Кремль пытается убедить Францию и Германию в необходимости надавить на Киев, шантажируя наших европейских партнеров вероятным масштабным военным обострением. Но, идя на откровенные дипломатические авантюры, Путин демонстрирует, что ресурсы для игры в долгую у него иссякают

Информация о том, что Россия готовит видеоконференцию по Донбассу, всплыла фактически сразу после трагической гибели украинских воинов под Шумами. Именно комментируя это событие, пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков заговорил о том, что обострение на линии соприкосновения «волнует» Кремль. И сообщил, что в Кремле собираются обсудить этот вопрос. Правда, только с лидерами Германии и Франции. «Мы продолжаем согласования с Берлином и Парижем. Когда будут конкретные итоги согласования, мы вас проинформируем», — заявил Песков.

Когда журналисты росСМИ поинтересовались, будет ли на встрече в формате видеоконференции Владимир Зеленский, Песков ответил, что об этом речь не идет, поскольку кроме Донбасса будет много «других вопросов для обсуждения».

О том, что какая-то подготовка к такому событию идет, косвенно подтвердил официальный представитель правительства Германии Штеффен Зайберт. Который вчера на брифинге в Берлине на вопрос о видеоконференции с участием Путина, Меркель и Макрона заявил следующее: «Могу вам сказать только, что это мероприятие сегодня не состоялось. У меня нет дальнейших деталей для вас».

Ситуацию прокомментировал и представитель украинского МИД Олег Николенко, который напомнил позицию Киева относительно «ничего об Украине без Украины». И добавил, что «только в полном, а не сокращенном составе Нормандия может достичь сдвигов по ключевым вопросам мирного урегулирования, прежде всего обеспечения полного и всеобъемлющего режима прекращения огня».

В этом месте возникают несколько логических вопросов. О том, зачем сейчас обсуждать «безопасность на Донбассе» Путину, по приказу которого и началась настоящая эскалация. И почему европейские страны, хотя и не спешат соглашаться на «междусобойчик», вообще ведут переговоры с Кремлем о возможной встрече без Украины.

Относительно Кремля все более-менее понятно. Там, скорее всего, банально шантажируют Францию и Германию вероятной эскалацией на фронтах. Во избежание которой Макрон и Меркель должны встретиться с Путиным, а затем — подтолкнуть Украину к миру на российских условиях.

Встреча в «почти нормандском формате» без Украины — это еще и отличный способ испортить политическую игру Зеленскому. Который уже много месяцев безуспешно добивался проведения подобного мероприятия от всех потенциальных участников. А если мероприятие таки состоится, его туда, по замыслу Кремля, не пригласят.

Германия и Франция, конечно, также не в восторге от идеи говорить о мире в Донбассе без Украины — поскольку это откровенно беспредметный разговор, который гарантированно вызовет раздражение Киев, вероятно вызовет непонимание в Вашингтоне, и однозначно не будет способствовать завершению конфликта. Весь вопрос только в том, насколько они поверят угрозам Путина о наступлении «ополченцев», нестабильности в Украине, вероятных потоках беженцев и в другие кремлевские страшилки. Вместо этого Украине в Кремле и дальше советуют общаться с «республиками», тезис о чем непрерывно повторяет Песков и транслируют росСМИ. Пытаясь создать «два уровня» переговоров, на одном из которых Путин, Меркель и Макрон решают судьбы мира, а на другом — Банковая общается с управляемыми Москвой террористами.

Насколько успешной будет российская дипломатическая авантюра с «Нормандией без Украины», покажут ближайшие дни. Хотя даже в случае проведения беседы в таком формате шансы на изменение геополитического положения России в связи с прекращением войны в Донбассе являются фактически нулевыми.

Но вся эта история несет для Украины и определенный положительный месседж. Который заключается в том, что, идя на такие дипломатические авантюры, Путин косвенным образом демонстрирует, что поддерживать имеющийся статус-кво, ожидая более выгодного для себя момента, Россия не способна. И речь, скорее всего, не о политических предпосылках, а о банальной экономической несостоятельности Кремля содержать террористические анклавы, обеспечивая их живой силой, техникой и финансами для элементарного выживания.

Поэтому на данный момент можно наблюдать ситуацию, при которой и Зеленский, и Путин очень хотят нормандского саммита на высшем уровне. Однако их представления о способе проведения такого саммита и его тематике диаметрально отличаются.

И это почти что двустороннее стремление к дипломатическим переговорам показывает, что как Украина, так и Россия хотят завершения конфликта на Донбассе. Проблема только в том, что в Кремле до сих пор надеются завершить этот конфликт капитуляцией Украины.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.