На прошлой неделе на донбасском фронте произошли важные события. Во-первых, вступил в силу режим прекращения огня, а во-вторых, новым руководителем Трехсторонней контактной группы (ТКГ) по вопросам урегулирования конфликта на Донбассе со стороны Украины стал первый президент нашей страны Леонид Кравчук. Господин Кравчук сразу же предложил ряд компромиссов, которые, впрочем, вряд ли будут поддержаны российской стороной. Между тем, очень скоро Украина потеряет шансы на мирную реинтеграцию оккупированных районов Донецкой и Луганской областей.

Режим полного и всеобъемлющего прекращения огня на линии разграничения вступил в силу 27 июля. С момента его установления прошла уже неделя. По состоянию на утро 3 августа, за предыдущие 7 суток, было зафиксировано 14 обстрелов украинских позиций, которые, впрочем, носили неприцельный характер. Как и прогнозировал «Апостроф», полная тишина на фронте так и не наступила. И все же, количество обстрелов заметно снизилось и, что самое главное, украинские войска перестали нести потери.

Вторым важным событием минувшей недели стало назначение на пост главы украинской части ТКГ Леонида Кравчука (ранее эту роль выполнял Леонид Кучма). Господин Кравчук немедленно предложил ряд компромиссов, которые, по его мнению, могли бы ускорить достижение мира на Донбассе.

По мнению Кравчука, если создать на территории Донецкой и Луганской области свободные экономические зоны, то это позволит привлечь в регион инвестиции и не говорить об особом статусе Донбасса.

Также, Леонид Кравчук предложил поднять вопрос выполнения Будапештского меморандума — межгосударственного документа о гарантиях безопасности для Украины, подписанного в связи с отказом нашей страны от ядерного оружия. Подписантами меморандума являются США, Великобритания, Россия и Украина, в лице самого Кравчука.

При этом новый глава украинской части ТКГ отметил, что Минские соглашения не вполне удовлетворяют национальным интересам Украины. В частности, существующая в нынешней редакции «Минска —2» формула «сначала выборы, а потом безопасность», является неприемлемой, поскольку она не обеспечивает верховенства украинского законодательства во время проведения выборов в ОРДЛО.

С господином Кравчуком трудно не согласиться. Действительно, нынешняя редакция Минских соглашений предполагает передачу границы под контроль украинским властям только после полной реализации политической части «Минска-2». А это и проведение местных выборов, и конституционная реформа, предусматривающая предоставление оккупированным территориям особого статуса. Такая последовательность устраивает российскую сторону, но не устраивает Украину, которая ставит на первое место восстановление контроля над границей.

Это противоречие существовало во времена Петра Порошенко, никуда оно не делось и при Владимире Зеленском. И предложения Леонида Кравчука не способны изменить эту ситуацию, пока этого не захочет главный бенефициар «Минска-2» — Российская Федерация. В такой ситуации у нас остается все меньше времени для любого варианта мирной реинтеграции — как в рамках существующих договоренностей, так и в случае их возможной модернизации.

Арифметика здесь простая. В сентябре 2020 года в «ДНР» и «ЛНР» пойдут в школу дети, которые родились в 2014 году, когда началась война в Донбассе. Легко предположить, какие смыслы им будут вкладываться в голову: «Украина — это враг, которая пытается уничтожить молодые республики», «Россия — это друг, которая помогает „республикам‟ выжить». «Украинская армия убивает жителей Донбасса». Последний тезис легко подтвердить тем обстоятельством, что линия фронта проходит по окраинам Донецка. При этом истинные причины начала войны очень легко исказить.

Можно не сомневаться, что подобные смыслы уже вложены в головы детям Донбасса, которые пошли в школу в 2014 году и закончат ее в середине 20-х. Мировоззрение ребенка активно формируется именно в школьные годы. В этот период детям легко вложить в головы любую информацию. В том числе и крайне враждебную для нашей страны.

Мы можем сколько угодно зубоскалить над импортированным из России в Донбасс «победобесием», маршами ряженых и празднованием советских праздников по российским сценариям. В условиях, когда украинский информационный продукт не проникает на оккупированную территорию, эти примитивные представления выполняют свою главную роль — заполняют мозги людей чужими смыслами, опускают железный занавес между ОРДЛО и остальной территорией Украины. И если в Донбассе этот процесс только в разгаре, то в Крыму он, пожалуй, уже завершается.

Президент Владимир Зеленский в своих предвыборных обещаниях заверял, что сумеет закончить войну. Но было это в 2019 году, а сейчас на дворе вторая половина 2020 года. Более того, Верховная рада уже приняла решение о проведении местных выборов 25 октября 2020 года. Эти выборы не распространяются на оккупированные территории, а значит текущий год можно вообще считать потерянным в плане мирного урегулирования. По крайней мере, в рамках существующей редакции Минских соглашений, предполагающих формулу «сначала выборы, а потом граница».

Первый срок полномочий Владимира Зеленского истекает в 2024 году. И в этом же году в Донбассе будут заканчивать школу ребятишки, пришедшие туда параллельно с началом войны. «Запрограммированное» поколение вступит во взрослую жизнь. Время, отпущенное Украине на мирную реинтеграцию Донбасса, подойдет к концу.

И тогда, если ничто не изменит существующий ход событий, Украина неизбежно встанет перед выбором: или навсегда отпустить оккупированные территории, или же их завоевать. Не освободить, а именно завоевать, как страну, чьи жители живут по другим принципам и правилам. И пусть читатель спросит себя, насколько легко это будет сделать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.