Приближается очередная годовщина кровавых событий Евромайдана, а некоторые украинцы не придумали ничего лучшего, чем отпраздновать эту дату шуточными издевательствами в интернет-комментариях. На этот раз объектом издевательств оказались не белорусские, а российские протестующие. По мнению этих комментаторов, они просто трусы с рабской генетикой: в отличие от свободолюбивых украинцев, не способные решительно дать в морду полицейским «космонавтам», поджечь автозак, в конце концов, прогнать надоевшего президента за пределы страны. Причем комментарии определенно издевательские, едкие, оскорбительные. Но направлены они не на сторонников Путина, а на тех, кому он как раз очень не нравится. «Вы думаете, что наш враг — Путин? Да нет, наш враг вы — все русские, в том числе либералы. Это вы позволили Путину стать тем, кем он стал. Это вы не пошли на штурм Кремля, когда Путин напал на Украину. Надеемся, вы, российские либералы, будете сидеть в подвалах во время артобстрелов, а ваши дети рядом будут стонать от голода! Вот на что вы, рабы, заслуживаете», — примерно таков заурядный смысл этих комментариев.

Первое, что хотелось бы заметить — а какова цель? Ну, допустим, эти комментаторы считают себя интернет-воинами, которые на информационном фронте героически сражаются за Украину. Они хотят, чтобы либерально настроенные россияне перестали выходить на улицы? Или чтобы они стали сторонниками Путина? Или чтобы они расшибли себе голову об стенку?

Каждая пропаганда преследует цель. Гитлеровцы считали славян низшей расой, а евреев вообще нелюдьми — но во время атаки на Польшу их пропаганда рассказывала о гарантии соблюдения всех прав граждан Польши. На территории СССР в пропагандистских радиопередачах и печатной агитации нацисты вообще позиционировали себя как освободители: ни слова о запланированных массовых расстрелах и концентрационных лагерях, лишь свобода, добро и любовь. Сталинский СССР во время войны против гитлеровской Германии совершал чудовищные преступления — как против военнопленных, так и против гражданского населения на немецкой территории — но в радиоэфире советская пропаганда рассказывала немцам о том, сколько любви и добра желает она немецкому народу.

Почему? Да потому что пропаганда всегда преследовала конкретную цель — ограничить сопротивление противника. Поэтому пропагандисты и говорили: «Мы не воюем против вашего народа, мы воюем против вашей власти, которая и является настоящим врагом собственного народа». Во время нападения на Финляндию в СССР даже написали песню «Принимай нас, Суоми-красавица», где были такие строки:

Ни шутам, ни писакам юродивым
Больше ваших сердец не смутить.
Отнимали не раз вашу родину —
Мы приходим ее возвратить.
Мы приходим помочь вам расправиться,
Расплатиться с лихвой за позор…

Эта песня звучала именно тогда, когда советские бомбы падали на густонаселенные кварталы рабочих районов финской столицы.

У Украины не имеется никаких возможностей организовать артиллерийский обстрел Москвы. Но добровольные агитаторы почему-то изо всех сил пытаются донести до либерально настроенных россиян месседж о том, что Украина — их враг. Не враг Путина, а именно лично их. По моему мнению, в этом нет никакого желания помочь своему государству — а лишь извращенное удовлетворение собственных психологических комплексов. Выглядит жалко: как в известной басне про слона и Моську.

А теперь перейдем к главному аргументу: героической победе украинцев на Майдане. Не имею представления, сколько из этих комментаторов были на Майдане лично, но не более чем один раз. Я же был там почти ежедневно, видел динамику, видел условия, в которых организовывался и менялся протест. И вот некоторые наблюдения.

На Майдане присутствовали русские. На Майдане были российские флаги. Как минимум с одним русским из «Самообороны Майдана» я познакомился лично — в больнице на Подвысоцкого, где он, после полученных ранений, лечился вместе с другими майдановцами. А пройдя со стороны Европейской площади, возле Дома профсоюзов висело полотнище с надписью: «Мы с русскими по крови — братство, но никогда — по братству рабства!» Что это значило, я не совсем понял, но холст висел, никто его не снимал.
Добраться до Майдана можно было без всяких проблем. Я обычно шел пешком от площади Льва Толстого. По дороге меня сотрудники милиции не проверяли. Меня не останавливали титушки. Я ни разу не столкнулся ни с какими, даже малейшими проблемами. Когда на Институтской стреляли, когда под монументом Независимости стояли силы МВД — со стороны Михайловской частные автомобили подвозили покрышки, бензин, еду, одежду. Их номерные знаки не были прикрыты. Водители не боялись: не потому, что были такими бесстрашными, а потому, что ни к кому из них не пришли домой работники СБУ. Даже к семьям руководителей «Самообороны Майдана» не приходили домой с обыском. Или я ошибаюсь?

Атаки милиции на Майдан ни разу не проводились одновременно с нескольких направлений. Не было блокирования прилегающих районов. Чего-то такого, что белорусы называют понятным термином «хапун», не было вообще. Однажды беркутовцы устроили засаду на активистов Автомайдана в Крепостном переулке. Тогда их вытащили из машин и поставили на колени прямо в снегу, на склоне горы за Мариинским парком. И знаете что? Они стояли. На коленях. Активисты не били морды беркутовцам, хотя были не «московскими рабами», а вполне даже гордыми украинцами. Потом их судили. И почему-то под суд не пришли несколько тысяч майданцевцев, не разнесли это учреждение, не освободили своих собратьев. Я вспоминаю, как жена одного из них собрала друзей, чтобы подумать вместе, как спасти мужа. И на этой встрече речь не шла о героическом забрасывании врагов бутылками с «молотовым», речь шла о передаче еды и одежды в СИЗО, привлечении внимания СМИ и хорошего адвоката. Что-то слишком напоминает «московских рабов», а не свободолюбивых боевых казаков, правда?

Украина никогда не имела огромного потока нефтедолларов, который позволил бы удержаться у власти одной политической силе, а параллельно воспитать лояльную к ней прослойку бюджетников, государственных служащих и частного бизнеса, обслуживающих ее. Тем более денег не хватало на то, чтобы создать очень хорошо оплачиваемую привилегированную прослойку «силовиков», то есть людей, основной задачей которых является бороться с несогласными. Российские и белорусские «космонавты» — это те, кто уже много лет получают высокую зарплату, защищая Путина и Лукашенко. Они никогда не знали другой власти. Они не верят, что власть изменится. Они знают, что всегда надо быть на стороне власти, а власть всегда тебя «отмажет». Это не идет ни в какое сравнение с бедной и униженной украинской милицией на рубеже 2013-2014 годов, которая еще помнила, как сменялся Кучма на Ющенко, Ющенко на Януковича, калейдоскоп правительственных кризисов, протестов и перманентной нестабильности. Они знали, что власть рано или поздно изменится. Они знали, что в случае чего крайними будут они и вряд ли высокие дяди будут защищать их от преследования. И протестующие знали, что они знают. И не уставали это повторять.

Конечно, никак не стоит преуменьшать того, что сделало украинское общество на Майдане. Но и преувеличивать, искажая факты, также не надо. Не стоит забывать, что баррикады на Грушевского не имели никакой практической функции, кроме символической — и для российских СМИ в частности. Дважды милиция получала приказ наступать — и дважды их сметала. Не стоит забывать, что мы до сих пор не выяснили, кто именно придумал осуществить наступление вверх по Институтской — в направлении никому на самом деле не нужной баррикады у верхнего выхода из метро «Крещатик». И что до нее тогда так и не дошли — оказалось, что фанерные щиты плохо помогают против снайперских пуль. Даже если ты — украинец, а не «московский раб». А теперь представьте, что снайперы не только на Институтской, но и на Бессарабке, на Софийской, на Почтовой, на Владимирской площадях. Что в метро — «хапун». Что по квартирам активистов ходят неизвестные лица в черной одежде и забирают их в неизвестном направлении. И да, у них есть оружие. И они стреляют в случае чего.

«На Украине такое невозможно», — скажете вы. Да, соглашусь. Но не потому, что украинцы какие-то особенные. А потому, что у нас бедная страна, управляемая олигархами, а эти олигархи очень хорошо зарабатывают на экономическом сотрудничестве с ЕС. Они не хотят санкций. Они не могут себе позволить превратить столицу в ад для собственных граждан. А руководители России и Белоруссии — могут. И не стоит надувать щеки на тему «да если бы они попытались начать террор — мы бы им все тюрьмы сожгли», потому что они не начали. Точнее, не начали украинские олигархи и подконтрольное им МВД в Киеве. Начал Путин на украинской территории — сначала в Крыму, потом в Донецке и Луганске весной 2014 года. И почему тысячи сильных, отважных украинцев не приехали в апрельский Донецк, чтобы ради забавы разогнать «московских рабов» из террористической группировки «ДНР». Хотя, казалось бы, это так просто — опыт Майдана совсем свежий. Не так ли?

Евромайдан поэтично назвали «Революция Достоинства». Я и сам люблю этот термин. Ведь, по сути, для людей с очень разными идеологическими взглядами речь шла именно о достоинстве. Правление неотесанного жадного бандита странным образом унизило достоинство очень разных людей — от неонацистов до ЛГБТ-активистов. Примерно то же самое происходит сейчас в России и Белоруссии. «Примерно» — потому что совсем иная «история болезни» и как следствие — совсем другой режим по ту сторону невидимой линии фронта. И чем больше некоторые украинцы изводят людей, поднявшихся на защиту собственного достоинства, причем травят, используя как козырь трагедию семей погибших из Небесной сотни, тем больше демонстрируют, что им самим достоинства все-таки не хватает.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.