Устоит ли Россия под ударом начатой ей ценовой войны на рынке нефти с Саудовской Аравией и назревающей мировой рецессии в связи с Covid-19? Несгибаемый до недавнего времени в этом плане Владимир Путин все же признал важность стабильности котировок черного золота во время беседы с Дональдом Трампом во вторник.

Премьер-министр Михаил Мишустин проявил завидный оптимизм, когда заявил, что падение цен на нефть и нестабильности мировых рынков открывают новые возможности перед российской политикой импортозамещения, которая значится в числе приоритетов после введения американских и европейских санкций в ответ на аннексию Крыма в 2014 году.

Эксперты высказываются гораздо сдержаннее и опасаются помимо прочего за последствия для запущенных российским правительством масштабных проектов в случае продолжения кризиса после летнего периода. «В краткосрочной перспективе угроз для макроэкономического и бюджетного равновесия не видно, а плавающий курс рубля выполняет функцию клапана», — отмечает директор франко-российского центра «Обсерво» Арно Дюбьен. «Баррель на уровне 35 долларов является приемлемым показателем, если, конечно, кризис не затянется слишком надолго», — полагает Евгений Гавриленков из Высшей школы экономики. Нынешний показатель ниже на 10 долларов. «Доля углеводородов уменьшилась до 39% поступлений в федеральный бюджет. Мы можем использовать резервы и привлечь займы на рынке», — добавляет он.

В Минфине даже заявили, что имеющихся средств хватит, чтобы не допустить дефицита бюджета в течение 5-10 лет при цене на нефть в 25-30 долларов за баррель.

Такое утверждение звучит не слишком убедительно. «Если международная обстановка окажется более серьезной, чем предполагалось, правительственные резервы быстро иссякнут», — предупреждает аналитик ФБК «Грант Торнтон» Иван Николаев. По его словам, тенденция однозначная: ни нефть, ни рубль не вернутся к прежнему уровню.

Удар по социальной программе

Считающийся либералом Алексей Кудрин, глава Счетной палаты и бывший министр, ставит неутешительный диагноз: «Если мы будем сегодня ориентироваться на цену примерно в 35 долларов при курсе около 72 рублей, то мы не получим около 3 трлн рублей нефтегазовых доходов». По его словам, дефицит бюджета в 2020 году может составить чуть меньше 2% ВВП. К тому же он сделал этот прогноз еще в начале марта, то есть до усиления пандемии в России и США. Как и в других странах мира, составленные за последние месяцы прогнозы больше не имеют смысла. Пересмотренные цифры в России должны представить до 9 апреля.

«В обстановке, когда Россия улучшила свои макроэкономические показатели в прошлом году, Covid-19 может повлечь за собой пагубные последствия», — говорит Йохан Вандерплаетсе, глава Ассоциации европейского бизнеса, которая включает в себя 500 работающих в России предприятий. По его словам, есть два сценария. По первому, оптимистическому, вирус исчезнет летом, и ситуация вернется к нормально осенью. По второму, пессимистическому, нас ждет вторая волна вируса осенью, когда еще не будет готова ни одна вакцина. Бизнес может серьезно пострадать«. Кроме того, правительственные планы и объявленная Владимиром Путиным в январе масштабная социальная программа могут оказаться по вопросом, если власти начнут активно перенаправлять средства на поддержку рубля, борьбу с безработицей и банкротством.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.