Светлана Тихановская, 38-летняя уроженка городка Микашевичи, считает, что на данный момент Европейский Cоюз (TC) не приложил достаточных усилий для разрешения политического кризиса в Белоруссии. Светлана Тихановская — лидер оппозиции. 9 августа она участвовала в президентских выборах, заменив мужа, блогера, который сейчас в тюрьме. Светлана Тихановская находится в изгнании уже более четырех месяцев. Несмотря на обвинения в фальсификациях на выборах, победу одержал Александр Лукашенко, который получил 80% голосов.

С тех пор страну охватила волна протестов и были задержаны тысячи людей. Бывшая учительница английского языка, а ныне лидер оппозиции, Тихановская сбежала в Литву вместе с детьми. Люди протестуют, репрессии продолжаются.

На прошлой неделе Светлана Тихановская получила премию Сахарова в области прав человека от Европарламента, сегодня лидер оппозиции находится с визитом в Испании. Президент Франции Эммануэль Макрон получил положительный результат теста на коронавирус и был вынужден отложить встречу с председателем правительства Испании Педро Санчесом, запланированную на этот вторник. Несмотря на то, что Педро Санчес сейчас находится в самоизоляции, он проведет встречу с лидером белорусской оппозиции в формате видеоконференции. Кроме того, Светлана Тихановская встретится с министром иностранных дел Марией Арансасу Гонсалес и лидером «Народной партии» Пабло Касадо. В понедельник днем Светлана Тихановская дала интервью El País в отеле Мадрида.

— Каковы Ваши ожидания от предстоящих встреч?

— Хочу рассказать правду о том, что происходит в Белоруссии, показать нашу точку зрения.

Рассказать о методах, которые использует Лукашенко против граждан, о жестокости, насилии и унижениях народа. Кроме того, хотелось бы обсудить то, как Испания может нам помочь, ведь мы боремся за будущее в демократической стране. Попрошу, чтобы больше говорили о том, что происходит в стране, потому что Европа не может закрывать глаза на жестокие действия, которые происходят в самом центре континента в XXI веке.

— Евросоюз не признал результаты выборов и ввел новые санкции против Белоруссии. Вы считаете, этого недостаточно?

— Можно сделать больше. Европейский Союз должен принять на себя ответственность за то, что происходит в Белоруссии. До тех пор, пока наша страна не станет свободной, Европа тоже не может быть свободной. Мы разочарованы санкциями. В ходе акций протеста задержали 32 тысячи человек, а в санкционном списке фигурируют менее 100 человек. Это несерьезно. Как можно оказывать давление на этот режим, если вводят столь незначительные санкции? Мы требуем их расширения.

— Выборы прошли уже более четырех месяцев назад. С тех пор политический кризис обострился?

— Ситуация ухудшилась. С одной стороны, народ не считает Лукашенко законным президентом. Мы прошли точку невозврата и будем бороться до тех пор, пока не одержим победу. С другой стороны, Лукашенко понимает, что стал «токсичным политиком» практически для всех. Но он пытается восстановить свою репутацию. Пытается выиграть время. Для того, чтобы понять, что сейчас происходит в Белоруссии, представьте, что Испанией продолжал бы править Франко. Это одно и то же. Преследуют тех, кто борется за свои собственные права.

— Какие нужно принять меры для урегулирования этой ситуации?

— Наша стратегия — оказывать давление на режим для того, чтобы начались переговоры и была назначена дата проведения новых выборов. Пока мы по-прежнему на первом этапе, пытаемся найти способ сесть за стол переговоров. Либо с Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), либо с международными лидерами, которые могут повлиять на Лукашенко.

— Александр Лукашенко готовит конституционную реформу, заявляет, что после внесения поправок покинет пост после 26 лет правления. Чего Вы ждете от этой реформы?

— Когда диктаторы теряют поддержку, начинают говорить о конституционной реформе. Однако мы должны последовать примеру Испании. Сначала провести выборы, а затем уже конституционную реформу

— Вы готовите свои поправки. Что сейчас является главным приоритетом для Белоруссии?

— Мы должны сохранить самобытность, независимость, суверенитет, держаться вместе, обеспечить безопасный переходный период и начать строить новую страну.

— Выборы пробудили общественное сознание?

— Не сами выборы. Повлияла совокупность факторов, в том числе и коронавирус. После выборов люди сначала вышли протестовать против фальсификации результатов. Когда силовики Лукашенко начали избивать протестующих, против него выступил народ. Постепенно люди начали осознавать, просыпаться.

— Александр Лукашенко не считал вас серьезным кандидатом. Готова ли страна к тому, что президентом станет такая женщина, как вы?

— Он ошибался. Недооценивал женщин Белоруссии, потому что никогда не обращал на нас внимания. Для него мы должны быть на кухне. Эта революция стала для нас примером того, что мы, женщины, можем найти в себе огромные силы и занять место мужчин. Уверена, что в будущем женщины Белоруссии тоже продолжат играть очень важную роль.

— Если Александр Лукашенко признал бы вашу победу, вы по-прежнему считаете, что лучше всего было бы провести новые выборы, а не вам становиться президентом? Вы стали символом, но может ли символ реально руководить?

— Я обещала белорусам, что в стране пройдут новые выборы. Так я возглавлю страну на переходный период, но не буду участвовать в выборах, которые пройдут позже.

— Вы не живете дома уже более четырех месяцев. Как Вы чувствуете себя вдали от родины?

— Во-первых, я горжусь белорусами, которые продолжают сражаться. Я чувствую себя в Литве в полной безопасности. С другой стороны, я постоянно думаю о тех, кто там находится под давлением. Людях в тюрьме, ни в чем не повинных людях, которые, как и мой муж, не видели родных уже практически семь месяцев. Недавно меня дочка спросила: «Мама, ты уверена, что папа жив?» Просто шок.

— Вы уверены, что он жив?

— Да, конечно.

— Планируете вернуться домой в ближайшее время или боитесь преследований?

— Пока Лукашенко у власти, я не смогу вернуться. Во-первых, против меня завели уголовное дело. Вернусь, только если начнутся переговоры, возможно, имея поддержку международных лидеров и гарантии безопасности.

— Президент России Владимир Путин поддерживает Александра Лукашенко. Вы себя сравниваете с российской оппозицией?

— Владимир Путин его поддерживал в самом начале, сейчас его помощь не так очевидна. Наша ситуация полностью отличается от той, в которой находится российская оппозиция. Мы боремся с диктатором. В России нет революции.

— Среди стран бывшего Советского Союза кто-то выступает против правительства России?

— С самого начала мы сказали, что наша революция не является ни антироссийской, ни пророссийской, ни антиевропейской, ни проевропейской. Это революция против Лукашенко и его режима, за демократию. Мы осознаем влияние России на нашу страну, но не хотим его переоценивать. Просто обратите внимание на насилие и страдания нашего народа.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.