Штурм вашингтонского Капитолия, по мнению некоторых, служит убедительным доказательством того, что Америка движется к упадку, а символическое появление человека-бизона в самом сердце американской демократии свидетельствует о крахе американской государственности. США действительно переживают кризис, что в особенности заметно, если взглянуть на неутешительную коронавирусную статистику. Однако американский кризис ничуть не глубже французского, немецкого или российского, он не означает, что Америке грозит утрата статуса сверхдержавы, как

она не грозила ей после войны во Вьетнаме и Ираке, финансового кризиса 2008 года или президентства Барака Обамы. Позиция США на мировой арене становится слабее, но даже если период мировой гегемонии этой страны походит к концу, она не перестанет играть ключевую роль, и американский потенциал нельзя будет списывать со счетов.

Если не «Пакс американа», то что?

Очевидно, что мы живем в эпоху больших геополитических перемен. США уже не обладают таким перевесом, какой они имели в предыдущие три или даже семь десятилетий. Китай успел обогнать Америку по ВВП. Китайцы начинают превосходить американцев в технологиях, в том числе космических. К тому же в Азии появляется новый соперник: к середине века США может обогнать по ВВП также Индия. При этом появлением впервые за сто лет соперников список неприятностей Америки не ограничивается. Особенную тревогу вызывают внутренние проблемы: обостряющееся социальное неравенство, конфликты на расовой и этнической почве, рост значения культурного марксизма.

Соединенные Штаты, однако, отнюдь не вступили на путь к распаду, который стал 30 лет назад уделом СССР. Процесс снижения значения державы растягивается на десятилетия. Разложение российской империи (Советский Союз был лишь одной из ее форм) началось за несколько десятилетий до 1991 года. Между тем у США до сих пор есть козыри, которыми не располагала Москва. Во-первых, они остаются привлекательным направлением миграции для миллионов образованных предприимчивых людей. Во-вторых, они до сих пор располагают крупными глобальными концернами. В-третьих, американская поп-культура продолжает оказывать влияние на весь мир. В-четвертых, американское общество остается молодым и сохраняет демографическую динамику. Все это позволяет Америке успешно противостоять растущим азиатским державам. Можно, конечно, рискнуть предположить, что «Пакс американа», период доминирования США, уходит в прошлое, однако, они остаются одной из сильнейших сверхдержав, которые могут оказывать влияние на весь мир.

Союз: если не с США, то с кем?

Значение США в мире, вполне вероятно, снизится, но это не значит, что они перестанут быть сверхдержавой, с которой можно входить в политический союз. Некоторые круги в Польше, однако, стараются убедить поляков, что Америка утрачивает свою мощь, а поэтому с ней следует как можно быстрее порвать. Любопытно, что эти круги одновременно призывают подчиниться Германии или России. При этом давно известно, что пользующаяся американской поддержкой Варшава мешает Москве и Берлину укрепить их позицию, так что на призывы поменять союзы следует обратить особое внимание. За лозунгами о «самостоятельности» Европы может скрываться служение немецким интересам, ведь процесс «освобождения» нашего континента от США выгоден в первую очередь Германии. В свою очередь, предложение «договориться» с Россией может выступать работой на нее, поскольку под прикрытием «договоров» россияне занимаются продвижением собственных интересов, ущемляя интересы более слабых стран.

Все противники американо-польского союза подчеркивают, что в политике следует ориентироваться на интересы, а не на чувства, но он строится именно на первых. Из всех доступных вариантов именно союз с США дает нам самое лучшее соотношение приобретений относительно вложений. «Многовекторная политика», о которой часто говорят, могла бы оказаться гораздо более затратной. Следует вспомнить, что мастер такого подхода, Великобритания Викторианской эпохи, направляла на внешнюю политику огромные деньги. Нам могло бы оказаться не по силам постоянно менять союзы, заново договариваться с той или иной державой. Можно даже не добавлять, что заключение «одноразовых союзов» влекло бы за собой необходимость каждый раз отказываться от части собственных интересов.

Через Вашингтон к Трем морям

Обсуждая союз с американцами, следует помнить об одном факте: интересы Польши и США во многих аспектах сходятся. В первую очередь ни Варшава, ни Вашингтон не хотят роста значения России в мире. Для США он означает усиление геополитического соперника, для Польши — непосредственную угрозу национальной безопасности. Так что они стараются помочь Украине обрести независимость от Москвы, а Белоруссии — выйти из орбиты российских влияний.

Кроме того, Варшава и Вашингтон заинтересованы в том, чтобы не появилась «европейская сверхдержава». Для США она бы стала сильным в экономическом плане конкурентом на мировой арене, а Польша столкнулась бы с риском утраты суверенитета и разрушения страны поступающими из Брюсселя директивами. Так что поляки и американцы стремятся помочь европейским народам сохранить независимость от европейских институтов.

Потенциальное ослабление Америки вовсе не будет означать, что польско-американский союз утратит смысл. Напротив, американцам, покидающим некоторые регионы, понадобятся сильные партнеры в важнейших точках мира. Вашингтон может решить укрепить нашу страну, поскольку та лежит в стратегическом месте между Европой и Азией. Сильная Польша будет успешнее, чем сами США непосредственно, блокировать формирование немецко-российского союза, ослаблять влияния Москвы в Восточной Европе или пресекать федералистские поползновения Брюсселя. Мы, в свою очередь, тоже можем получить больше, затребовав, например, дополнительных средств и дипломатической поддержки для «Инициативы трех морей». Таким образом в нашем регионе появился бы центр влияния, выступающий альтернативой для Москвы, Берлина и Брюсселя, мы укрепили бы свою независимость, а американцы могли бы не волноваться насчет Европы.

Действовать в соответствии с интересами

Целью внешней политики каждой страны должно быть укрепление, а не ослабление независимости. Углубление европейской интеграции приведет ко второму, следовательно, оно расходится с нашими национальными приоритетами. Союз с Россией означает подчинение ее интересам, ведь Москва трактует союзы именно так. Укрепить независимость Польши и стран ее региона мог бы только альянс государств Восточно-Центральной Европы. Его формированию препятствуют Россия и Германия. Они боятся утратить свои влияния на этой территории, а поэтому прикладывают все усилия к тому, чтобы не допустить появления такого союза.

В первую очередь они стараются создать в Польше и других странах региона собственные центры влияния, служащие продвижению соответствующей их интересам пропаганды. Ее новым элементом стали попытки убедить поляков (а также чехов, румын или украинцев) в том, что Америка стоит на грани краха, а раз союз стран Восточно-Центральной Европы интересует распадающуюся державу, о таком союзе следует как можно быстрее забыть.

Мудрый польский патриот не должен верить в такую пропаганду, а к людям, которые не считают себя польскими (чешскими, украинскими) патриотами, не следует в Польше (в Чехии, на Украине) даже прислушиваться. В свою очередь, если какой-нибудь «патриот» повторяет тезисы немецкой или российской пропаганды, его можно счесть «глупым патриотом», то есть полезным идиотом Берлина или Москвы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.