Ведущая заблокированного телеканала News One Диана Панченко в интервью «Стране» рассказала, что знала о готовящемся закрытии за неделю до указа президента.

В результате запрета трех оппозиционных телеканалов News One, ZIK и «112» они уже почти неделю не вещают на экранах телевизоров. Только в YouTube, где они сегодня начали «марафон молчания» — журналисты сидят в эфире с заклеенными ртами в знак протеста против давления на свободу слова.

«Страна» поговорила с Дианой Панченко, телеведущей News One. Она рассказала ранее неозвученные подробности того, как телеканалы в один момент отключили от эфира, и почему реакция многих политиков и коллег на блокировку каналов ее не удивила.

«Страна»: Вы следили за реакцией на закрытие телеканалов ваших гостей-политиков? Кто больше всего удивил?

Диана Панченко: Не удивил никто, потому что от этих людей я и не ждала защиты. Многие народные депутаты, которые часто ходили к нам на эфиры, высказались в поддержку закрытия каналов. Например, депутаты от «Слуги народа» Марина Бардина, Елена Мошенец и многие другие. Они, кстати, иногда обижались, что к ним в студии недостаточно ласковое отношение. При этом пресс-служба партии неохотно отправляла к нам депутатов, да и они сами боялись приходить. Особенно, когда появился «тарифный кейс».

— А почему боялись?

— Им нечего было сказать. Они нам сами в этом негласно признавались. Мол, готовы прийти на любую другую тему, кроме тарифов. А если эта тема все же где-то проскальзывала — обида и угрозы больше не посещать эфир. Часто были претензии, что мы не даем всем гостям высказаться, но площадка для высказывания своей точки зрения была у всех. Я же сама, как ведущая, заинтересована в балансе мнений. Я изо всех сил старалась, чтобы гости от партии власти не чувствовали себя некомфортно. Я даже порой становилась на их сторону, но с каждым месяцем это было сделать все сложнее из-за их же политически странных шагов. А когда нас заблокировали, многие депутаты если не высказались прямо «за» запрет, то «спрятались в норку». Для большинства депутатов принцип такой: партия сказала — мы ответили: «Есть!».

— А кто вас поддержал?

— Спикер парламента Дмитрий Разумков, депутат от «Слуги народа» Евгений Шевченко, которому теперь за это грозят исключением из фракции. Также Даниил Гетьманцев высказался, но очень осторожно. По словам некоторых депутатов, в партийном чате дали такое указание: если депутаты не поддерживают решение президента о блокировке каналов, то пусть молчат. А те, кто высказывался раньше против многих линий партии, теперь сказали: «А смысл что-то говорить, если решение уже принято»? Как всегда — трусость и подлость.

— Как вы будете реагировать на людей, которые вас не поддержали, в будущем?

— Все эти люди — «однодневки». Большая часть из них уйдет в никуда по окончанию каденции. Если они до этого сами себя не съедят своей глупостью и непрофессионализмом. У меня не было и нет никаких иллюзий насчет этих людей. У украинских политиков нет своего мнения. Хотя я помню, как в начале работы Рады IX созыва «зеленые» депутаты сами просились к нам на эфиры. А после — они обзавелись брендовыми сумками Dolce&Gabbana. Вроде появился политический лоск, но зрелости так и не прибавилось. Я воспринимаю этих людей как пешек, которые ничего не значат.

— А все-таки, вы ведете некий список «предателей» — тех политиков, которые были завсегдатаями ваших эфиров, а сейчас перекрасились? В будущем, если вдруг кто-то из этих политиков останется при власти — будете звать их в свои эфиры?

— Нас часто упрекают: «Зачем вы зовете в эфир Сергея Пояркова или Ларису Ницой»? Но я всегда считала, что в споре рождается истина. И дурь каждого должна быть видна. Поэтому да — я приглашу и тех, кто нас не поддержал, в эфир.

— А с какими чувствами вы наблюдаете за реакцией коллег по цеху, которые злорадствуют по поводу закрытия трех телеканалов?

— Мне их просто жаль. Отличие между нами в том, что я никогда не поддержу закрытие любого СМИ — и неважно, кому оно принадлежит. А они неконкурентоспособны, поэтому так себя и ведут. Боятся конкуренции. Конечно, им удобно, что нас сейчас нет — можно расслабиться. И я вообще не могу понять, откуда у людей в 2021 году такое непринятие инакомыслия? Откуда эта шариковщина, колхозная убежденность в собственной правоте? С чего они решили, что вправе судить, кто должен работать, а кто — нет? И решать, какой контент воспринимать зрителю? Это только зритель решает. Пульт от телевизора — способ отреагировать на контент того или иного телеканала. Самое отвратительное в тех коллегах, которые выступили за наш запрет — лицемерие и гордыня. Они даже более ущербные, чем я думала. Между прочим, наши вечерние шоу по трем телеканалам смотрело больше трех миллионов человек. Получается, они все тоже террористы и пропагандисты?

— Можете описать момент, когда вы узнали о решении Зеленского закрыть три телеканала?

— Впервые я об этом услышала за неделю до этого. Довольно серьезный источник в офисе президента мне об этом сказал. Но тогда я думала, что это снова будет на уровне предупреждения нацсовета по телевидению и радиовещанию. Я не ожидала и не верила, что просто так, без суда и следствия, могут взять и в один момент выключить три телеканала.

— А вы обсуждали это с руководством?

— Да, но никто в это не верил. До последнего. И до закрытия телеканалов еще раз мне об этом сказал уже другой источник. Но мы не думали, что все настолько серьезно. До того момента, как на экране появились разноцветные полосы — казалось, что это немыслимо в правовом государстве.

Саму ночь закрытия я очень хорошо помню. Я вышла с телеканала ZIK — была в эфире Анастасии Дайнод и Ростислава Сухачева. Отъехала от павильона буквально на 200 метров, когда коллеги мне прислали новость — Зеленский подписал указ, которым ввел в действие решение СНБО о санкциях против Тараса Козака, что ведет к отключению трех принадлежащих ему каналов. Мне тут же позвонил главный редактор и сказал, чтобы я возвращалась в павильон. Мы быстро организовали совместный эфир трех телеканалов в YouTube. Мы с Ростиком часто шутили, что хотели бы поработать вместе — вот и поработали, хоть и при таких печальных обстоятельствах. Скорее всего, мы были последний раз на этой площадке, так как киностудия Довженко хочет разорвать с нами договор на аренду.

— У вас есть обратная связь от зрителей?

— Очень многие мне написали. Не все поняли, что произошло. Среди аудитории нашего канала — не все имеют доступ в интернет, к тому же многие зрители в возрасте. Поэтому не все знали, что именно случилось.

— А кто ваш зритель?

— В основном, нас смотрят юго-восточные регионы и центр. Хотя, например, канал ZIK неплохо смотрят и на Западной Украине.

— А что именно вам пишут зрители?

— «А когда вас включат обратно? Это же не навсегда?»

— А вы сами как думаете — это навсегда или нет?

— Мы не собираемся сдаваться и терять нашу аудиторию. Понятно, что после того, как нас отключили, сразу выросли рейтинги у других информационных каналов. Которые, кстати, тоже кем-то из олигархов финансируются. Доля наших каналов стала долей других каналов.

— Что планируете делать дальше?

— Если те, кто нас закрыл, думают, что они закрыли нам рот, то они ошибаются. Пока не могу открыть тайну, но мы уже ищем выход из ситуации. Скоро сами все узнаете.

— На базе трех телеканалов будет создан один новый?

— У нас в холдинге работает 1 тысяча 300 человек, из них 700 — журналисты. Все они профессионалы, и я уверена, что они останутся на медиарынке. Они заслуживают права продолжать работать.

— Какая атмосфера в коллективе?

— Мы не опускаем руки, так как привыкли работать в стрессе. Эта ситуация очень сплотила наш коллектив. Когда встречаемся в редакции, в шутку называем друг друга пропагандистами. Настроение — боевое.

— На днях начали создавать так называемые «расстрельные списки» и вносить туда личные данные журналистов запрещенных телеканалов. Как вы к этому относитесь?

— Знаете, я уже за столько лет привыкла к угрозам. Нас же и раньше «кошмарили» националисты, блокировали канал. Спокойно переношу это. Я к угрозам отношусь так же, как красивая девушка относится к комплиментам. Мне вот недавно написали, что я закончу как Олесь Бузина. Также активизировались боты — пишут, что найдут нас. В этот раз покреативили и даже создали фотожабы со мной — мол, теперь пора идти работать на панель. Кстати, довольно неплохо получилось, мне даже нравится, постарались ребята. Но самое неприятное, что бывшие сотрудники наших телеканалов сливают националистам данные о журналистах.

— Кто такое делает, например?

— Егор Скорына, Виктория Майданык — они работали раньше у нас, а теперь помогают Стерненко и Ко составлять «расстрельный список». Самое интересное, что среди этих людей нет топовых профессионалов. Это самые плохие журналисты, которые всегда работали у нас на задворках и не справлялись со своими задачами.

А вчера мне позвонили и сказали, что у националистов есть номера моей машины. Мне посоветовали пересесть на такси, но я не собираюсь этого делать. Я живу, как и жила. Не хочу терять личную свободу из-за того, что кому-то может прийти что-то в голову.

И хочу напомнить главе МВД Арсену Авакову, который сейчас называет нас «оплотом русского мира», и которому, по некоторой информации, подчиняются эти националисты, что именно телеканал ZIK освещал задержание террориста в БЦ «Леонардо». Так что же получается — Аваков сам пускал «русский мир» на спецоперацию МВД?

— Пропаганда «русского мира» — одно из самых главных обвинений в адрес ваших телеканалов. В качестве примера обычно приводят цикл эфиров, посвященных российской вакцине. Как вы оцениваете эти обвинения?

— Отвечу. В то время, когда МОЗ рапортовал о том, что созданы тысячи новых койко-мест, наш канал показывал, что на самом деле происходит в инфекционных отделениях. Наш сюжет о бабушке, которая умерла на лавочке возле больницы, потому что ее отказались принимать, повлиял на то, что потом были начаты служебные расследования. Мы тщательно освещали все, что происходит в борьбе, а точнее — неборьбе с пандемией. В том числе, кейс вакцинации. Украина его провалила — мы получим вакцины одними из последних, по прогнозам Bloomberg, не раньше 2022 года. Несмотря на уверения министра здравоохранения Степанова о том, что все будет хорошо.

И конечно, мы освещали действия политиков, которые пытались выровнять эту ситуацию. Не вижу ничего плохого в том, что мы просто это освещали. Мы никого не агитировали ехать в Ростов и вакцинироваться. И кроме того вопрос — а у нас что, запрещено покупать российские товары? Мы покупаем российскую электроэнергию? Покупаем. Россия в тройке самых больших торговых партнеров Украины, до сих пор. А «Квартал 95», принадлежащий Зеленскому, точно так же продает свой продукт в Россию. И президент получает роялти от деятельности «Квартала». А в проекте «Лига смеха», которую студия продала в РФ, встретятся команды из Украины, России и т.н. «Л/ДНР». Так в чем разница?

— Все-таки, ваша версия — почему дошло до блокировки телеканалов? Есть разные слухи. По одной из версий, такое решение пролоббировали олигархи, владеющие конкурирующими каналами. По второй — это сделано по звонку из Вашингтона. По третьей — Зеленский устал терпеть критику в свой адрес на ваших телеканалах, и это сугубо личная неприязнь. Что об этом думаете вы?

— По моей информации, Зеленский всегда очень болезненно воспринимал то, что транслировали наши телеканалы. А транслировали мы, по большому счету, то, что происходит — тарифы, которые не снижаются, Донбасс, в котором так и не установился мир, и абсолютный непрофессионализм власти. Зеленский вообще такой человек, который не воспринимает критику. Он так и не превратился в политика. Кроме того, знаю, что у Зеленского личная неприязнь к бенефициару нашего канала. Мне это напоминает агонию загнанного человека, который уже не знает, как спасать ситуацию. Потому что произошло это аккурат тогда, когда рейтинги Зеленского и его партии резко покатились вниз, когда случился тарифный кейс, провальный для власти. Очень смешно, конечно, рассчитывать на то, что люди не увидят цифры в платежках без наших каналов.

— Отец Зеленского, кстати, любил смотреть ваши каналы.

— Да, он сам об этом говорил.

— Кто заступился за вас из других СМИ? Удивил ли вас кто-то в хорошем смысле слова?

— Нет. Все либо поддержали запрет, либо отмолчались. За редким исключением. «Страна» — как раз такое исключение. Вы нас поддержали.

— Как вы оцениваете перспективы по каналам?

— Будем бороться. Кроме того, есть надежда, что у владельцев других медиа тоже разум проснется наконец-то. Они же должны понимать, что им тоже грозит опасность. И, в первую очередь, Игорю Коломойскому. И они сейчас могли бы поспособствовать центробежным процессам.

— В каком смысле?

— Во фракции «Слуга народа», в первую очередь. Чтобы монобольшинство развалилось окончательно.

— Еще один аргумент ваших оппонентов — каналы закрыли, потому что в Донбассе идет война, а потому любую «зраду» искоренять надо сразу.

— Наш канал сделал гораздо больше для мира в Донбассе, чем любой другой канал. Мы включали в эфир людей, которые там живут. Они боялись показать лицо, но рассказывали, что на самом деле там происходит. И большинство из них, кстати, говорили, что хотят вернуться на Украину. Мы освещали то, что происходит на линии фронта. А все эти «коллективные потураевы» вспоминают о Донбассе только перед выборами, когда устроили президенту тур на фронт, где он рассказывал, что он не лох. И когда они включили во всеукраинский опрос пункт по Донбассу — и то, о Свободной экономической зоне, а не о мире. Это — их максимум вовлечения в вопрос.

И кстати, впервые именно в нашем эфире впервые была поднята тема того, что чтобы пройти линию разграничения, людям приходится сдавать тесты на коронавирус по 1 тысяче 100 гривен. Бабушкам, которые едут туда, чтобы получить пенсию в 2 тысячи гривен. Кто-то просто пилил деньги на несчастных людях, которым и так приходится унижаться, стоя в очередях, еще и вынуждены платить огромные деньги, чтобы перейти через пункт пропуска. Это просто наглое зарабатывание на войне. Нам об этом в эфире рассказала жительница Луганска. И сейчас с этим разбираются.

Мы сделали для этих людей гораздо больше, как минимум потому, что мы хотели их слышать. Мы всегда в эфирах говорили о том, что возвращать нужно людей. Что не все украинцы считают жителей Донбасса «раковой опухолью».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.