Лидера недавно появившегося «Движения Сан-Исидро» Луиса Мануэля Отеро Алькантару (Luis Manuel Otero Alcántara) не удивил тот факт, что «диалога» больше не существует, он предвидел это.

Луис знал, с чем столкнется: с правительством, которое не умеет вести диалог с гражданами и использует его только в качестве маневра, чтобы отвлечь внимание своих врагов. То же произошло и после почти пяти часов безрезультатных переговоров представителей «Движения Сан-Исидро» с министром культуры Фернандо Рохасом (Fernando Rojas).

Судя по рассказам молодых членов «Движения», во время беседы министр не отреагировал на большую часть реплик, не говоря уже об ответах на вопросы. Это был диалог между говорящими людьми и полуглухим министром, отвечающим односложными предложениями.

Возможно, Рохас согласился с нами поговорить, озаренный лучом доброй воли. Но проблема в том, что ни он, ни другие члены правительства не умеют вести диалог. Молчание министра свидетельствует о том, что у режима нет ни голоса, ни политики. Поэтому в любом диалоге они обречены на поражение.

Ни один из представителей власти неспособен грамотно управлять страной. В недалеком прошлом они повторяли слова Фиделя, и этого было достаточно. Но повторять фразы Диаса-Канеля — это дохлый номер (Мигель Диас-Канепль — новый лидер коммунистической Кубы, пришедший на смену постаревшему Раулю Кастро — прим. ред.). Дело в том, что председатель Совета Министров Кубы — это всего лишь еще одна шестеренка в бюрократическом репрессивном аппарате, заурядный чиновник, Брежнев по-кубински. Так что с этими роботами, которые еще и не запрограммированы как следует, разговаривать невозможно. Кубу уже не назвать «кастровской», но она уж точно никогда не станет «канелевской».

Узнав, как беззащитен оказался министр культуры перед молодыми художниками и другими деятелями культуры, бюрократы решили им ответить. Что же они предложили? То, чего и ожидал Отеро Алькантара: задержания, домашние аресты и, конечно, же оскорбления в адрес членов «Движения Сан-Исидро» — наемники на службе империализма, враги революции, предатели родины. В общем, все как обычно.

Даже Сильвио Родригес (Silvio Rodríguez), который почти всегда был даже большим приверженцем идеологии Кастро, чем сам Фидель, не мог скрыть негодования. Его слова были словно пули: «Да, такое впечатление, что они хватались за все, что можно, чтобы диалог не состоялся. Высоко метят». Возможно, потом, как всегда, Сильвио Родригесу придется взять свои слова обратно. Но что сказано, то сказано.

Дело в том, что, отказываясь от диалога, кубинские власти идут вразрез с официальной идеологией братьев Кастро. Фидель и Рауль по возможности старались поощрять деятелей культуры, поддерживающих режим. Хитрые братья знали, что любой диктатуре необходимо хотя бы минимальное признание ее законности, а его могли обеспечить только представители культуры и искусства или, в случае мусульманских стран, муллы и имамы.

Отказавшись вести диалог, кубинская диктатура отказалась и от признания своей законности со стороны деятелей культуры. Теперь она будет основываться только на прошлом, которое никто не помнит, да и не хочет вспоминать. Что же касается будущего, то его очертания с каждым разом становятся все мрачнее. На Кубе у власти стоит секта, которая сегодня уж точно не воплощает понятие «революция».

Любой диктатуре нужна идеология или, по крайней мере, культурный консенсус. Гитлеру, Сталину, Кастро и другим диктаторам нравилось окружать себя художниками и артистами. Без них эти режимы были бы диктатурами без харизмы. Режим Диаса-Канеля уже превратился в такую диктатуру.

Последняя попытка хоть как-то спасти культурную харизму «революции» произошла несколько лет назад, в 2016 году, когда Рауль воспользовался тем, что Обама начал осуществлять программу по ослаблению напряженности между Кубой и США. В течение небольшого периода различные исполнители, например, Rolling Stones, ездили по Кубе, полные надежд на то, что их талант поможет восстановить демократию на острове. Но эта кубинская весна продлилась недолго. Вскоре Рауль и его сторонники поняли, что любые демократические преобразования ведут к его политической смерти.

Режим Диаса-Канеля — это диктатура, которая не творит, а просто существует. Ее единственная цель — выживание. Пока Трамп был президентом, у нее было время передохнуть. Так называемый бойкот со стороны США позволил властям предстать жертвами. Но если президентом станет либерал Байден, то им уже ничто не поможет. Как и любая диктатура, без общения ни внутри страны, ни за ее пределами, кубинская войдет в последнюю фазу своего существования. Эта фаза может быть весьма долгой. Появление «Движения Сан-Исидро» лишь означает, что страну ждет тяжелая борьба за демократию. Возможно, затем появятся и другие гражданские инициативы.

Конечно, диссидентам, которые хорошо организованы с политической точки зрения, понадобится поддержка международного сообщества. Но центр борьбы должен быть на самом острове. Члены «Движения Сан-Исидро», как никто другой, знают территорию, на которой им предстоит сражаться с диктатурой без идеологии, но с большими возможностями. Они потерпят не одно поражение, но освободительные процессы всегда требуют времени.

Надеюсь, Байден не совершит ту же ужасную ошибку, что и Трамп в Венесуэле, когда он участвовал в выборе лидера оппозиции и подчинил ее аппарату своего правительства. Если такие инициативы, как «Движение Сан-Исидро» сохранят политическую независимость и будут придерживаться позиций, основанных на мире, демократии и культуре, то вскоре мы увидим, как диктатура забьется в предсмертной агонии. В итоге установить демократию могут только демократы.

Самая важная заслуга «Движения Сан-Исидро» в том, что ему удалось нарушить тишину. Теперь тишина превратилась в возглас. Как говорится в песне Сильвио Родригеса «Ángel para un final» (Ангел, предвещающий конец):

Когда вдруг двое замолчали,

То ангел пролетел меж ними

И голоса у них украл.

Безмолвие то длилось бесконечно,

И я не говорил ни слова.

Безмолвие то длилось бесконечно,

И я не перестал молчать.

Молодые и не очень кубинские диссиденты тоже не станут молчать. Видимо, нас ждут интересные события.

***

Фернандо Мирес — доктор наук, основатель журнала POLIS, писатель, политик, занимается такими темами, как литература, философия и футбол.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.