовые рынки всерьез пострадали, а рубль продолжает слабеть. Между тем снижение цен на нефть угрожает России с точки зрения сбалансированности ее бюджета. Хотя в настоящее время в распоряжении России есть весьма значительные резервы, которые позволят ей пережить текущее снижение поступлений в бюджет, некоторые источники расходов, на которые правительство ранее рассчитывало, могут стать недоступными. Кроме того, экономика России может прекратить рост или даже столкнуться с сокращением ВВП, тогда как растущая инфляция может еще больше понизить и без того уменьшающуюся покупательскую способность населения.

Бюджеты под давлением

Несмотря на потенциальное воздействие, которое текущий кризис может оказать на российскую экономику, реакция правительства в смысле мер экономического стимулирования и прямого вмешательства пока остается относительно сдержанной. Множество корректировок в условиях, когда мировые цены на нефть опускаются ниже заложенных в бюджете 42,20 доллара за баррель, происходят автоматически, однако они лишь помогают смягчить макроэкономический удар и не обеспечивают никакого экономического стимулирования. Когда цены на нефть опускаются ниже уровня, заложенного в федеральном бюджете, недопоступления в бюджет автоматически начинают покрываться за счет валютных резервов. То есть центробанк начнет продавать иностранную валюту за рубли, чтобы компенсировать нехватку доходов при ценах на нефть ниже 42,20 доллара за баррель. Имея в своем распоряжении более 450 миллиардов долларов валютных резервов, Россия может с легкостью пережить еще пять лет с ценой на нефть в районе 30 долларов за баррель, не истощив при этом свои запасы, — а даже пессимисты не считают, что цены на нефть будут держаться на таком низком уровне в течение такого длительного периода времени.

Однако падение цен на нефть может оказать гораздо более заметное негативное воздействие на российские регионы. По некоторым оценкам, большинству российских регионов, вероятно, придется потратить все их резервы (примерно 20 миллиардов долларов на все региональные администрации при том, что половина этой суммы приходится на Москву и Московскую область) в 2020 году, чтобы компенсировать недопоступления в бюджеты и слабость рубля. И даже в этом случае многим из них придется брать довольно существенные коммерческие займы или получать субсидии из федерального бюджета. Стоит отметить, что эти оценки основаны на предположении о том, что цена на нефть частично восстановится во второй половине 2020 года. Если этого не случится, администрации регионов могут столкнуться с еще более неблагоприятными условиями, и, вероятно, им потребуется существенная финансовая помощь от федерального правительства, если их долговое бремя окажется непосильным.

Недоступные резервы

Хотя Россия продолжает настаивать, что ей хватит резервов на то, чтобы компенсировать недопоступления доходов, та часть федерального бюджета, которая будет играть политически важную роль в ближайшие несколько лет, может оказаться недоступной при нынешних ценах на нефть. Чтобы покрыть расходы на реализацию программы социальной поддержки, о которой президент Владимир Путин объявил 15 января, российское правительство готовилось совершить особый бюджетный маневр, чтобы подкрепить федеральный бюджет за счет средств из Фонда национального благосостояния. Хотя правительство не может напрямую взять средства из этого фонда, оно планировало заставить центробанк продать его контрольный пакет акций Сбербанка Фонду национального благосостояния и заплатить часть полученных от продажи доходов в федеральный бюджет.

Чтобы эта сделка состоялась, Фонд национального благосостояния необходимо будет существенно увеличить, чтобы достичь необходимого уровня ликвидности. Однако генерация ликвидности в Фонде национального благосостояния происходит посредством изъятия доходов от продажи нефти сверх индексированной стоимости. В этом году этот фонд не принесет никаких доходов в связи с тем, что цена на нефть ниже 41,60 доллара за баррель. Поскольку ликвидности фонда недостаточно для того, чтобы оплатить первую порцию акций Сбербанка, несмотря на падение стоимости его акций, эту сделку перенесли с июня на декабрь, а, если цены на нефть к тому времени не восстановятся, ее снова отложат.

Другим важным элементом финансирования программы социальной поддержки было перенаправление средств, предназначенных для Пенсионного фонда. Это было возможным в начале года, поскольку сам Пенсионный фонд оказался более прибыльным, чем ранее ожидалось. Но, поскольку сейчас показатели российской экономики в целом снижаются, снижается и доходность активов Пенсионного фонда. Это значит, что у российского правительства, вероятно, не будет возможности перенаправить средства, которые были изначально предназначены для Пенсионного фонда, если оно не хочет существенно ослабить этот фонд.

Проблемы, связанные с использованием средств Фонда национального благосостояния и Пенсионного фонда, означают, что, вполне возможно, федеральный бюджет не позволит реализовать поставленные Путиным цели по социальной поддержке или что их реализация потребует сокращения других запланированных расходов.

Негативный прогноз

На фоне падения мировых цен на нефть российское правительство внесло коррективы в свои прогнозы касательно поступлений в бюджет и уровня инфляции на 2020 год. Однако оно продолжает настаивать, что все поставленные задачи по расходам на социальную сферу и по достижению экономического роста в 1,9% будут выполнены. Между тем аналитики

в Счетной палате Российской Федерации настроены менее оптимистично и предупреждают, что в 2020 году Россию может ожидать нулевой экономический рост или даже рецессия на фоне роста уровня бедности. Счетная палата традиционно придерживается менее оптимистичного взгляда, нежели правительство страны, и ее прогнозы зачастую оказываются ближе к реальности. В данном случае многие российские финансовые аналитики поддерживают точку зрения Счетной палаты. Более того, по мнению некоторых финансовых аналитиков, если в течение этого года мировые цены на нефть не восстановятся и не достигнут среднего уровня в районе 40 долларов за баррель, уровень инфляции в России может превысить отметку в 7%, страна погрузится в рецессию, а ВВП сократится на 1,5% или более.

По мере роста инфляции — изначально прогноз на 2020 год составлял 2,2%, однако теперь она может превысить 4%, — в России будет расти цена на товары массового спроса. Между тем зарплаты россиян, которые так и не восстановились после кризиса 2015-2017 годов, расти не будут. Путин попросил правительство и центробанк сделать все возможное, чтобы оградить россиян от последствий текущего кризиса, но их возможности ограничены. Государственная Дума продолжает работать над законопроектами, касающимися программы социальной поддержки, однако остается неясным, сможет ли она довести дело до конца без каких-либо корректировок. Снижение покупательской способности населения превратилось в весьма серьезную политическую проблему в прошлом году, а текущий кризис лишь усугубит ситуацию.

Это повышает вероятность политических волнений и может негативно сказаться на популярности правительства накануне референдума по вопросу о внесении поправок в конституцию, который назначен на 22 апреля, а также выборов в Государственную Думу, которые пройдут в следующем году. В данный момент контролю «Единой России» над российским парламентом и принятию поправок к конституции вряд ли что-то всерьез угрожает. Однако тяжелая экономическая ситуация влечет за собой рост поддержки оппозиционных партий, которые могут попасть в российский парламент и закрепить за собой пусть немногочисленное, но все же постоянное присутствие внутри российских политических институтов. Эти оппозиционные партии смогут более эффективно конкурировать с представителями «Единой России» на выборах губернаторов и региональных законодательных органов в сентябре 2020 года. Вероятнее всего, Кремль помешает большинству реальных оппозиционных кандидатов принять участие в таких выборах — прежде он уже это делал. Но нарастающий экономический кризис может привести к возобновлению продемократических протестов в преддверии этих выборов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.