Внешняя политика России носит агрессивный характер. Москва ведет на Украине гибридную войну, не только пытается заткнуть рот критикам режима, но и организует их убийства. Путинский режим унижает Запад. Но сейчас растет протест против царя Путина. Насколько серьезно нужно к этому относиться? Focus поговорил об этом с председателем Комитета по внешней политике бундестага и членом президиума ХДС Норбертом Рёттгеном.

Focus: Как вы думаете, господин Рёттген, такой президент России, как Навальный, вернет Крым Украине?

Норберт Рёттген: Размышления на эту тему я считаю неуместными. Во-первых, Навальному запрещено выдвигать свою кандидатуру. Подумывают даже о том, чтобы издать закон, который запретил бы им с женой баллотироваться. Во-вторых, люди в России протестуют вовсе не из-за президентства Навального. Выходить на улицы их заставляет недовольство общей экономической ситуацией, коррупцией и произволом государства.

— Можно ли тем не менее доверять Навальному, или Запад обхаживает его только для того, чтобы досадить Путину?

— Никто Навального не обхаживает. Он не политический проект Запада и не желанный повод для агитации против России. То, как обращаются с Навальным, начиная с его отравления запрещенным нервно-паралитическим ядом и отказа расследовать это преступление и заканчивая его арестом и обвинительным приговором, печальным образом иллюстрирует, насколько пренебрежительно относится к людям система Путина, насколько она репрессивна.

Почему это нас касается? Россия нарушает договор о запрещении химического оружия, Европейскую конвенцию о правах человека, игнорирует решения Европейского суда по правам человека, выполнять которые она обязана как член Совета Европы. И вот теперь в массовом порядке там арестовывают мирных демонстрантов и содержат их в плохих условиях. Такое поведение полностью противоречит всему, что европейцы считают своими ценностями.

— Учитывая продолжающиеся протесты против Путина, не возникает ли в России серьезная оппозиция, которая может угрожать самому президенту?

— Бесспорно, протесты обрели новое измерение. Они не централизованы, а распределены по всей стране, участники — в основном люди, которые раньше никогда не участвовали в демонстрациях, но теперь готовы к тому, что к ним будут применять насилие и аресты. Благодаря мужеству, решительности и расследовательской антикоррупционной работе Навальный стал главной фигурой этого протеста. Ситуация для Путина складывается серьезная.

— По распоряжению Путина за границей ликвидируют критиков его режима, он ведет гибридную войну против Украины и пытается манипулировать Западом. Зачем ему эта холодная войны 2.0?

— Эту формулировку я не разделяю, но описание того, что делает Россия, верно. Агрессивная внешняя политика и попытка создать некую постсоветскую сферу влияния, в том числе и военным средствами, преследует цель отвлечь внимание от плачевного состояния собственной страны. С таким курсом Путину долгое время удавалось трансформировать настроение граждан страны, преобразуя их ощущение упадка в новое самосознание и гордость. Но этому пришел конец. Путин не смог модернизировать экономику, разрыв между бедными и богатыми становится все больше, недовольство растет.

— Что может предпринять против этого Запад под руководством США?

— Аннексия Крыма и новая агрессивная внешняя политика России вызвала сплоченную реакцию Запада. Примечательно, что это был первый случай, когда Германия — и прежде всего канцлер Меркель — с согласия европейских партнеров и американцев взяла на себя ведущую роль в процессе. Эта политика по-прежнему верна, потому что она базируется в первую очередь на единстве Запада, готового в случае необходимости санкциями показать, что военное насилие против других государств неприемлемо. И в этом отношении приходится сожалеть, что тема «Северного потока — 2» вызвала такой раскол во мнениях.

— Одобряете ли вы санкции или, как многие в СДПГ, считаете их бессмысленными?

— Санкции вовсе не бессмысленны, и те, что уже действуют, абсолютно оправданы. Так как мы не ответили на военное насилие со стороны России военными средствами, санкции стали способом Запада показать, что подобная политика неприемлема. Эта сплоченность Запада произвела на Путина впечатление.

— Как бы вы прокомментировали теперь и документально подтвержденное предложение федерального министра финансов Олафа Шольца (Olaf Scholz), который обещал Трампу 1 миллиард долларов за смягчение политики в отношении «Северного потока — 2»?

— Попытка заключить подобную сделку была в любом отношении совершенно неуместной. Во-первых, это предложение показывает, что СДПГ ничего не поняла в политике защиты климата. Во-вторых, американский сжиженный газ неконкурентоспособен, он слишком дорог. В-третьих, налицо неправильная внешнеполитическая оценка ситуации, потому что американцев беспокоит геостратегическое значение «Северного потока — 2» как политического оружия. И в-четвертых, это предложение показывает, насколько иррационально СДПГ ведет этот проект.

— Вы бы сказали, что «Северный поток — 2» — один из последних мостов между Германией и Россией?

— При всем уважении я не могу согласиться с такой оценкой ни в том, что касается взаимоотношений Германии и России, ни с позиций других европейских государств.

— Вот уже 50 лет Запад следует доктрине «изменение через сближение». Но ведь ни Россия, ни Китай, несмотря на сближение через глобализацию, не стали более демократичными?

— «Изменение через сближение» было концепцией политики разрядки Вилли Брандта. В ее рамках этот принцип был исторически успешным и стал значительным достижением. Но пытаться каким-то образом применить его к отношениям с Россией или Китаем в наше время совершенно неверно.

— Но и Джо Байден в отношениях с Германией и Европой будет жестко отстаивать интересы США. Конечно, он не такой буйный, как Трамп, но что, если он станет для нас еще более сложным партнером?

— Однозначно, не станет. Новая администрация президента Байдена хочет сотрудничать с немцами как с настоящими партнерами. Именно в этом состоит вызов для нас: готовы ли мы общаться с США на этом уровне отношений?

О Норберте Рёттгене

Политик из ХДС Норберт Рёттген (Norbert Röttgen) родился 1965 году в Северной Рейн-Вестфалии, с 2014 года занимает пост председателя Комитета по внешней политике бундестага ФРГ. В феврале 2020 он первым официально выдвинул кандидатуру на пост председателя ХДС, что стало неожиданностью для многих. Однако на выборах 16 января 2021 года его обошел премьер-министр Северной Рейн-Вестфалии Армин Лашет (Armin Laschet), который победил во втором туре и другого кандидата Фридриха Мерца (Friedrich Merz) и стал новым председателем ХДС. С 2009 до 2012 года Рёттген, юрист по профессии, был федеральным министром по охране окружающей среды.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.