Пока власти на Украине все более открыто готовятся к конфликту с «восточными сепаратистами», то есть Луганской и Донецкой Народной Республикой, и исподтишка грозятся еще и «вернуть Крым», чуть севернее разворачиваются не менее важные процессы. После заседания Всебелорусского народного собрания в Минске 11 и 12 февраля текущего года начался финальный этап борьбы за эту страну. Под лозунгами «Единство! Развитие! Независимость!» этот совещательный орган, который с 1996 года заседает два раза в десять лет, дал зеленый свет курсу дальнейшего сближения с Россией, то есть отказу от концепции «нейтрального государства». Собрание, в котором участвовали 2700 депутатов со всей страны, проводилось после спада многомесячных протестов. Они сотрясали Белоруссию после августовской убедительной победы Лукашенко на президентских выборах, но их результаты на улицах пыталась оспорить оппозиция, поддерживавшая его конкурентку Светлану Тихановскую. Однако в оппозиционном лагере нет единства, так как часть его отказалась от свержения Лукашенко и фактически признала поражение на выборах. Тихановская (на безопасном расстоянии за рубежом) остается «непримиримой», и в этом ее поддерживают западные круги под предводительством Соединенных Штатов и их союзников.

Холодный душ для спонсоров Тихановской

Но демонстрации не поколебали уверенности большинства граждан Белоруссии в том, что Вашингтон и другие западные столицы не слишком озабочены «состоянием демократии» и процветанием белорусского народы. Прежде всего, их беспокоят собственные политические интересы и счеты с Москвой. Большая поддержка от России и ее президента Владимира Путина решающим образом повлияла на то, что Лукашенко сохранил свою позицию в Минске, а его продолжительная и в последнее время снова подчеркиваемая пророссийская политика убедила Кремль, что необходимо упрочивать базу для реализации согласованной интеграции в рамках Союзного государства России и Белоруссии. Поэтому во время заседания Всебелорусского народного собрания Лукашенко рассказал о динамике будущих процессов: парламент должен принять проект новой конституции к концу этого или в январе будущего года, а конституционный референдум состоится в начале или в первой половине 2022 года. Белорусский лидер также изложил условия, на которых готов уйти из власти через 28 лет правления. Он обозначил их как «мир и порядок» в стране, а также безопасность людей, которые его поддерживают.

Среднему белорусу этот план кажется весьма конкретным и корректным, но он произвел эффект холодного душа на спонсоров Тихановской, так как при таком раскладе они остаются практически без козырей. Как видно из порядка лозунгов шестого Всебелорусского народного собрания, единство, то есть объединение с Россией, стоит на первом месте, а далее идет развитие (с опорой на Москву), и лишь на третьем месте стоит независимость. Тем самым белорусам дают понять, что во внешней политике соло пропеть Белоруссии уже не удастся, но при этом успокаивают ту часть общественности, которая, вероятно, боится, что Республика Белоруссия может превратиться в один из российских регионов. Этого не произойдет, но модель реальной интеграции позволит создать функциональное государственное объединение, которое кое в чем будет копировать советскую модель объединения.

Образование союзного государства

Нельзя забывать, что Белоруссия, как и Украина, располагала в Советском Союзе значительной мерой автономии, в каком-то смысле схожей с реальной независимостью. Эти две республики (как и в составе СССР) входили в число стран-основательниц (51) Организации Объединенных Наций и как таковые подписывали вместе с ними Устав ООН 25 июня 1945 года в Сан-Франциско. У Белорусской ССР было свое дипломатическое представительство на Ист-Ривер, которое в 1958 году официально стало посольством. Это, в частности, объясняет, почему именно лидеры России, Украины и Белоруссии сами решили в 1991 году распустить СССР. Кстати, возможно, многие удивятся, узнав, что Иосиф Виссарионович Сталин, точнее его Верховный Совет, в феврале 1944 года принял закон, которым дал Украине и Белоруссии полномочия во внешней политике.

Согласно официальному обоснованию, Украина и Белоруссия внесли огромный вклад в победу над Германией и ее союзниками и поэтому заслужили особый статус в рамках Советского Союза. Но многие задаются вопросом, был ли вклад России меньше, чем их, и почему РСФСР, как и остальные советские республики, не получила своего собственного посольства в Нью-Йорке? Этот факт многое говорит о внутренних отношениях в советском государстве и о высокой мере внутренней демократичности (кто-то назовет это конфедерализмом) в СССР. Кроме того, это еще и картина будущих отношений между Москвой и Минском в рамках Союзного государства, которое сейчас создается. Слова «единство», «развитие» и «независимость» в лозунге Всебелорусского народного собрания лучше всего характеризуют модель, которую применят для объединения двух стран в единое государство, способное защититься и устоять на мировой арене.

Партнеры Тихановской предлагают изменить идентичность

На эти заявления вскоре отреагировали Тихановская и ее партнеры, которые через несколько недель представили свой «проект конституции» с принципами противоположными тем, которые высказал Лукашенко. Самые значительные отличия касаются вопросов идентичности и отношений с Россией. Предложение Тихановской, опубликованное девятого марта, содержит ряд изменений и отступлений от нынешней конституции, а кроме того она внесла положения, которые полностью противоречат давним белорусским традициям и вносят разлад в и без того расколотое общество. Как считают эксперты, если подобные изменения конституции вступят в силу, Минск попадет под прямое руководство Запада и полностью отклонится от российского политического вектора. Несмотря на обещания Тихановской о том, что Россия якобы «останется дружественной страной», к ее словам стоит относиться с большим скепсисом, так как все говорит об обратном. Русские хорошо понимают, насколько опасны подобные проекты, какими бы сладкими ни были речи и «заверения в дружбе».

Уже в преамбуле авторы ссылаются на Польско-Литовское княжество, а Россию, русский народ и общие корни не упоминают, хотя около 80% белорусов говорят по-русски и считают его родным языком. Авторы идут дальше, сопоставляя два языка, но отдавая приоритет белорусскому, ставя его выше русского. В тексте далее говорится: «Уважая право каждого на выбор языка общения, государство принимает меры для расширения употребления белорусского языка, чтобы впоследствии дать ему конституционный статус единственного государственного языка». Понятно, что речь идет об изменении идентичности (бело)русского народа по модели, которую мы уже видели на Балканах, а также на Украине, где еще в конце прошлого века большинство граждан говорили на русском языке и считали его родным. И как мы уже видели в этой стране, от смены государственного языка до вооруженного конфликта — один шаг. Ясно, что в этом и состоит финальная цель подобных инициатив в Белоруссии.

Тихановская также выступает за создание парламентской республики, которая, несомненно, сделала бы Белоруссию нестабильной и создала возможность для мелких партий формировать правящую коалицию, управлять страной и держать правительство под каблуком. Только сильный президент, что доказал Александр Лукашенко, в состоянии сохранить мир и стабильность в условиях, когда есть много внешних и внутренних сил, которые добиваются прямо противоположного. Он и сам предлагает изменить президентские полномочия, но у него президент по-прежнему остается главным авторитетом. Парламентская республика без сильного президента открывает массу возможностей для (после)выборного инжиниринга и перекраивания воли народа по чужому заказу. Все это мы наблюдали в последние годы в Молдавии, где бывший пророссийский президент Игорь Додон пользовался огромной популярностью, но его не допускали к принятию важных решений, так как власть удерживала коалиция прозападных партий. В конце концов оттесненный таким образом Додон проиграл выборы прозападной Майе Санду.

Большинство — за конституционные реформы Лукашенко

«Конституция» Тихановской предполагает нейтралитет Белоруссии, хотя это полностью противоречит международным обязательствам Минска, в том числе в роли члена российского военного союза ОДКБ, и мешает объединению в Союзное государство с общей оборонной политикой. «Нейтральная» Белоруссия на российских границах стала бы переходным решением и вскоре отвернулась бы от Москвы, ведь в таком случае никто не смог бы помешать проникновению туда сил НАТО. Что за этим могло бы последовать, нетрудно догадаться даже людям с небогатой фантазией.

Примечательно, что, согласно этому проекту конституции, флагом Белоруссии стал бы бело-красно-белый двуколор; на гербе красовался бы всадник с этого флага (это официальный герб средневекового Великого княжества Литовского), а национальный девиз звучал бы так: «Да здравствует Белоруссия!». На белорусском языке, разумеется. Тут стоит пояснить, что все это символы белорусских коллаборационистов времен Второй мировой войны. Из их рядов формировались шутцманшафт-батальоны (впоследствии бригады, а затем была попытка создать и целую дивизию СС). Они воевали под командованием вермахта против Красной армии и своих же соотечественников партизан. При таком идеологическом и государственном развороте, «нейтралитет» Белоруссии просуществовал бы недолго.

Поэтому в Москве, как и в Минске, большинство уверенно поддерживают путь конституционных реформ в виде, предложенном президентом Лукашенко. Уйдет ли он после 2022 года с поста и передаст ли узды правления другим, как он сам говорил несколько раз, сейчас не самый важный вопрос. Важно, чтобы воля большинства белорусов обрела форму «юридически обязательного документа», каким является конституция. Тем самым зафиксировалась бы стратегическая ориентация на сближение с Россией, которая сулит мир, стабильность и развитие. Другие варианты — авантюра и серьезная военная угроза для России на самых ее границах, которую она не смогла бы, даже если бы захотела, проигнорировать. Каждый раз, когда из Западной Европы шли войной на Россию, войска проходили через территорию современной Белоруссии, а любой удар с юга наносился со стороны Украины, Донбасса (Крыма) и Грузии. Ту же географию конфликта мы видим сегодня. За века она осталась неизменной. И к демократии все это не имеет никакого отношения. Сплошная геополитика, интересы и армия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.