Визит Папы Франциска привлек внимание многих, хотя большинство экспертов сочло его лишь символическим жестом религиозного руководства.

Это халатное упрощение в оценке нынешнего и прошлых визитов главы Ватикана.

Трудно определить значение данного визита в отрыве от его временных рамок. На самом деле они отражают позицию Ватикана как материнской церкви по отношению к арабскому региону с живущими в нем христианами и мусульманами. Чтобы доказать это, мы должны выделить группу важных дат в истории политики Ватикана по отношению к региону и исламу как религии, завершающей все божественные послания.

До 28 октября 1965 года Ватикан не признавал исламскую религию и относился к ней довольно радикально, пока не был подписан документ, ознаменовавший переломный исторический этап во во взаимоотношениях христианства с остальными религиями. Это декларация Nostra aetate («В наше время»).

В нем говорится о диалоге христиан с людьми других вероисповеданий, и исламская религия была упомянута в следующем отрывке: «Они ценят моральную жизнь и поклонение Богу, в особенности посредством молитвы, раздачи милостыни и поста». Что касается диалога, то в документе указано, что Бог не разделяет людей, и поэтому нет причин для какой-либо дискриминации.

После принятия декларации отношения христианства и ислама не были гладкими и простыми. До 1990-х годов, то есть до окончания холодной войны и утверждения американской гегемонии, их омрачали неясность и разногласия. В эту эпоху возникла теория о столкновении цивилизаций.

Она нашла отражение в идеях Сэмюэля Хантингтона. Его конфликтная теория выдвинула религию вперед как причину разногласий между народами, вместо того, чтобы быть точкой их соприкосновения, словно документ середины 60-х был похоронен в этот период и сказанное Хантингтоном, Фукуямой и другими узаконило конфликт. В частности, Хантингтон сосредоточил внимание на том, что мир разделен на цивилизации, и фактором разделения является культурная идентичность. В то время он не соглашался со своим учеником Фрэнсисом Фукуямой, который считал, что миром может управлять одна культура и одна модель — американский либерализм. По его мнению, самая важная цель — найти оправдание для применения американской мощи и доминирующей роли в мире, поскольку утрата гегемонии представляет для Соединенных Штатов главную угрозу.

Теория столкновения цивилизаций стала причиной множества трагедий. Были разрушены такие страны и народы, как Ирак и Афганистан, и последствия войн наблюдаются до сих пор. В то время религия была одним из элементов конфликта, и Джордж Буш-младший вернул термин «священные войны», что заставило мусульман вспомнить кошмар крестовых походов, а их религию заклеймили терроризмом. На протяжении трех десятилетий регион только и делал, что защищался от обвинений в терроризме, пока не произошли важные изменения на политическом, интеллектуальном и религиозном уровнях. К власти в Соединенных Штатах пришли другие силы, а вместе с ними изменилась и политика страны: авторы теорий о столкновении цивилизаций и конце истории отступили от своих идей, как это сделал Фукуяма и другие.

Возвратимся к важной вехе в 2017 году, когда Папа Франциск посетил Египет и принял участие в мирной конференции в Аль-Азхаре. Как заявил тогда глава Ватикана, христианско-исламский диалог — это способ противостоять экстремизму. Два года спустя весь мир столкнулся с еще одним положительным сдвигом. Речь идет о документе, подписанием которого завершился визит Папы в Абу-Даби в феврале 2019 года. Вместе с великим Имамом Аль-Азхара Папа принял документ под названием «Человеческое братство», закрепивший такие ценности, как терпимость, диалог, справедливость и принятие других. В нем говорилось также о значимости отношений между Востоком, то есть нами, и Западом, то есть ними. Согласно тексту, между нами нет разногласий, и мы скорее дополняем друг друга.

Принятие документа о «человеческом братстве» продолжает играть важную роль, стимулируя взаимодействие представителей двух религий на международных форумах и в крупных образовательных учреждениях. Он стал основой нового образа мышления и стремления создать здоровое поколение, далекое от конфликтов и столкновений.

Теперь остановимся на недавнем визите Папы в Ирак в условиях пандемии и введенных ограничений для его населения. Это визит Запада на Восток, шаг материнской церкви к христианам региона, одной цивилизации навстречу другой, ради пересмотра концепции, где наличие конфликта представляется как аксиома, в пользу мирного сосуществования и гармонии.

Визит Папы в Ирак нужно оценивать с разных точек зрения: политической, интеллектуальной и религиозной. Однако, самый дальновидный тот, кто рассматривает его в контексте интеллектуального и религиозного конфликта, поскольку это огромный скачок вперед, после которого скатиться назад будет очень трудно. Времена меняются, и старые ядовитые идеи погибают, но что важнее их смерти, так это провозглашение об их смерти. Поэтому визиты главы Ватикана можно рассматривать как объявление о гибели прежних идей о столкновении и конфликтах, даже если они тогда вписывались в религиозные и интеллектуальные рамки.

Нам известно, что политики — это и есть лица, принимающие решения и формирующие политику государств и народов, но они не могут использовать насилие без опоры на источник, которым являются религия и труды мыслителей. Таким образом, лишив этот источник всякой легитимности в отношении применения насилия и конфликтов, мы ставим в трудное положение политика, благосклонного к этому насилию, а дружеские отношения между религиями — реальная возможность положить конец противостоянию и сложить оружие.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.