Конец старого и начало нового года — всегда хорошая возможность обратиться к самым важным событиям года минувшего и оценить перспективы года наступившего. Россия в этом смысле не исключение. Тем более что 2020 год принес ей, к сожалению, в основном негативные события (и эта тенденция, несомненно, сохранится в новом году). Я имею в виду, в первую очередь, голосование о конституционных изменениях, которое состоялось первого июля прошлого года, но, главное, его последствия. Единственным результатом этого процесса было отнюдь не обнуление прежних президентских сроков Владимира Путина (как считалось изначально), а прежде всего, ужесточение ряда правовых норм, регулирующих жизнь и деятельность гражданского общества. Перспектива рисуется отнюдь не радужная.

Начнем с нескольких оценочных заключений. Самую большую аудиторию собрало, конечно, новогоднее обращение к народу, с которым в новогоднюю ночь выступил президент Путин. Он напомнил, через какие испытания пришлось россиянам пройти в прошедшем году, и подразумевал, конечно, прежде всего, коронавирусную пандемию. Тем важнее, по его мнению, сохранить общенародное единство, которое дает уверенность в том, что в России удастся восстановить нормальную жизнь и успешно решить новые задачи, которые встали перед страной. И так далее и тому подобное в духе высмеиваемого лозунга «Наша страна процветает», который был так противен Вацлаву Гавелу после его вступления в должность президента Чехословакии.

Однако подавляющее большинство оценок прошедшего года в России, а также перспектив на будущее критично и даже очень критично. Например, историк Иван Курилла, отвечая на многочисленные обращения читателей, утверждает, что многие из тех, кто писал ему в прошлом году, уверены, что в 2020 году в стране окончательно установилась диктатура. Курилла с некоторыми сомнениями отмечает, что ни один режим не превращается в диктатуру только потому, что может себе это, так сказать, позволить. Намного проще и удобнее, по его словам, поддерживать видимость демократии и массовой поддержки. Из этого следует, что переход к откровенным репрессиям сигнализирует о критической слабости режима. Как считает Курилла, это, конечно, не снижает, а только повышает опасность для его граждан.

Еще более резко оценивает события в России в прошлом году известный российский оппозиционный политик Григорий Явлинский. В недавнем интервью он отметил, что решающей российской вехой в 2020 году стало уже упомянутое первое июля, когда на всенародном референдуме решался вопрос об изменениях в основном законе. По мнению Явлинского, обнуление президентских сроков Путина не было тут главным, как многие думали сначала. Российский политик видит другое — «конец эпохи постсоветской модернизации и установление режима ничем не ограниченной личной власти». Судя по всему, подобная оценка вполне уместна…

Схожей точки зрения придерживается и известный российский политический комментатор Иван Преображенский, который так же, как и многие его коллеги, возвращается в конец прошлого года и пишет о «взбесившемся принтере Государственной думы», которая во второй половине декабря приняла ряд откровенно репрессивных законов. После октябрьских выборов в Думу послаблений не будет. В историю страны 2021 год войдет как больной рывок к жесткой диктатуре. Ждать оттепели бессмысленно. Она возможна только в случае смены руководства.

«Взбесившийся принтер Государственной думы» несколько недель назад выдал закон об «иностранных агентах». К ним до сих пор причислять себя обязывали юридических лиц, прежде всего неправительственные организации и независимые СМИ, получающие средства и любую иную помощь на свою деятельность из источников вне России. Однако новая редакция закона касается уже и простых граждан, которые занимаются в России политической деятельностью и пользуются для этого зарубежной поддержкой, причем не только финансовой. Причем «политическая деятельность» в законе понимается очень широко, и в соответствии с другой новой правовой нормой гражданину, который в духе нынешней российской юрисдикции является «иностранным агентом» и сам об этом не заявил, грозит не только большой штраф, но и условный срок лишения свободы до пяти лет!!! Если прибавить к этому психологический груз, которым еще с советских времен отягощено понятие «иностранного агента» (правда, тогда словосочетание было еще жестче — «агент империализма»), совершенно ясно, что ожидает российских политически активных граждан в ближайшем будущем.

Еще одно «достижение» 2020 года, которое скажется в будущем, — это продленный срок голосования, которое с прошлогоднего референдума проводится не за один день, а за целую неделю (о конституционных изменениях в прошлом году голосовали с 27 июня по первое июля). Причина проста: при таком способе голосования (власти объяснили его необходимость пандемической ситуацией (надо сказать, удачно использованной) в стране) благодаря растянутому во времени избирательному процессу намного проще манипулировать его результатами. А в этом году необходимость такая, бесспорно, возникнет: Россию ожидают осенние выборы в Государственную думу, нижнюю палату российского парламента. Кремль задолго до выборов отдал ясный приказ: все более непопулярная партия власти «Единая Россия» должна получить на них конституционное большинство. Получается, что в стране неограниченных возможностей результаты выборов, которые состоятся через 9 месяцев, известны уже сегодня!

В центре всех событий в стране остается, разумеется, Владимир Путин. Во второй половине прошлого года особенно много звучало предположений о том, почему он вдруг почти исчез из ежедневной жизни страны и появлялся только в виртуальном виде (на видео-конференциях). Президент, который засел в бункере в Ново-Огарево, вызывал подозрения. Что заставило его уйти на добровольную самоизоляцию: страх заболеть covid-19 или другие серьезные проблемы со здоровьем? Высказывались даже предположения, что Путин болен болезнью Паркинсона.

Некоторые даже предсказывали его уход с поста президента уже в начале января этого года. Пока этот прогноз не оправдался, но из окружения лидера российских коммунистов Геннадия Зюганова в последние дни поступают другие догадки. Путин якобы точно уйдет в 2023 году, и его заменит политик намного младше. Если это предположение станет реальностью, то повторилась бы ситуация, когда Бориса Ельцина сменил сам Владимир Путин.

Общее одиночество и изолированность российского президента особенно бросились в глаза в ночь православного Рождества шестого января. Путин не приехал на традиционную литургию в главный храм страны — Храм Христа Спасителя (по мнению президента, там слишком людно), а отправился в маленькую островную церквушку на озере Ильмень под Новгородом… Почти отшельническая жизнь российского президента, вероятно, продолжится и в этом году, но нельзя исключить и ухода с поста. Правда, это возможно только в обстановке, когда его неприкосновенности ничего не угрожает (кстати, недавно ее вновь гарантировали законом). Но в таком случае нужно рассчитывать на то, что даже когда Путина уже не будет в Кремле, как минимум останется стремление сохранить путинизм и его самодержавные «завоевания».

Что должно произойти, чтобы путинизм, а точнее сказать столетний культивируемый авторитарный образ управления страной, исчез, недавно рассказал Александр Гельман, известный советский и российский драматург и соавтор двух документальных фильмов о Михаиле Горбачеве. «Вообще нашей стране, — сказал он, — нужна эпоха просвещения. Может быть, благодаря телевидению, компьютерам, интернету она станет не такой длинной. Несколько лет интенсивного объяснения нашей истории, ее недостатков, ее положительных моментов. Это очень важно было бы, но пока мы видим на телевидении засилье грязной примитивной пропаганды».

Первыми явлениями подобного «просветительского» порядка в новейшей советской и российской истории были перестройка и гласность, которые инициировал как раз Горбачев. Но чем это закончилось, нам всем хорошо известно. Сейчас же просто невозможно предугадать, когда подобный шанс возникнет опять.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.