За два десятилетия своего правления Владимир Путин показал россиянам, кто принимает решения в стране. За кем остается последнее слово и кто, засучив рукава, приступает к решению проблем. Кто выслушает жителя глубинки, который просит построить еще одну линию метро в своем городе, — да так, чтобы вскоре после этого губернатор того региона энергично взялся за стройку. Или поймет проблемы ветерана войны, который требует большей материальной поддержки. Но в ситуации с коронавирусом российский президент предпочел отойти на второй план. Путин хочет сообщать только хорошие новости. Объявление плохих новостей он возложил на плечи своих подчиненных. Введение чрезвычайных мер в связи с распространением вируса COVID-19, которое в России не достигло западных масштабов (по крайней мере, на сегодняшний момент), и контроль над выполнением этих мер — дело непопулярное. Тем не менее успех или неуспех в борьбе с коронавирусом имеет решающее значение для лидера России: кризис застал Путина как раз в тот момент, когда с помощью политического маневра он планировал закрепить за собой власть на долгие годы вперед.

За исключением получившего широкое освещение в СМИ визита на «передовую» в главную больницу Москвы для лечения пациентов с коронавирусом, где президент России предстал в ярко-желтом защитном костюме и современной защитной маске, Путин никак не отреагировал на пандемию. А ведь в результате пандемии коронавируса, по официальным данным, в России погибло около 130 человек, а 15700 было заражено. Меньше, чем в Испании, но власти признали, что реальная цифра гораздо выше, так что цыплят по осени считают. Среди реальных борцов с коронавирусом — председатель правительства России Михаил Мишустин и региональные губернаторы и мэры. Например, мэр Москвы Сергей Собянин, ответственный за принятие самых болезненных для граждан решительных мер для борьбы с пандемией. «В России, в которой федерализм давно развален, а власть централизована и ограничивает регионы в финансовых ресурсах, вдруг наступили плохие времена. И тут вдруг регионы наделяются большей властью и, следовательно, сами несут ответственность за кризис», — отмечает оппозиционный политолог Марина Литвинович.

Между тем Путин выступил с обращением к народу: размеренным и спокойным тоном он попросил граждан оставаться дома, объявил о планах финансовой поддержки предприятий и медицинских работников. А заодно, не объявляя чрезвычайного положения, объявил режим «нерабочих дней» до конца месяца. «Дорогие друзья, все проходит, и это пройдет. Наша страна не раз проходила через серьезные испытания: и печенеги ее терзали, и половцы — со всем справилась Россия», — сказал он на прошлой неделе. Сравнение коронавируса с нашествием кочевников оставило многих россиян в страхе и растерянности.

Литвинович подчеркивает, что эта «беспристрастная речь», как никогда ранее, свидетельствует об отсутствии контакта Путина с реальностью. Она также отмечает, что российский лидер не хочет потерять свой рейтинг одобрения. И тем более сейчас, пока еще не проведен отложенный из-за коронавируса референдум по поправкам к Конституции, одна из которых позволит Путину оставаться президентом России до 2036 года. По данным опросов ВЦИОМ, рейтинг доверия граждан к российскому лидеру понизился с зафиксированных в начале года 67% до 60% в марте. Теперь он опять поднялся. Особенно после последних обращений президента, в которых он сосредоточился на объявлении мер по смягчению финансового удара и рецессии, которая начинается в стране в результате объявленного против коронавируса карантина и других мер.

«Это старая тактика, направленная на то, чтобы народ все плохое слышал от мэров и губернаторов, а от Путина только хорошее, — считает Александр Соловьев, лидер московского отделения оппозиционной Партии перемен. — Даже когда новость на самом деле плохая и все, наконец, летит к чертям, Путин не сдается, а лживо перекручивает эту новость так, что у людей появляется надежда на что-то позитивное».

В последние дни Соловьев, Литвинович и другие объективные политики и аналитики много говорили о путинском «словаре запрещенных слов». В него входят такие слова, как «запирание населения в доме», «чрезвычайное положение» или «референдум». Их президент никогда не произносит. Он также избегает говорить фамилию «Навальный», обходя молчанием деятельность известного на Западе представителя внепарламентской оппозиции в России.

По мнению Соловьева, отказ от введения чрезвычайного положения в стране в пользу оплачиваемых каникул — это не только игра слов. «Чтобы объявить полный карантин, необходимо ввести чрезвычайное положение, что даст гражданам законные права требовать от государства финансовые компенсации за понесенные потери, а их Россия не потянет. В итоге сейчас бремя кризиса несут рестораны, бары, магазины, которые вынуждены были закрыться из-за введённых правительством мер, не получив при этом финансовую поддержку. Ущерб понесут и малые и средние предприятия, если вскоре не продолжат работать», — говорит политик. Таким образом, еще больший успех, чем мемы о войнах с печенегами и половцами в российских социальных сетях получила следующая злободневная шутка: «Входит Путин в бар и говорит: «Всех угощаю». И добавляет: «За счет заведения».

Неудивительно, что сейчас все больше и больше людей призывают государство открыть финансовые резервы. Потому как в противном случае по экономике страны придется мощный удар. Однако Россия, которая на случай кризиса приберегла ликвидные резервы, в последние годы делает ставку на жесткую политику экономии, что существенно сказалось на доходах россиян, которые и так сократились в результате экономического спада, вызванного западными санкциями. Помогает санкциям и устаревшая экономической система России. Так что сегодня россияне страдают, а коронавирус делает эти страдания еще сильнее. «Время „тучных лет России" прошло, теперь мы должны более эффективно управлять государственными ресурсами», — заявил на прошлой неделе министр финансов Антон Силуанов.

Население страны обеспокоено тем, как скажется кризис на сфере здравоохранения: россияне жалуются на нехватку масок, а работники здравоохранения сообщают о нехватке защитных костюмов и об устаревшем оборудовании в их лечебных учреждениях. Между тем легко привлечь внимание россиян к тому, что Россия в этот критический момент оказывает гуманитарную помощь другим странам, отправляя самолеты с медицинскими изделиями и медперсоналом в Италию, Сербию и Соединенные Штаты.

УЖЕСТОЧЕНИЕ РЕЖИМА САМОИЗОЛЯЦИИ В МОСКВЕ

Мэр российской столицы, одного из самых «цифровых» городов мира, ввел новую систему электронных пропусков, без которой невозможно будет проехать на общественном или личном транспорте. Такие пропуска, QR-коды в мобильном приложении, смогут получить специалисты предприятий, деятельность которых нельзя приостанавливать, например, работники финансовых и медицинских организаций. Согласно указу, подписанному мэром Сергеем Собяниным, аккредитованным работникам бюджетных учреждений, юристам и журналистам пропуск пока не требуется. В российской столице не приостановлена работа следующих заведений: продуктовых магазинов, аптек, салонов связи.

Все бары, рестораны и торговые центры закрыты. На улицу можно выйти только, чтобы пойти на работу, купить продукты, вынести мусор или выгулять собаку, но не более чем в 100 метрах от дома. Однако не все граждане одинаково соблюдали принятые меры, что, по словам мэра, и привело к ужесточению правил и введению системы пропусков. В некоторых районах граждане не перестали ходить в парки, самые непокорные жарили шашлыки. Только вчера полиция оштрафовала более 1300 человек за нарушение указа и проведение массовых мероприятий, сообщают власти. «Это необходимость. Нам необходимо позаботиться о жизни и здоровье москвичей, чтобы как можно скорее преодолеть пандемию и вернуться к нормальной жизни», — написал Собянин в своем блоге, в котором пояснил, что систему пропусков начнут вводить постепенно. Один российский город уже экспериментировал с этой системой. Но сегодня Москва задает стандарты борьбы с COVID-19 для остальных городов. Она была первым городом, где приняли решение о введении самоизоляции, а уж потом это сделали некоторые другие города. Она также может стать первопроходцем, введя электронные пропуска, которые усиливают цифровой контроль над гражданами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.