Нынешняя политика Украины является продолжением внутренней политики. А она у нас уже не первый год конфронтационная — и против реальных врагов, и против воображаемых, и против «пятой колонны». Конфронтационная по отношению к РФ и внутренним врагам политика в истерическом и провокационном варианте невольно распространяется и на другие государства и нашу внешнюю политику в целом. Именно поэтому прозвучало и заявление посла Украины в Германии Андрея Мельника о том, что Берлин должен помогать Украине вернуть Крым, поскольку немцы еще не расплатились перед нашей страной за зверства нацистской оккупации на полуострове.

Позиция Германии относительно подобных заявлений известна. Мы — не первые, кто дразнит немцев по этому поводу. Например, поляки время от времени припоминают немцам Вторую мировую войну, «дергают их за усы» и требуют репараций. Греки постоянно дергают Германию из-за Deutsche Bank, который был одним из наибольших бенефициаров тех кредитов, которые Европа давала Греции, когда та находилось в наиболее критическом состоянии. Немецкие правительство и внешнеполитическое ведомство не реагируют на такие заявления, как нынешний «стон» Мельника. Такова их позиция. Так что этот отдельный инцидент так и останется инцидентом, просто немцы поставят себе галочку, что Мельник — идиот, а Украина — это страна, которая назначает идиотов на ответственные направления работы.

Однако, если смотреть на ситуацию шире, то Украина порой портит сама отношения со многими странами, сотрудничество с которыми для нее критически важно. Россия — это отдельная история, с ней все понятно. Китай мы сами спровоцировали, и он уже отправил делегацию в Крым. Китай не признает Крым российским, но, тем не менее, его представители отправились на полуостров.

В вопросе Мотор Сич мы плюнули китайцам между глаз, и они уже обратились в суды, где Украине теперь нужно доказывать, что она не будет ничего выплачивать. Позиция Киева в этой истории настолько неоднозначна, что теперь вообще не ясно, с какой стороны нам подходить к китайцам. Мы сможем как-то выстраивать диалог с ними только после того, как компенсируем им 3,6 миллиарда долларов, а также судебные издержки. Хотя Украина — не настолько богатая страна, чтобы выбрасывать такие деньги на ветер, причем не известно, ради чего…

С Ираном мы уже год ругаемся из-за сбитого самолета, хотя был миллион дипломатических вариантов избежать конфликта и добиться компенсаций семьям погибших, не раздувать скандал, а перевести диалог в компромиссное русло. Но Украина сегодня не любит компромиссов, поэтому вокруг нее образуется «красный пояс», начиная от Словакии и заканчивая Польшей. Лукашенко намекал, что готов сотрудничать с Украиной, но мы себя повели так, что Белоруссия стала нашим неофициальным врагом.

Украина превратилась в сателлита Соединенных Штатов Америки и проводника американских интересов в Черноморском регионе и Восточной Европе. Для нас это очень опасно, что доказывает история с китайцами. У нас нет собственной внешней политики, которая бы основывалась на национальных интересах. Не так давно на ежегодной встрече дипломатов Зеленский подчеркивал, что она должна быть экономически обоснованной и приносить экономическую выгоду. А буквально через месяц мы ссоримся с Китаем и записываем себе минус 3,6 миллиарда долларов, а с судебными издержками — все 4,5 миллиарда.

С чем в этом случае в итоге останется Украина? Наше преимущество лишь в том, что серьезные страны и международные организации имеют относительно Украины долгосрочную стратегию, и наша функция по сдерживанию России играет нам на пользу. Ради этого сдерживания нас и используют, не позволяя нам пасть и не отдают нас на растерзание русским, полякам, словакам или венграм. А теперь к этому списку добавятся еще и проблемы с Германией.

Показательны внешние контакты руководства нашей страны. После визита в ОАЭ в феврале Зеленский больше никуда не ездил. К нему приезжала президент Молдавии Майя Санду, которой тоже некуда поехать, а теперь прибыл с визитом литовский лидер (у Литвы сейчас крайне непростая ситуация в ЕС). Когда Зеленский ехал в Персидский залив, министр [иностранных дел Украины Дмитрий] Кулеба анонсировал турне президента по странам Ближнего востока и Персидского залива, однако вместо турне был осуществлен один-единственный визит в ОАЭ, да и то не полноценный. Т.е. наши внешние контакты на самом высоком уровне сведены к минимуму. А сейчас вся внешняя политика сведена к ожиданию «звонка от бога», то есть от Байдена.

Мы продолжаем деградировать как государство, негативные тенденции во всех сферах: экономической, социальной, эпидемиологической, в сфере развития демократии. Украина — не бедная страна, богата природными ресурсами, однако если так продлится еще пару лет, мы окажемся в крайне сложной ситуации. Ведь даже те страны, которые, казалось бы, должны быть нашими союзниками из-за общих интересов, мы сами отталкиваем, крутим-мутим что-то свое, дуем щеки и пытаемся равняться на крупные страны. Но сравнивать Украину с Германией или Китаем — это смешно.

Объективно наш уровень гораздо выше сегодняшнего, и при правильной политике мы могли бы конкурировать с Россией за первое-второе место в регионе бывшего СССР, Причерноморья и Восточной Европы. Но сейчас все это звучит утопично. Наш уровень сегодня — это Молдавия и Литва.

Павел Рудяков, директор информационно-политического центра «Перспектива»,

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.