Трамп и его «менеджеры» по военной части ведут дело к выходу из просуществовавшего 28 лет договора, предназначенного для того, чтобы снизить риск случайной войны между Западом и Россией. Снизить путем взаимного разрешения разведывательных полетов над территориями двух враждующих сторон.

Несмотря на пандемию коронавируса, которая отложила рабочую встречу Совета по национальной безопасности по вопросу о Договоре по открытому небу, министр обороны США Марк Эспер и госсекретарь Майк Помпео уже выступили по этому вопросу в унисон. Они оба согласились вести дело к выходу США из этого договора. Об этом говорят сразу два источника, посвященные в планы администрации президента США.

Вскоре ожидается и декларация о намерениях по этому поводу, а формальное сообщение о будущем выходе из договора будет опубликовано позже, скорее всего в конце фискального года в сентябре. США перестанут быть участником договора через шесть месяцев после этого заявления. Так что, если новый президент США будет избран в ноябре, решение о выходе из Договора еще может быть отменено до вступления в силу.

Договор по открытому небу попал на мушку администрации Трампа еще долгое время назад. Президент уже в прошлом году подписал декларацию о намерении выйти из договора. А его администрация намерена идти вперед со своим планом разрыва еще одного успешного договора по контролю над вооружениями — разрыва, запланированного на ближайшие месяцы. Невозможно преувеличить слабость выдвигаемых [Трампом] против договора обвинений. Наша оппозиция договору не базируется ни на каких реальных недостатках договора. Ее подстегивает идеологическая ненависть к любым соглашениям по контролю над вооружениями. Наши «ястребы» просто хотят использовать мелкие российские нарушения, которые российская сторона уже откорректировала. Используют «ястребы» и абсурдный фискальный аргумент. Мол, замена используемых для разведывательных полетов самолетов в соответствии с договором оборачивается слишком большими расходами. Этот аргумент и привел Эспер в оправдание выхода США из договора: можно, мол, сэкономить деньги, не осуществляя замену двух «боингов» модели OC-135B.

Конгресс уже одобрил в прошлом году выделение 41,5 миллиона долларов на замену самолетов. Тем не менее заявленный бюджет Пентагона, опубликованный в феврале, не содержал ничего об оплате расходов на новые самолеты. Министр обороны Эспер сообщил Конгрессу, что все еще ждет решения президента по этому поводу.

В то самое время, когда нынешняя администрация швыряет миллиарды на ядерные арсеналы, это просто смешно — утверждать, будто США не могут оплатить скромнейшую сумму, нужную для продолжения доверительных полетов. Деньги тут — не реальная проблема. Договор позволяет всем участникам быть в курсе того, что делают другие страны для своей обороны, таким образом снижая шансы на эскалацию или вспышку войны по причине простого недоразумения. Выйти из договора — это значит искусственно ослепить и себя, и других. Такое действие оставит нас с меньшим количеством информации, чем мы могли бы иметь. Хуже того, выход из договора будет означать, что останутся в полном неведении наши союзники. Ведь многие из них просто не имеют возможности проводить достаточно дорогие разведывательные полеты.

Помимо того, договор играет стабилизирующую роль, обеспечивая хоть какое-то постоянное взаимодействие между США и Россией. Кайл Мицоками пишет об этом:

«Договор по открытому небу — это символ сотрудничества между двумя недоверчивыми странами, и в этом смысле он является образцом правильного поведения. Он включает в себя своеобразный механизм успокоения: когда вы позволяете потенциальному противнику пролететь над вашей территорией, вы посылаете всему миру сигнал, что напряженность между вашими странами низкая. И, наконец, Договор об открытом небе позволяет обеим сторонам лучше узнать друг друга в процессе таких контактов, создавая условия для лучшего взаимодействия и коммуникации на уровне инспекторов.

«Ястребы» жалуются насчет нарушений с российской стороны, но эти нарушения на самом деле не составляют реальную проблему. Да, Россия на короткое время ограничила полеты над Калининградом, но эти ограничения давно сняты.

Россия наложила ограничения на полеты в Калининградской области после того, как польский самолет совершил такой зигзагообразный облет этой территории в 2014 году, что в тот день пришлось прекратить все российские полеты над Калининградом. В феврале Россия вновь разрешила облеты.

Когда же Россия наложила ограничения на целый ряд регионов, США ответили симметричными мерами. У США есть возможности для ответа на российские ограничения, помимо тривиального прекращения своего участия в договоре. Ястребы, правда, не заинтересованы в том, чтобы договор работал, как надо. Как и всегда в случаях с мерами по ограничению военной активности, они просто хотят уничтожить этот договор. Неслучайно среди главных врагов Договора по открытому небу — ведущие оппоненты других договоров о сокращении вооружений, сторонники выхода США из Договора по РСМД и нового договора о СНВ — сокращении наступательных вооружений.

Эти ястребы, такие как сенатор Том Коттон, не хотят заменять эти договоры «сделками получше» (о них не раз говорил президент Трамп, не приводя деталей — прим. ред.). Они просто хотят похоронить контроль вооружений — и точка. Любое двухстороннее или многостороннее соглашение, которое требовало бы от США сотрудничества с соперниками нашей страны, для них — страшная ересь, «проклятая территория». Это — причина, по которой такие ястребы всегда против любого расширения дипломатических связей со странами-оппонентами.

На самом деле США и наши союзники получают пользу от этого договора, и потеря этой пользы не может быть  компенсирована другими средствами разведки. Анна Печели упоминает этот факт как одну из причин, по которым США стоит остаться связанными этим договором:

«С точки зрения разведки, еще одно преимущество наблюдательных полетов — это короткий период между заявкой и проведением наблюдательного полета. Такие полеты могут осуществляться через 72 часа после предупреждения, в то время как спутникам может потребоваться несколько месяцев, чтобы занять выгодную для наблюдения позицию».

Между тем наши союзники хотят, чтобы США остались в рамках договора. Дана Струкман объяснила в прошлом году, почему они занимают такую позицию:

«США нужно остаться в Договоре по открытому небу, потому что речь в нем идет о нечте куда большем, чем просто конкуренция с Россией. Мир стал свидетелем быстрого размывания многочисленных долговременных соглашений по сокращению вооружений, включая важные договоры по ядерному оружию. Выход из Договора по открытому небу снизит безопасность наших европейских союзников. Они видят в этом договоре одно из последних обязывающих соглашений, позволяющих обеспечить прозрачность и диалог между двумя ядерными сверхдержавами. А они, европейцы, оказываются «зажаты» как раз между этими супердержавами. Так что неудивительно, что многие европейские участники договора отчаянно просят США спасти Договор по открытому небу.

Право полетов над Россией дает США и нашим союзникам намного более ясную картину того, что Россия сейчас делает. Договор по открытому небу укрепляет и европейскую безопасность, уменьшая вероятность войны между США и Россией. Так что выход из договора не служит американским интересам, а люди, выступающие против него, — это идеологические противники любых договоров о сокращении вооружений, стремящиеся уничтожить любое такое мирное соглашение.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.