Китай выделяет сотни миллиардов юаней на ссуды своей технологической отрасли и составляет каталог отраслей, в которых Соединенные Штаты или другие страны могут перекрыть Китаю доступ к важнейшим технологиям. Самый важный экономический план китайского правительства был объявлен на прошлой неделе, демонстрируя его стремление сделать страну инновационной сверхдержавой, которую никто не будет контролировать.

Китайские лидеры предполагают, что администрация Джо Байдена продолжит противодействовать технологическому развитию Поднебесной, поэтому они ускоряют темпы обретения независимости и ищут решения своих собственных экономических слабостей, которые могут препятствовать амбициям Китая в самых разных отраслях, от смартфонов до реактивных двигателей.

Китай и раньше строил смелые и амбициозные планы, например, в 2015 году, но не смог достичь своих целей. По мере того как все больше стран начинают настороженно относиться к поведению Китая и его растущей экономической мощи, усилия Пекина по достижению технологической независимости приобрели новое ощущение неотложности. В новом четырнадцатом пятилетнем плане Китая (именуемом также «14-я пятилетка»), объявленном в прошлую пятницу, научно-технический прогресс назван вопросом национальной безопасности, а не только вопросом экономического развития, что отличается от предыдущих планов.

14-я пятилетка предусматривает ежегодное увеличение расходов всего общества на исследования и разработки более чем на 7%, хотя общие государственные расходы, как ожидается, будут расти гораздо медленнее. Эта цифра даже превышает рост бюджета китайских вооруженных сил. Ожидается, что рост военных расходов Китая в следующем году составит 6,8%, что повышает вероятность наступления эры конкуренции с Соединенными Штатами, подобной холодной войне.

Эти планы расходов были составлены после четырех лет нестабильности, в течение которых бывший президент США Дональд Трамп встревожил и рассердил руководство Коммунистической партии при Си Цзиньпине, ограничив использование американских технологий некоторыми китайскими корпоративными гигантами, включая Huawei.

Эти события еще сильнее убедили людей в том, что даже с новой администрацией у власти Америка будет препятствовать прогрессу Китая и что Поднебесная больше не может полагаться на Запад в вопросе стабильных поставок технологий, которые будут способствовать ее экономическому росту.

«Соединенные Штаты, которые уже достигли вершины, теперь хотят „разрушить лестницу"», — написал Чжан Сяоцзин, экономист Китайской академии общественных наук, накануне законодательных собраний, проходящих сейчас в Пекине.

Путь к «мировым вершинам технологий», как однажды Си Цзиньпин описал чаяния Китая, явно тяжелый. Ранее правительство планировало потратить 2,5% ВВП на исследования и разработки в течение предыдущих пяти лет, но фактические расходы не достигли этой цели.

Одна из областей, с которой Китай борется, — это микрочипы, от которых зависит большая часть его электронной продукции. Чрезвычайно сложное производство препятствует развитию китайских компаний, и большую часть необходимых им полупроводников они могут только импортировать. По данным американской компании по исследованию полупроводников IC Insights, несмотря на инвестиции в десятки миллиардов долларов, внутреннее производство микрочипов в Китае удовлетворило лишь 15,9% спроса на микросхемы в 2020 году, что едва превышает долю в 15,1%, приходящуюся на него в 2014 году.

Премьер-министр Китая Ли Кэцян на прошлой неделе представил подробные предложения по ускорению разработок высокотехнологичных полупроводников, операционных систем, компьютерных процессоров, облачных вычислений и искусственного интеллекта.

«Я думаю, что они действительно обеспокоены, — сказала Ребекка Арчесати, технический аналитик из Института китайских исследований Меркатора в Берлине. — Они знают, что без доступа к этим технологиям они не смогут достичь своих целей».

Новая стратегия в некоторой степени меняет предыдущий план «Сделано в Китае 2025», который был направлен ​​на то, чтобы вывести страну на лидирующие позиции в ряде передовых технологий. План предусматривает достижение производства 70% основных компонентов, необходимых китайским производителям, к 2025 году. Это встревожило торговых партнеров и усилило дорогостоящую торговую войну с США.

«Китай хочет уменьшить свою зависимость от мира — но не для того, чтобы сократить свою торговлю и взаимодействие с миром, а для обеспечения того, чтобы он не был уязвим перед стратегическим шантажом, который он использовал против других стран в прошлом», — сказал Дэниел Рассел, бывший дипломат США и нынешний вице-президент Института политики общества Азии.

Конфронтация назревает уже более десяти лет. После того, как Эдвард Сноуден раскрыл информацию о хакерских атаках Агентства национальной безопасности, в которых АНБ опиралось на американские компании, в 2013 году получила импульс к усилению давняя политика Китая, направленная на избавление от зависимости от иностранных технологий.

Американские компании давно жаловались на политику принудительной передачи технологий. Поддерживаемые китайским правительством хакерские атаки, направленные на интеллектуальную собственность США, еще больше усилили напряженность. В прошлом Китай использовал корпоративный шпионаж для поддержки своих экономических интересов, в том числе в высокотехнологичных областях, которым сейчас уделяет приоритетное внимание.

Последнее вторжение в предприятия и государственные учреждения с использованием системы электронной почты Microsoft было обнаружено на прошлой неделе. Предположительно связанное с китайскими хакерами оно может усугубить разрыв в технологическом мире.

В последние недели китайские официальные лица неоднократно подчеркивали опасность быть «задушенными» в тех областях, где Соединенные Штаты контролируют ключевые базовые технологии. На пресс-конференции в Пекине глава Министерства промышленности и информатизации Сяо Яцин объявил об анализе 41 области на предмет «пустых мест», которые могут привести к нарушению цепочки поставок технологий в «критические времена».

Пекин поддерживает эти усилия деньгами и риторикой.

Государственный банк развития Китая, политический кредитор страны, заявил на прошлой неделе, что готовит займы на сумму более 60 миллиардов долларов для более чем тысячи ключевых предприятий в стратегических развивающихся отраслях и привлек 30 миллиардов долларов для создания нового поддерживаемого государством инвестиционного фонда микрочипов.

Ни Гуаннань, представитель Китайской академии инженерных наук, недавно написал, что Поднебесной следует создать полностью «китайскую систему», чтобы заменить установившуюся монопольную власть в компьютерной сфере, принадлежащую таким компаниям, как Intel, Microsoft и Oracle. Китаю также следует увеличить зависимость мира от технологий своей телекоммуникационной инфраструктуры, тем самым сформировав мощный «сдерживающий фактор» против возможных будущих сокращений поставок.

Эксперты предупреждают, что цепочка поставок технологий по-прежнему чрезвычайно сложна и сильно глобализирована и что чрезмерное вмешательство в рынок может привести к непредсказуемым последствиям. Нисходящее регулирование в США и Китае в области микрочипов в определенной степени спровоцировало недавнюю нехватку микросхем, с которой столкнулась автомобильная промышленность.

За короткий период времени ни Китай, ни Соединенные Штаты не смогут начать самостоятельно обеспечивать себя сложными передовыми технологиями, необходимыми для модернизации современной экономики и вооруженных сил. Политика «полного покрытия» заменяется новым типом борьбы за посредников, и обе стороны прилагают все усилия, чтобы заполнить недостающие области, в которых им приходится полагаться на другие страны.

Ранее в этом месяце голландская компания ASML, производящая инструменты, необходимые для массового производства микрочипов, заявила, что продлила контракт на поставку оборудования с крупнейшим производителем полупроводников в Китае, несмотря на то, что эта компания под названием SMIC была внесена в черный список Вашингтоном еще в прошлом году. Продление не нарушило никаких ограничений, но показало, что существуют пределы способностей США прекращать поставки.

Решения в этой области будут и дальше беспокоить Байдена, который назвал Китай самым серьезным внешнеполитическим вызовом для страны. Китай надеется подорвать усилия Америки по его изоляции, связав себя с крупнейшими экономиками, включая те, которые находятся в политическом союзе с Соединенными Штатами.

«Из их слов и действий мы, несомненно, можем видеть, что они надеются, что третьи страны не станут присоединяться к любому союзу, который Соединенные Штаты могут организовать против Китая, — сказал Дэниел Рассел из Института политики общества Азии. — Их цель — выиграть время, необходимое Китаю, чтобы закрыть лазейки в собственной обороне».

Какие бы надежды китайское руководство ни возлагало на дипломатическую перезагрузку двусторонних отношений после ухода Трампа, похоже, они уже угасли.

По данным Белого дома, первый диалог между Байденом и Си Цзиньпином длился около двух часов и был связан с обсуждением «угрожающих и нечестных экономических методов Пекина».

На внутриполитической арене Байден предупредил, что Соединенные Штаты не могут отставать от Китая в области инвестиций в инфраструктуру, часть из которых будет использована для поддержки технологических отраслей, включая электромобили. «Если мы не начнем действовать, они съедят наш ланч (обр. лишат прибыли, прим. пер.)», — сказал он, представляя план экономического стимулирования на 1,9 триллиона долларов.

Эта фраза заставила людей вспомнить его речь, когда он выдвигался в президенты два года назад — тогда он выразил пренебрежение угрозой, исходящей от Китая. «Китай, что, хочет съесть наш ланч?— спросил он, когда в 2019 году ездил в Айову с предвыборной речью. — Пусть попробует!»

Авторы: Пол Мозур (Мэн Цзяньго, 孟建国) — технологический корреспондент, специализирующийся на пересечении технологий и геополитики в Азии. Он дважды становился финалистом Пулитцеровской премии.

Стивен Ли Майерс — руководитель пекинского отделения The New York Times. Он присоединился к The Times в 1989 году и ранее работал корреспондентом в Москве, Багдаде и Вашингтоне. Является автором книги «Новый царь: восстание и правление Владимира Путина», опубликованной издательством Alfred A. Knopf, Inc. в 2015 году.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.