С 2014 года «Боко харам» (террористическая организация запрещена в РФ, прим.ред.) без конца похищает девушек в Нигерии: последний случай произошел 25 февраля этого года и не вызвал никакой политической реакции в нашей стране.

В Ираке женщины из числа езидов (курдское меньшинство на северо-западе страны) становятся жертвами «Исламского государства» (террористическая организация запрещена в РФ, прим.ред.) при оглушительном молчании международных властей.

По словам бывшего генсека ООН Пан Ги Муна, целый ряд меньшинств сталкиваются с преступлениями против человечности, военными преступлениями и другими серьезными нарушениями прав человека. При этом первыми жертвами становятся женщины и девочки.

Общее у всех этих жертв в том, что они в своем большинстве относятся к этническим и религиозным меньшинствам. Идеология свирепствующих в этих регионах групп несовместима с принципами разнообразия.

Всех этих девушек ждет одна и та же участь. Их рассматривают как простой товар, за них требуют выкуп от родственников и властей, их могут отправить в рабство, насильно выдать замуж, насиловать. Их животы становятся оружием, которое призвано породить армию молодых и послушных джихадистов.

Эти похищения представляют собой полноценные теракты, поскольку лишают население сил сопротивляться под страхом того, что членов семьи могут похитить и продать.

Торговля людьми все еще остается прибыльным бизнесом для вооруженных групп, которых совершенно не беспокоит участь собратьев. Этот обычай с давних времен является частью их истории. Примером для этих воинов служит сам Пророк, который тоже не чурался подобной практики.

В мединской части Корана, начиная с 622 года, догма делит мир на две части. С одной стороны, неверные из безбожных регионов, которые должны быть подчинены или обращены. С другой стороны, территории исламского закона.

Масштабные исламские завоевания VII века повлекли за собой захват множества пленных. Их убивали, делали воинами или домашними рабами. Очень быстро были начаты переговоры с царями и другими местными лидерами. Они добились сохранения за собой своих мест в обмен на невольников, как мужчин, так и женщин. Параллельно с этим арабские корсары устраивали набеги на северное и западное побережье Средиземного моря.

Рабы (главным образом чернокожие) стали товаром, который использовался как для работ в соляных шахтах, так и в качестве домашней прислуги. Самых красивых женщин отправляли в гаремы султанов. Их тела стали способом получения удовольствия и инструментом продолжения рода. Властители признавали появившихся от таких союзов детей, хотя лишь немногим потомкам рабов удавалось претендовать на имущество и титулы родителя.

Помимо такой древней практики, существует и законодательство, которое не оставляет и тени сомнений насчет приниженного положения неверных в Коране. Колонизированному населению, которое хотело жить, но не хотело принимать ислам, был навязан статус «зимми», обязанных платить налог граждан второго сорта. Их также обязывали носить определенную одежду или отличительные знаки, чтобы их можно было легко узнать.

Работорговля сохранилась до ХХ века. Из-за нее арабо-мусульманские народы можно считать главными угнетателями черных. По самой вероятной оценке, речь идет о 17 миллионах жертв.

Идеология современных террористических групп уходит корнями в пуристское прочтение Корана, в котором жизнь и поступки Пророка представляются в качестве образца. Это может объяснить вызванное угнетениями бегство этнических и религиозных меньшинств с завоеванных исламом территорий.

Во Франции салафитское течение призывает верующих встать на путь саляфов — как оно утверждает, единственно правильный и чистый. Речь идет о трех первых поколениях соратников пророка Мухаммеда. Любая другая практика отвергается. Опасения насчет сепаратизма со стороны этого фундаменталистского подхода к исламу должны подтолкнуть каждого ответственного политика к тому, чтобы отвернуться от двусмысленных отношений с такими не скрывающими сектантских замашек группами.

Как бы то ни было, с 1920 года и первого Съезда народов Востока мы видим, что революционные левые объективно встали на сторону исламистов. Эти марксисты посчитали их борьбу возможностью для дестабилизации сложившегося порядка. Они приняли вокабуляр «Братьев-мусульман» (террористическая организация запрещена в РФ, прим.ред.), в том числе понятие «исламофобия», а также включили в свои ряды сторонников радикальных расовых теорий. Тем самым они сделали своими и цели, прежде всего, борьбу с Израилем и белым империализмом. Они заменили классовую борьбу расовой и увидели в новых «угнетенных» прекрасных союзников. Здесь они дошли до договоренностей с самыми настоящими расистами (хотя всегда открещивались от этой идеологии) и авторитарными режимами. Например, в 1979 году они поддержали исламистов в Иране.

Нельзя не признать, что французские левые, которые так активно поддерживают индихенистов и постколониальных активистов, обвиняющих Запад, и в том числе Францию, в преступлениях против человечности и потворстве работорговле, не горят желанием встать на защиту меньшинств, которые стали жертвами идеологии, продвигаемой ими на демонстрациях.

Эти так называемые защитники свободы морщатся, когда речь заходит о вуали на женском лице: они сразу же принимаются отрицать ее связь с исламистскими режимами, которые навязывают ее половине населения. Мы не слышим ни слова об этих меньшинствах со стороны феминисток, экологов и леваков. Не запланировано ни одной демонстрации с требованием положить конец таким бесчинствам. Их общение с исламистскими лидерами выглядит откровенно сомнительным, а в их возмущении открыто присутствуют двойные стандарты. Еще одно доказательство того, что исламо-левацкое течение на самом деле существует.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.