В первый же день у власти администрация Байдена столкнулась с главным внешнеполитическим испытанием в лице России, которая не давала покоя ее предшественнице все четыре года.

Выполняя взятые на себя предвыборные обязательства, Белый дом заявил в четверг, что будет добиваться прямого продления соглашения с Кремлем о контроле над ядерными вооружениями, — его срок действия неизбежно истекает, а бывший президент Дональд Трамп этой инициативе упорно сопротивлялся.

Однако предложение президента Джо Байдена продлить договор СНВ на пять лет прозвучало несмотря на то, что сама администрация осудила один самых агрессивных, по мнению аналитиков, антизападных выпадов Кремля за последние годы.

За несколько дней до инаугурации Байдена службы безопасности США раскрыли масштабную кибератаку на американское правительство, в которой обвиняли Россию, а на выходных Москва арестовала Алексея Навального, лидера оппозиции, который обвинил российских шпионов в августовском покушении, едва не ставшем смертельным.

«Мы переживаем седьмой год американо-российского кризиса, в котором Вашингтон оказался на осадном положении», — считает эксперт по России из Фонда Карнеги за международный мир Эндрю Вайс (Andrew Weiss). Нынешнюю напряженность между двумя странами он выводит из российской аннексии Крыма в 2014 году.

Для Байдена, а он намерен восстановить многосторонний подход США, продление договора по ядерному оружию будет означать резкий разрыв с политикой Трампа, который за свое президентство вышел из большинства действующих двусторонних соглашений с Москвой.

«Новый СНВ — единственный оставшийся договор, который ограничивает российские ядерные силы, и это якорь стратегической стабильности между нашими двумя странами», — заявила в четверг пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки.

Несмотря на осуждение ареста Навального и кибератаки на программное обеспечение SolarWinds, конкретных шагов, чтобы наказать Кремль, Белый дом пока не предпринимал.

Вместо этого, сказала Псаки, президент поручил разведывательному сообществу США дать «исчерпывающую оценку» обоих инцидентов, а заодно расследовать обвинения во вмешательстве России в американские выборы и сообщения, что Москва платила афганским боевикам за убийство американских солдат.

Помощники Байдена дали понять, что предпочли бы занять в отношении Москвы позицию более жесткую, чем Трамп или Барак Обама: оба начали свое президентство с политики «перезагрузки» в попытке добиться некоторого потепления отношений, замороженных после вторжения российских войск в регионы Грузии.

Назначенец Байдена на пост госсекретаря Энтони Блинкен (Antony Blinken) заявил на этой неделе на слушаниях в Сенате, что поддерживает предоставление Украине смертоносного оружия для защиты от России и присоединение Грузии, бывшей советской республики, к НАТО. Барак Обама столь решительным шагам сопротивлялся.

Поддержал Блинкен и нового советника по национальной безопасности Джейка Салливана (Jacob Sullivan), который осудил обращение Москвы с Навальным. Салливан призвал Москву немедленно освободить Навального, — тот был арестован по возвращении в Москву в воскресенье из Германии, где поправлялся после отравления нервно-паралитическим ядом.

«Повинные в возмутительном нападении на его жизнь должны быть привлечены к ответственности», — твитнул Салливан.

Новой администрации предстоит трудный компромисс: возродить отвергнутую Трампом архитектуру безопасности времен холодной войны, но при этом возложить на президента России Владимира Путина ответственность за его все более наглые антизападные действия.

Риск для Байдена состоит в том, считает Вайс, что на фоне американского давления Россия грозит стать «более опасной и непредсказуемой», поэтому лучшее, на что может надеяться новый президент, — это не дать ситуации выйти из-под контроля.

Но Путин и так уже усложнил поиск пути к нормализации отношений, с самого начала ухватившись за попытки Трампа подорвать президентство Байдена. По мнению Вайса, Кремль без устали «трезвонил», будто президентство Байдена незаконно.

Пожалуй, лучший способ для Байдена как-то привлечь Путина — это новый СНВ. Ни одной из сторон не придется идти ни на какие уступки, чтобы продлить 10-летний договор, который истекает 5 февраля.

Администрация Трампа так и не преуспела в своих намерениях продлить его на более короткий срок, чтобы добиться уступок от России и заручиться участием Китая, — эта перспектива остается маловероятной.

«Продление ограничений на запасы стратегического ядерного оружия до 2026 года даст нашим странам время и пространство для изучения новых, поддающихся проверке механизмов контроля над вооружениями, которые помогут еще больше снизить риски для американцев», — заявил новый представитель Пентагона Джон Кирби (John Kirby).

Он отметил, что США необходим предусмотренный договором СНВ режим инспекций и уведомлений на местах, и что его утрата грозит ослабить понимание ситуации с ядерными силами большой дальности.

Кремль уже заявил о своей готовности продлить договор СНВ. В прошлом году Путин предлагал Трампу продлить его на год без каких-либо новых условий.

«Россия и ее президент последовательно выступают за сохранение этого важнейшего, краеугольного документа с точки зрения мировой стратегической стабильности и безопасности. Поэтому если действительно будет проявлена политическая воля наших американских коллег на сохранение этого документа путем его первичного продления, это можно только приветствовать», — заявил пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков.

Статья написана при участии Генри Фоя из Москвы и Лорен Федор из Вашингтона

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.