В администрации Байдена, в отличие от администрации Трампа, нет никаких неожиданных кандидатов, всяких фриков и бизнесменов со связями с президентом.

Это, в основном, люди из окружения Байдена и Обамы, которые еще при администрации Обамы занимали должности в Белом доме — имеющие опыт работы в Конгрессе США и в целом в государственном управлении. Байден знает их лично и доверяет им.

Энтони Блинкена он знает очень много лет — он был его помощником, как и Джейк Салливан. То есть Байден сделал упор на опытных аппаратчиков, которые разделяют его умеренные и центристские взгляды. В частности, Блинкен и Салливан являются сторонниками многосторонней дипломатии, будут делать ставку на союзников США в Европе и пытаться развернуть политику Трампа на 180 градусов, т.е. заниматься делами, исходя из многостороннего сотрудничества, как это уже было в администрации Обамы.

Блинкена как кандидата на пост госсекретаря США рассматривали изначально. Его сложно назвать «левеющим демократом» и этим он ближе к Байдену, чем к вице-президенту Камале Харрис. Единственное, чем он отличается от президента — интервенционализмом, то есть придерживается мнения, что применение силы может быть связано с общей политикой сдерживания. По крайней мере, в свое время он выступал за вторжение США в Ливию и Сирию — он и до сих пор считает, что Штаты тогда сделали слишком мало.

Украине ни от новой администрации, ни от нового госсекретаря США, ждать чего-то особенного не стоит. Энтони Блинкен относится к Украине позитивно. Учитывая его ориентацию на Европу, явно стоит ожидать более проевропейского подхода. Но будет ли в нем место для Украины — будет зависеть от нас. Характер отношений Украины останется тем же, что и был — мы продолжим сотрудничать в сфере безопасности, будем получать военную финансовую помощь от Штатов (которую при желании последних даже могут увеличить) и сохранится санкционный режим против РФ. То есть некоторые улучшения на уже существующих направлениях возможны с подачи администрации США, но незначительные. И, если говорить о фундаментальных дипломатических прорывах, то их Украине нужно будет инициировать самой, так как Украина в американской внешней политике все еще рассматривается через призму российского направления, то есть как один из элементов их стратегии по РФ.

При этом отношения США и России останутся на том же уровне. Администрация Байдена, скорее всего, продолжит относиться к РФ (по крайней мере, в плане публичной риторики) более жестко. Единственное, что может измениться — те несколько законопроектов о санкциях, которые лежат в Конгрессе и демократы уже давно хотят принять и при администрации Байдена их, возможно, будет легче продвинуть. Самый негативный для России законопроект — введение санкций против их суверенного долга. Другой вопрос, что, в отличие от администрации Трампа, Россия будет нужна Штатам, так как с ней будут обсуждать вопросы международной безопасности.

Если при Трампе делали все, чтобы уничтожить договорную базу между РФ и США времен холодной войны, которая позволяла контролировать определенные вопросы, связанные с нераспространением ядерного оружия, то Байден будет пытаться их сохранить. Например, Байден будет пытаться сохранить договор СНВ-3, на котором сейчас держится вся мировая система контроля за вооружениями. Если его не продлят, то мы сможем говорить о мире, в котором у нас есть девять ядерных государств и разрастающийся и ничем не сдерживаемый ядерный арсенал. И продление этого договора будет одним из первых моментов, по которому будет понятно, как будет складываться его дальнейший курс по РФ.

Илия Куса, эксперт по вопросам международной политики и Ближнего Востока Украинского института будущего

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.