Испания, Италия, Греция и Мальта подвергли резкой критике миграционный пакт, предложенный Еврокомиссией. На саммите стран Южной Европы в Пальма-де-Мальорке они отвергли так называемый «Глобальный договор по миграции» (Global Compact for Migration), подготовленный Еврокомиссией с целью решения кризиса, связанного с непрекращающимся потоком беженцев. По их мнению, этот план не способен облегчить участь Юга Европы. Ранее план Еврокомиссии по диаметрально противоположным причинам отвергли Польша, Венгрия и Чехия. Они не принимают в принципе идею квотирования беженцев и не намерены принимать у себя беженцев ни под каким «соусом».

По мнению испанской «Паис» (El Pais), принятая на Мальорке декларация срывает планы брюссельских чиновников и вносит раскол в ЕС. Германия, которая председательствует в Евросоюзе, надеялась «протолкнуть» миграционный пакт до конца года, однако теперь разбираться с этой проблемой предстоит следующему председателю — Португалии. «Южане» отвергли практически все пункты плана, разработанного Еврокомиссией в конце сентября. По их убеждению, план не способен справедливо распределять беженские потоки среди членов ЕС и крайне невыгоден для стран, находящихся на переднем фронте борьбы с нелегальной миграцией. Действительно, проект документа устанавливает общие принципы солидарности в рамках ЕС и предлагает более жесткие меры по охране внешних границ Евросоюза, в том числе репатриацию лиц, не имеющих права на убежище в ЕС. Однако набор предлагаемых мер нечетко прописан и трудно выполним — в том числе по передислокации мигрантов, оказанию логистической помощи пострадавшим странам, финансированию репатриации и так далее.

В ходе саммита лидеры Испании и Италии — Педро Санчес и Джузеппе Конте — фактически поддержали жесткую позицию, заявленную бывшим министром внутренних дел Италии Маттео Сальвини. В свое время Сальвини закрыл итальянские порты для судов с мигрантами, за что его постфактум пытаются привлечь к суду в Италии. Санчес и Конте предупредили, что план Еврокомиссии предусматривает создание в прибрежных районах крупных фильтрационных лагерей для беженцев, которые будут затем подавать заявку на убежище. О том, что такие лагеря могут стать катастрофой для местных жителей, уже показали события на греческом острове Лесбос, итальянском острове Лампедуза и в Испании на Канарских островах. В заявлении «южан» говорится, что проблему нелегальной миграции необходимо решать в глобальном масштабе. Необходимо бороться с мафиями контрабандистов, вырабатывать эффективные механизмы по распределению беженцев, а также увеличить помощь Югу Европы. Недопустимо, чтобы вся тяжесть проблемы ложилась на несколько государств в силу их географического положения. В частности, Джузеппе Конте призвал в срочном порядке отменить положения пресловутого Дублинского протокола, который предусматривает размещение мигрантов в первой стране прибытия.

В то же время все попытки Брюсселя «справедливо» распределять беженцев по странам ЕС наталкиваются на упорное сопротивление стран «Вышеградской группы», в первую очередь Венгрии и Польши, которые отказываются принимать выходцев из Азии и Африки. В ходе беспрецедентного миграционного кризиса 2015 года в Европу прибыло до полутора миллионов нелегальных мигрантов, преимущественно из Сирии и Ирака. Канцлер Германии Меркель приняла тогда чрезвычайно рискованное решение принять беженцев, за что ее до сих пор осуждают как в Восточной, так и Западной Европе. С тех пор ситуация не перестает ухудшаться. Проблему, считают «южане», необходимо решать в корне, в оптимальном варианте — путем полного перекрытия границ Евросоюза для нелегалов. Они называют «беспочвенной фантазией» позицию Еврокомиссии, согласно которой все лица, нелегально прибывающие в Европу, автоматически имеют право на убежище, а также имеют исправные документы. Опыт показывает обратное, утверждают южные европейцы. Вместе с тем, по их мнению, Еврокомиссия ничего не делает, чтобы наладить «нормальную», то есть легальную иммиграцию.

Проект Еврокомиссии вызвал ожесточенную критику не только со стороны стран Восточной и Южной Европы, но также правых и национально-консервативных политических партий. Лидер французского «Национального объединения» (бывшего «Национального фронта») Марин Ле Пен назвала миграционный пакт «самоубийством Европы». По ее мнению, он только будет способствовать наплыву беженцев в Евросоюз. Немецкая «Альтернатива для Германии» считает, что пакт предоставляет дополнительные права нелегальным мигрантам и облегчает их проникновение на территорию ЕС, прежде всего в Германию. Документ келейно разработан бюрократами в Брюсселе, которые никем не избирались и не имеют народной поддержки. Пакт предоставляет мигрантам слишком большие льготы, в том числе гарантирует им допуск к европейским социальным системам.

Особенно резко выступили против миграционного пакта страны Восточной Европы — Венгрия, Польша и Чехия. Представитель венгерского правительства Золтан Ковач заявил, что с 2015 года позиция его страны по проблеме миграции не изменилась: венгры требуют полного закрытия границ ЕС и Шенгена для внешних мигрантов. Премьер-министр Чехии Андрей Бабиш подчеркнул, что главной задачей Евросоюза остается надежная защита внешних границ Европы, чтобы решительно положить конец нелегальной миграции. А тех, кто уже прибыл, распределять без каких бы то ни было обязательных квот. Аналогичной позиции, хотя и в более мягкой форме, придерживается Австрия. Министр внутренних дел Карл Нехаммер констатировал: «Совершенно очевидно, что обязательное распределение мигрантов провалилось и не имеет никакой перспективы в Евросоюзе».

Решение наболевшей проблемы будет теперь возложено на Португалию, которая станет председательствовать в ЕС с 1 января. В Еврокомиссии подчеркивают, что, каково бы ни было новое решение, оно не должно ставить под сомнение «право на убежище» в Евросоюзе. Однако призывы стран и общественности пересмотреть эту идеологическую догму либералов раздаются все громче. Первоначально в европейском праве понятие «убежища» (анг.Asylum, нем.Asyl, фр.Asile) определялось как временное предоставление защиты и обеспечение жизненного минимума лицам, преследуемым по политическим, а также религиозным, национальным и идеологическим мотивам. Однако после создания европейского сообщества, по мере углубления интеграции и разработки идеологической базы объединенной Европы понятие убежища было расширено, в эту категорию были также включены лица, пострадавшие от гражданских войн, а затем и природных бедствий. Фактически под эту категорию можно подвести половину жителей развивающегося мира. Поставив столь высокую мессианскую цель, Евросоюз явно взял на себя непосильную ношу. Попытки принудить все без исключения государства ЕС к предоставлению убежища прибывшим нелегалам продолжаются по сей день и вызывают все большее сопротивление отдельных стран. Настоящей бомбой замедленного действия стало Дублинское соглашение от 1997 года, которое возлагает на первую страну прибытия всю ответственность за прием беженцев. В эту категорию автоматически попали все страны Южной Европы — в первую очередь Испания, Италия и Греция. Странам Восточной Европы, ранее входившим в сферу влияния СССР, «повезло»: благодаря «железному занавесу» в них не успела образоваться армия «понаехавших» из стран Азии и Африки. Исключение составляет лишь немногочисленная группа граждан Вьетнама, которые в конце 80-х годов прошлого века были приглашены в Чехословакию и ГДР для работы на текстильных предприятиях. Соответственно, в странах Восточной Европы не возникло культурных и религиозных конфликтов, которые сотрясают сегодня страны Западной Европы. «Младоевропейцы» не намерены допускать такие конфликты и в будущем, и это создает непреодолимый барьер между ними и брюссельскими неолибералами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.