Пандемия коронавируса дала России возможность возобновить взаимодействие с Соединенными Штатами. Москва и Вашингтон обменялись медицинской помощью, заключили нефтяное соглашение и опубликовали совместное заявление в память об их сотрудничестве во время Второй мировой войны. Неужели посреди разгорающейся новой холодной войны между Соединенными Штатами и Китаем происходит процесс воскрешения киссинджеровского дипломатического треугольника?

С момента распада Советского Союза Россия и Соединенные Штаты Америки много раз совершали попытки перезагрузки отношений, но они оказались безрезультатны. Взаимодействие администрации Клинтона с новой демократической Россией было прервано расширением НАТО на восток и военным вмешательством в Косово. Несмотря на то, что Владимир Путин предложил Джорджу Бушу-младшему помощь в войне с терроризмом, война в Ираке, «цветные революции» в постсоветском пространстве и война в Грузии снова привели к проблемам в отношениях между Россией и Соединенными Штатами. Перезагрузка отношений с Россией при Бараке Обаме тоже была недолговечной, так как кризисы в Ливии, на Украине и в Сирии трансформировались в геополитическое противостояние между Россией и Соединенными Штатами.

Эти повторяющиеся неудачи служат иллюстрацией системной конфронтации между двумя странами. Россия и Соединенные Штаты по-разному понимают мировой порядок, сложившийся после холодной войны. В то время как Соединенные Штаты остаются единственной сверхдержавой, Россия воспринимает себя как равного партнера для Запада, а вовсе не как проигравшую сторону в холодной войне. Отождествляя себя с великой глобальной державой и региональной гегемонией в постсоветском пространстве, Россия выступает против американского унилатерализма и распространения влияния в Восточной Европе. В свою очередь Соединенные Штаты отказались признавать российскую сферу влияния.

Несмотря на желание президента Дональда Трампа наладить отношения с Путиным, отношения между Россией и Соединенными Штатами ухудшились в результате санкций и дипломатических скандалов. Конгресс США занял жесткую позицию в отношении России и препятствовал усилиям Трампа по улучшению двусторонних отношений. Перспектива перезагрузки отношений между США и Россией остается неутешительной. Последнее взаимодействие Москвы с Вашингтоном имеет ограниченную цель продления действия нового Договора СНВ, который отвечает как американским, так и российским интересам. Тем не менее администрация Трампа требовала участия Китая в трехсторонней сделке по контролю над вооружением.

В то же время кризис covid-19 вызвал трения между Китаем и Россией, но они вряд ли будут угрожать их партнерству. Дискриминационные противокоронавирусные меры России и закрытие границы с Китаем служат демонстрацией недоверия между странами. Тем не менее России Китай нужен для экономического и технологического развития.

Учитывая, что экономика Китая пострадала сравнительно меньше и поддерживается за счет амбициозного пакета мер стимулирования, после кризиса она станет ключевым фактором восстановления экономики России. Экономики России и Китая дополняют друг друга, а благодаря кризису цен на нефть товарооборот между двумя странами вырос на 3,4% в первом квартале этого года.

Несмотря на то, что Россия занимается импортозамещением технологий в связи с тем, что доступ к западным технологиям ограничен, правительство увеличило импорт высокотехнологичного оборудования из незападного мира. В частности, китайская продукция, обладающая значительной надежностью и продающаяся по разумной цене, вытеснила как российское производство, так и западные технологические компании. В результате российская компания МТС подписала соглашение с «Хуавэй» (Huawei) о строительстве инфраструктуры 5G. Готовность России использовать систему массового наблюдения с распознаванием лиц также расширит сотрудничество с китайской компанией «Хиквижн» (Hikvision).

Самое главное, что российско-китайское партнерство обусловлено системными факторами, а именно сопротивлением этих двух стран американской гегемонии. И Китай, и Россия выступают против миропорядка, ориентированного на Запад. Санкции США в отношении России и разжигание торговой войны с Китаем еще больше сблизили эти два государства. В условиях пандемии covid-19 стал еще более очевиден прагматичный характер российско-китайских отношений, поэтому Путин и Си будут рассчитывать, что их телефонные звонки помогут снизить напряженность на местах.

Учитывая замаячившие перспективы формирования нового биполярного порядка после коронавируса, Россия, вероятно, объединит свои силы с Китаем в противостоянии с Соединенными Штатами. Напряжение в отношениях между Китаем и США усилилось с распространением коронавируса, и Вашингтон считает Китай своим главным соперником.

Не следует ожидать, что Россия фундаментально изменит свою внешнюю политику в отношении Соединенных Штатов, так как их расхождения, имеющие глубокие корни, неразрешимы. Вашингтон также мало что способен предложить, чтобы отвлечь Россию от Китая. В отношениях между США и Россией сохранится напряженность, если они вообще не будут заморожены.

Весьма вероятно, что Россия присоединится к китайскому блоку в качестве младшего партнера в новой холодной войне. Российские эксперты настаивают на том, что Китай нуждается в России при решении международных вопросов и будет считаться с российскими интересами. Однако, учитывая растущую зависимость от Китая, Россия будет осторожно играть вторую скрипку в китайско-ориентированном блоке.

Существует и третий сценарий, в котором Россия действует в качестве противовеса, предотвращающего возникновение любой глобальной гегемонии. Если Путин хочет восстановить место России как независимой глобальной державы, Москва должна усилить свои дипломатические попытки по развитию отношений с другими региональными державами, в том числе с ЕС, Японией и Индией.

(Фрэнк) Ка-Хо Вонг — научный сотрудник Образовательного университета Гонконга, защитил кандидатскую диссертацию в Московском государственном институте международных отношений. В своих исследованиях сосредоточен на отношениях между Россией и Китаем и российской политике в Азии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.