Мьянма превращается во все более горячую кризисную точку. Число погибших в столкновениях между протестующими и военной хунтой растет, и многие страны все более резко осуждают военную верхушку Мьянмы и принимают санкции, а также другие меры. США сообщили, что начали эвакуацию своих дипломатов и их семей из Мьянмы, где останется только необходимый минимум персонала. В такой ситуации, можно сказать, не хватает только того, чтобы кризис там обрел черты опосредованного конфликта между США и Россией. Однако кое-что говорит о том, что возможен именно такой сценарий…

Несколько дней назад, 27 марта, в Мьянме отмечался национальный праздник, День вооруженных сил. В честь него проводился большой военный парад, и одновременно этот день стал самым кровавым с момента военного переворота первого февраля: в столкновениях с силами безопасности погибли более ста человек.

Какое отношение это имеет к России? Дело в том, что на большом военном параде в Пьинману, столице Мьянмы, присутствовал высокопоставленный российский представитель, заместитель министра обороны Александр Фомин. В те дни Россия сделала то, на что не решилось пока ни одно государство (даже Китай): Москва заявила, что хочет «активизировать оборонное сотрудничество с Мьянмой».

Можно ли говорить о том, что таким образом Россия поддержала одну из сторон? Кто Мин Аун Хлайн для россиян — путчист или новый правитель Мьянмы? Геополитические противники России скажут, что Россия встала на сторону военной хунты. Но неясно, действительно ли это так, или Москва просто увидела нового потенциального покупателя для своих вооружений и поэтому решила призвать к укреплению «оборонных отношений».

Если Россия питает геополитические амбиции и хочет распространить свое влияние на этой территории, тогда хаос в Мьянме ей может показаться своего рода шансом, пусть и очень рискованным.

Факт в том, что (двухдневный) визит заместителя российского министра обороны — первый приезд столь высокопоставленного официального представителя в Мьянму с тех пор, как армия совершила государственный переворот первого февраля. Подавляющее большинство стран бойкотировали военный парад в Мьянме. Своих военных атташе туда направили Китай, Индия, Бангладеш, Таиланд, Лаос и Вьетнам, то есть соседние страны и страны региона.

Фомин сказал, что Москва считает Мьянму «надежным союзником и стратегическим партнером в Азии». Неужели? Да, военная хунта, которая пришла к власти, все же не является какой-то новой неизвестной силой. Демократические годы в Мьянме, то есть последнее десятилетие, все равно протекали в тени мощной армии, и даже Аун Сан Су Чжи тесно с ней сотрудничала (кстати, поэтому ее критиковали на Западе, особенно в связи с преследованиями меньшинства рохинджа). Говоря о Мьянме как о «надежном союзнике», Фомин не имеет в виду, что он появился первого февраля 2021 года. Тем не менее факт в том, что во время парада Фомину преподнесли церемониальный меч от генерала Хлайна в знак уважения…

Если кто-то захочет дополнительно связать Россию с военным переворотом в Мьянме, а это идеально соответствовало бы геополитическим амбициям Соединенных Штатов и кое-кого еще, то отметит, что всего за две недели до путча в Мьянму приезжал начальник Фомина, министр обороны РФ Сергей Шойгу. Там он подписал с руководством страны контракт на продажу зенитных ракетно-пушечных комплексов «Панцирь-С1», беспилотников «Орлан-10Е» и других вооружений, в том числе радаров.

С начала века Мьянма много чего закупила у России: 30 самолетов для обучения военных, десять вертолетов Ми-24 и Ми-35Р, восемь зенитных ракетных комплексов «Печора-2М» и так далее. Также подписан договор о закупке шести Су-30.

За последние десять лет Мьянма потратила 2,4 миллиарда долларов на вооружения, из которых 807 миллионов долларов получила Россия. Ясно, что, видя нарастающий хаос, Россия рассчитывает, что вскоре Мьянме потребуется много передового оружия, то есть видит для себя бизнес-возможности.

Но есть ли тут нечто большее, чем удачная сделка на юго-востоке Азии? Есть. Не секрет, что Россия и Китай вместе часто «прикрывают» Мьянму в Совете безопасности ООН. Несколько раз они блокировали резолюции, целью которых было осудить армию этой страны. После путча первого февраля Россия и Китай потребовали смягчить текст резолюции, в которой осуждался военный переворот и содержался призыв к восстановлению демократии в этой стране.

Отношения между Россией и Мьянмой всегда были хорошими, в отличие от отношений между Мьянмой и Китаем, которые пережили ряд взлетов и падений. Что касается путча, то Китай не занял четкой позиции в отношении произошедшего в соседней с ним стране.

На протяжении многих лет Мьянма выполняла для России роль ворот в Ассоциацию государств Юго-Восточной Азии (АSEАN). На самом деле от углубления интеграции Мьянмы в экономики региона значительно выигрывала и Россия. Поэтому было бы странно, если бы сейчас она откровенно поддержала процесс, который точно привел бы к изоляции Мьянмы. Россия — стратегический партнер стран АSEАN (Бруней, Индонезия, Камбоджа, Лаос, Малайзия, Мьянма, Филиппины, Сингапур, Таиланд и Вьетнам), и вообще пространство АSEАN — одно из важнейших в рамках путинской концепции Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Москва уже много лет склоняет членов АSEАN к вступлению в ЕАЭС. Пока в него входит только Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Россия. Но ясно, где этот проект заканчивается (идейно и географически) — именно в Юго-Восточной Азии. Есть ли какие-то сдвиги? Да. Таиланд и Вьетнам выразили желание участвовать в этом блоке свободной торговли. Ясно, что Россия, как лидер этой идеи, должна своим примером показать, что предлагает. Но в последнее время (из-за внешнего давления и по внутренним причинам) России нечего особенно предложить в плане экономических перспектив (вероятно, пока ее экономика будет сводиться в основном к продаже энергоносителей, ей по-прежнему нечего будет предложить, так как низкие из-за пандемии цены наносят ей большой ущерб, и не меньше ей вредят санкции, которые только множатся).

Тем не менее времена меняются, хотя иногда нужны десятилетия, а на протяжении десятилетий Россия была страной, на которую Мьянма, во время военного режима, могла опереться. Их узы и сегодня остаются крепкими. Например, российское посольство в Янгоне подтвердило, что в одном только 2016 году 300 студентов из Мьянмы получили стипендии на обучение в России, а в советские годы многие военные чины, ученые и другие специалисты обучались в России.

Но если Россия теперь будет «навязываться» Мьянме тем или иным образом, разве не вызовет это недовольство у Китая? Факт в том, что Москва всегда позволяла Китаю играть главную роль в Юго-Восточной Азии, учитывая, что это территория китайских геополитических интересов (хотя Россия и намерена развивать энергетические проекты с Мьянмой).

Об этом Москве и Пекину придется договориться. Однако очень скоро очевиднее станет и конфликт между Россией и США. Россия понимает, что в таком случае Мьянма станет для нее сильным, а для американцев слабым звеном. Худший сценарий для самой Мьянмы тот, при котором эта страна включится в их конфликт как посредник, превратившись в аналог Сирии, где Россия поддерживала авторитарную власть, а США — повстанцев, которые вскоре «эволюционировали» в вооруженных мятежников. Теперь, после нескольких сотен погибших, Мьянма стоит на перекрестке и рискует превратиться в арену, где державы будут сводить свои счеты, и рано или поздно в этот конфликт может включиться Китай.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.