Если бы в подобном видео фигурировал какой-нибудь австрийский или немецкий политик, результатом стала бы его немедленная отставка. «Здравствуйте! Сегодня мы поговорим о борьбе с насекомыми», — говорит молодой россиянин в начале короткого ролика. «Никто из нас не застрахован от того, что в наш дом заползет таракан или в форточку залетит муха», — продолжает белокурый мужчина, в то время как изображения насекомых с помощью сложных технических эффектов увеличиваются до пугающих размеров.

Далее ведущий говорит, что каждый знает средства против насекомых: мухобойка и тапочки. «Но что делать, если таракан окажется слишком велик, а муха не в меру агрессивна?» — задается он вопросом, пока на фоне появляются изображения кавказских боевиков, а в студию врывается закутанный в странные одежды террорист. Раздаются выстрелы, и вот нападавший уже распростерт на полу. «Ну, а в этом случае я рекомендую пистолет», — говорит блондин.

«Не узник совести»

Видео сделано «Национальным русским освободительным движением (НАРОД)», а молодой блондин, который в клипе 2007 года так эффектно иллюстрирует требование этой партии о легализации огнестрельного оружия, — не кто иной, как Алексей Навальный. Сегодня он широко известен как ярый противник российского президента Владимира Путина, борец с коррупцией, журналист-расследователь и политический пленник шефа Кремля.

То, что жизненный путь Навального не так уж безупречен, известно давно. Но на фоне его мужественной борьбы с путинской автократией вопрос о прошлой политической ориентации 44-летнего политика отошел на второй план.

Так было до прошлой недели, когда Amnesty International сделала нечто, вызвавшее у критиков России острое недовольство. Эта правозащитная организация, выступающая за освобождение Навального, заявила, что более не рассматривает критика Кремля как «узника совести». Причина: Навальный якобы не дистанцировался от своих ранних высказываний, «на грани оправдания ненависти».

«Кариес на здоровом русском зубе»

Хотя в организации и признают, что противник Путина в последние годы уже не позволял себе экстремистских высказываний (таких как в видеороликах «НАРОДа», где он называл среднеазиатских трудовых мигрантов «кариесом на здоровом русском зубе»). Кроме того, 44-летний политик больше не участвует в националистических маршах на стороне правых экстремистов, как в начале 2010-х годов.

Но отрекаться от утверждений Навальный тоже не стал. Соперник Путина не удалил свои видеоролики, а в интервью международной прессе заявляет, что не отказывается от своих высказываний, хотя сегодня и выражается по-другому. Он считает, что Россия нуждается в миграции, но упорядоченной. Поэтому он выступает за введение виз для выходцев из Средней Азии.

Миграция — одна из главных тем

Получается, Навальный — волк в овечьей шкуре, русский этнонационалист? Но при ближайшем рассмотрении его портрет кажется размытым. Политическая жизнь критика Путина столь же феерична и многолика, как и он сам.

Навальный начал карьеру в леволиберальной прозападной партии «Яблоко» Григория Явлинского. В 2007 году его оттуда исключили. Случилось ли это из-за правого уклона Навального или потому, что уже тогда самоуверенный адвокат не захотел подчиняться доминирующему в партии Явлинскому, сказать трудно.

В последующий период, вплоть до 2013 года, Навальный выступал как критик трудовой миграции: на этой теме в тогдашней России можно было набрать немало очков. «Из-за экономического подъема в 2000-е годы возникла большая потребность в дешевой рабочей силе. В первую очередь выходцы из Средней Азии отправлялись на поиски счастья в Россию», — объяснил политолог Александр Дубовой в интервью газете Wiener Zeitung

Переориентация на борьбу с коррупцией

«Кремль не заинтересован в ограничении миграции — по геополитическим причинам. Ведь визовый режим со среднеазиатскими государствами, с которыми Кремль вступил в таможенный союз и заключил соглашение о Евроазиатском экономическом партнерстве, заставил бы их отвернуться от России», — считает Дубовой, эксперт по России в университете Вены.

Но Навальному антимигрантский и ксенофобский курс не навредил: в 2013 году на выборах мэра Москвы он вышел на второе место, набрав 27% голосов, что стало его огромным успехом. Благодаря этому Навальный обрел ранг главы антипутинской оппозиции. С того самого момента он изменил курс и перестроился на свою нынешнюю специализацию — разоблачение коррупции в российской элите. С 2013 года критик Кремля практически не делает правопопулистских высказываний.

Трудно реализуемые тезисы

Тем не менее четкого представления о нем нет. «Каковы политические взгляды Навального, неизвестно. Возможно, в идеологическом отношении он просто оппортунист, придерживающийся тех позиций, которые, по его мнению, в данный момент находят самый широкий отклик у населения», — говорит политолог Герхард Манготт (Gerhard Mangott) в интервью газете Wiener Zeitung. Например, его экономическая программа крайне популистская: Навальный требует повышения минимальных зарплат и пенсий, штрафного налогообложения компаний, обогатившихся в 1990-е годы, а также налоговых льгот для малых и средних компаний. Осуществить все эти требования будет сложно.

Как говорит далее Манготт, во внешней политике курс Навального еще менее понятен: «В 2008 году, во время российско-грузинской войны, Навальный был настроен даже радикальнее, чем российское руководство, и требовал оккупации всей Грузии. А вот в отношении Крыма он выступает за проведение референдума под международным контролем, который должен определить, относиться ли полуостров к России или к Украине. Интервенцию в Сирии он назвал пустой тратой денег в регионе, в котором у России нет жизненно важных интересов. То есть, как говорит Манготт, в одних ситуациях он — за экспансию, а в других выступает за то, чтобы Россия освободилась от особой роли, навязанной ей Путиным и его подручными, и стала «нормальным государством».

«Не Вацлав Гавел»

Только одно, по мнению эксперта по России Манготта, можно сказать с уверенностью: «Он хочет свергнуть путинскую систему и взять власть в свои руки. В этом он видит свою миссию».

Ярко выраженное стремление к власти и авторитарные черты отмечает у сидящего в тюрьме оппозиционера и Дубовой. Как и Манготт, он также убежден, что Навальный — не либеральный демократ западного толка: «Если он придет к власти, то вторым Вацлавом Гавелом не станет. Скорее — авторитарным модернизатором, как премьер-министр Сингапура Ли Куан Ю, который правил страной четверть века и в конечном итоге внедрил там демократию сверху вниз».

И во внешней политике Западу не стоит слишком многого ожидать от Навального, если тот когда-нибудь станет президентом. Как объясняет Манготт: «Навальный — русский политик, и, став президентом, он будет отстаивать российские интересы, а не западные. Настоящего медового месяца с Западом не будет».

Нормальность вместо ностальгии по империи

Дубовой считает, что не нужно переоценивать национализм Навального. Во-первых, он всегда дистанцировался от агрессивных неонацистов и уже извинился за высказывания о Грузии. Во-вторых, политика в России (и вообще в Восточной Европе и во многих других частях света) функционирует не так, как на Западе, который чутко реагирует на любые проявления национализма. В 2005 году, например, прозападный либерал и противник Путина Гарри Каспаров также выступал за сотрудничество с националистами. И те всегда участвовали в его демонстрациях.

«Навальный хочет, чтобы Россия преодолела постсоветскую ностальгию по империи, которую олицетворяет Путин, — говорит Дубовой. — Его цель — создание „нормального" национального государства, какие уже давно существуют в Европе. Навальный называет себя национал-демократом. Экстремистом он не является».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.