За сорок пять лет вражды между США и Советским Союзом опосредованные войны этими державами велись по всему миру, — пишут авторы статьи в «Экономист» (The Economist). Как считают британцы, холодная война была более всего ощутима в Европе, где СССР опасался потерять своих, по определению издания, сателлитов, а США беспокоились о том, что их союзники всё больше смягчали свои позиции.

Британцы считают позитивным тот факт, что состязание между Китаем и Америкой разительно отличается: вооруженные силы этих стран не рассматривают друг друга как врагов при том, что у каждого из них свой союзник в Тайване и Северной Корее, где противостояние длится не одно десятилетие. Однако при всём этом эксперты убеждены, что самым главным предметом соперничества между двумя державами будет Юго-Восточная Азия. И хотя в регионе и не обозначены очевидные линии фронта, это создает еще более сложные условия в противостоянии двух государств.

Люди, проживающие в Юго-Восточной Азии, уже рассматривают Америку и Китай как два противоположных полюса, которые тянут их страны в разных направлениях. К примеру те, кто выступает против недавнего военного переворота в Мьянме, выходят на улицы с лозунгами, осуждающими Китай за оказание поддержки генералам, и умоляют Америку вмешаться. Правительства этих стран ощущают давление от того, что вынуждены выбирать чью-то сторону. В 2016 году Родриго Дутерте (Rodrigo Duterte), президент Филиппин, сделал громкое заявление о том, что его страна «отделяется от Америки» и одновременно принес клятву верности Китаю.

Заявление Китая о том, что практически все Южно-Китайское море находится в пределах ее территориальных вод, что не приемлют США, вызвало ожесточенные споры в главном региональном клубе, Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), чьей поддержкой Пекин стремится заручиться.

«Экономист» прогнозирует, что существует два серьёзнейших фактора, которые говорят в пользу того, что предстоящая решительная схватка станет только ожесточеннее. Во-первых, для Китая Юго-Восточная Азия является стратегически чрезвычайно важной. Регион располагается буквально на пороге у Китая, и покрывают торговые пути, по которым в страну поступают нефть и другое сырье, а также вывозится готовая продукция. В то время как с востока Китай окружен союзниками американцев — Японией, Южной Кореей и островом Тайвань, то с юго-востока Китая, напротив, совсем не враждебные ему территории, с которых открывается доступ к Индийскому и Тихому океанам, что открывает пути для торговых и военных целей. И Китаю, уверены британские эксперты, удастся избавиться от «клаустрофобии» лишь только в том случае, если стране удастся стать главенствующей державой в Юго-Восточной Азии.

Но Юго-Восточная Азия — это не просто промежуточная станция на пути к другим целям. И вторым определяющим фактором в нарастании накала борьбы за регион, согласно оценкам «Экономиста», является то, что регион Юго-Восточной Азии сам по себе является важной частью глобальной мировой системы. Здесь проживает 700 миллионов человек, что в совокупности больше, чем в Европейском союзе, Латинской Америке или на Ближнем Востоке. Если бы Юго-Восточная Азия была единым государством, и не принимать во внимание уровень жизни, то ее экономика заняла бы четвертое место в мире в списке крупнейших, сразу после Китая, США и Индии. И, как замечают эксперты, экономика региона продолжает быстро набирать темпы. В последние десять лет экономика Индонезии и Малайзии росла на 5-6%; Филиппин и Вьетнама — на 6-7% в год. Более бедные страны региона, такие как Мьянма и Камбоджа, демонстрируют еще большие темпы роста.

Для инвесторов, которые предпочитают обходить Китай, Юго-Восточная Азия стала местом номер один при выборе производственного хаба. Кроме того, потребители региона уже достаточно состоятельны, чтобы представлять собой привлекательный рынок. Таким образом, с точки зрения торговли и геополитики, Юго-Восточная Азия — настоящий подарок.

«Экономист» с большой долей уверенности полагает, что из двух конкурентов этот подарок скорее всего получит Китай. Ведь на сегодняшний день он является крупнейшим торговым партнером региона и инвестирует в него гораздо больше, чем США. По крайней мере, одна страна — Камбоджа, уже фактически является «клиентом» Китая. И ни одно из государств не готово переходить дорогу Китаю и принимать сторону Америки в многочисленных спорах, существующих между двумя сверхдержавами.

При этом эксперты отмечают, что при казалось бы прочнейших связях Китая и Юго-Восточной Азии они все же обременительны, и китайские инвестиции — при их колоссальных размерах — имеют и обратную сторону. Британцы замечают, что китайские компании часто обвиняются в коррупции или нанесении существенного вреда окружающей среде, а многие компании предпочитают привлекать к работе трудовых мигрантов из Китая вместо найма местного населения, что снижает положительное влияние на национальную экономику. Кроме того, эксперты призывают учитывать и чувство нестабильности в этих странах, которое основано на часто повторяющихся действиях Китая по вводу ограничений на торговлю и инвестиции, чтобы наказать те страны, которые посмели ему перечить.

«Экономист» считает, что тревогу у соседних стран вызывает и наращивание военной мощи Китая. Захватывая и укрепляя рифы и отмели в Южно-Китайском море и притесняя суда других государств региона, которые занимаются рыболовством или добычей нефти в близлежащих водах, Китай создает напряженность в отношениях с практически всеми странами региона, от Вьетнама до Индонезии. Китай также поддерживает связи с повстанцами, которые ведут борьбу против демократического правительства Мьянмы, известно также, что ранее он оказывал поддержку повстанцам во всем регионе.

Как считают в Лондоне, подобные агрессивные действия не приносят популярности Китаю практически на всём пространстве Юго-Восточной Азии, что является проявлением традиционно сложившихся тревожных предубеждений. Так, забастовки противников Китая — нередкое явление во Вьетнаме. В Индонезии, стране с самым большим мусульманским населением в мире, проходили протесты практически по всем поводам, начиная с выступлений против нелегальных мигрантов из Китая, до угнетения его мусульманских меньшинств. Даже в крошечном Лаосе, государстве с коммунистической диктатурой, где общественное неповиновение является чем-то неслыханным, довольно часто можно услышать высказываемое шепотом несогласие по поводу доминирования Китая. Главы государств Юго-Восточной Азии, возможно, не решаются открыто критиковать Китай, опасаясь экономических последствий, но они, как уверены в Лондоне, осознают опасность того, чтобы быть слишком услужливыми, так как это может вызвать недовольство их собственных граждан.

«Экономист» считает, что на сегодняшний день заявка Китая на гегемонию в Юго-Восточной Азии не гарантирована. И хотя правительства стран этого региона не готовы отказываться от инвестиций и торговли с состоятельным соседом, однако, как считают в Лондоне, эти страны в то же время хотят того же, что и США, — мира, стабильности и порядка, основанного на системе правил. Как и все государства второго эшелона, крупные страны Юго-Восточной Азии заинтересованы в том, чтобы застраховать риски и посмотреть, какую выгоду они могут извлечь из сотрудничества с сегодняшними Голиафами.

Британские эксперты в заключении как обычно дают рекомендации: чтобы избежать попадания Юго-Восточной Азии в орбиту Китая Америке необходимо способствовать тому, чтобы страны этого региона не давали загонять себя в угол, и выстраивать систему противовесов влиянию Китая. Один из подобных механизмов — более тесная региональная интеграция. В действительности объем торговли и инвестиций между странами Юго-Восточной Азии гораздо существеннее того, что они имеют с Китаем. Еще один механизм — укрепление связей с другими азиатскими странами, такими, как Япония или Южная Корея. Эту стратегию, как представляется в Лондоне, уже взяли на вооружение страны АСЕАН. И самое главное, убеждены британцы, — нельзя допустить того, чтобы Америка попала в ловушку, пытаясь вынудить страны региона занять чью-либо сторону. И это как раз то, чему Юго-Восточная Азия намерена противостоять.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.