Вечер Пасхи. Заходящее солнце мягко освещает Ераблур, где в полной тишине собралось множество семей. Несколько месяцев назад расположенное на склоне холма военное кладбище было поспешно расширено. На всех новых могилах лежат памятные вещи, цветы, чаши с ладаном, иногда попадаются детские игрушки. На надгробиях — фотография, имя и дата рождения: у многих это 2000 или 2001 год… Над каждым из этих юных солдат — армянский флаг. Сотни флагов развеваются на ветру насколько хватает взгляда.

27 сентября 2020 года Азербайджан при поддержке Турции (страны-члена НАТО) совершил нападение на Нагорный Карабах: армяне столетиями жили в этом регионе, но впоследствии он был присоединен к Азербайджану решением Сталина. Так начался продлившийся 44 дня кровавый конфликт, который удалось остановить лишь хрупким перемирием: когда российские войска вступили в игру и встали между воюющими сторонами, армяне уже успели потерять большую территорию и тысячи солдат, как срочников, так и добровольцев, чьей отваги было недостаточно для борьбы с подобным противником. Западный мир по большей части решил отвернуться, и Франция в одиночестве осудила агрессию.

Военные преступления

Увидев Ераблур, начинаешь осознавать три ключевых события в этой забытой всеми части Кавказа. Первое — это, конечно же, пережитая Арменией трагедия век спустя после геноцида, который до сих пор упорно отрицают в Турции. Пообещав в начале войны «погнать армян, как псов», президент Алиев показал, что нацелен не на возвращение территории и ее населения, а на настоящую этническую чистку. Впоследствии это его намерение было подтверждено множеством военных преступлений, начиная с обезглавливания армянских пленных и мирных жителей, вплоть до стариков — все это было заснято убийцами под крики «Аллах акбар». Армении (страна приняла христианство еще в 301 году) в очередной раз приходится расплачиваться за то, что само ее существование становится препятствием на пути к тотальному доминированию, к которому сегодня вновь открыто стремятся ее соседи.

Сопутствующей жертвой войны стало международное право, которое было создано как раз для того, чтобы избежать повторения самых страшных трагедий ХХ века. Разумеется, статус Нагорного Карабаха был предметом споров Армении и Азербайджана (вопрос все еще остается открытым, что бы ни говорил Алиев), но он обсуждался в рамках Минской группы, сопредседателями которой являются Россия, США и Франция. Своим решением поддержать одностороннее нападение Турция захотела показать, что насилие в конечном итоге представляет собой более эффективное средство урегулирования разногласий, чем диалог. Позволив ей действовать таким образом, западный мир создал опасный прецедент… Куда подевались наши принципы?

Азербайджан и Турция тщательно спланировали операцию. При этом обе страны входят в ООН, члены которой должны разрешать «свои международные споры мирными средствами» и воздерживаться «от угрозы силой или ее применения». Исключением из этого может служить лишь факт агрессии или международный мандат. Если мы допускаем, что государства нарушают эти фундаментальные правила, применяют запрещенное оружие, совершают военные преступления и извлекают из этих действий долгосрочную стратегическую выгоду, тем самым мы признаем, что сила стоит выше права.

Разумеется, насилие в мире никуда не делось, но сам факт того, что Турция, вторая по величине армия НАТО, намеренно переступает красную черту, представляет собой слом беспрецедентных масштабов. Я осуждал нашу пассивную позицию в Европейском парламенте еще в октябре 2020 года. В Ераблуре я почти физически ощутил губительную силу этого молчания, и мне никогда не забыть этот момент. Стоит задуматься и об ужасной участи раненых в ереванской больнице, о тысячах азербайджанских жертв, о всех, кому приходится расплачиваться за верховенство насилия над диалогом, которое мы допустили сами.

При этом мы без конца говорим о правовом государстве, принципах, ценностях… Результатом такой непоследовательности может быть лишь крах влияния Европы, причем не только в этом регионе, но и во всех странах мира, у которых могло бы возникнуть стремление упрочить связи с нами. Вот уже несколько лет Армения, демократическая страна, с которой нас связывает наследие одной цивилизации, активно стремилась сблизиться с ЕС и подписала с ним соглашение о партнерстве в 2017 году.

Как бы то ни было, в период конфликта Европейский парламент принимал резолюции о «гендерном равенстве во внешней политике», «влиянии covid-19 на правовое государство» и «европейском годе более зеленых городов». Армения упоминается всего один раз на сотнях страниц утвержденных за то время документов… Один молодой армянин поделился со мной своим разочарованием: если бы его погибшие 20-летние друзья были маленькими пандами, европейские СМИ уделили бы им куда больше внимания. Отсутствие стула в Анкаре (для Урсулы фон дер Ляйен) вызвало куда больше возмущения, чем год нарушений прав человека в окружении Турции…

У Европы еще есть время действовать, обратить внимание на главные проблемы армянского народа. Первая из них — это участь военнопленных, которых держит в заложниках Азербайджан вопреки правам человека и собственным обязательствам. Армения сдержала слово и освободила пленных. Теперь она ждет возвращения своих, и тысячи семей до сих пор живут в тревоге за судьбу пленных сыновей. Такой бесчеловечный и противоправный шантаж не может продолжаться: если бы наши страны решительно потребовали освобождения этих людей, они добились бы его и показали тем самым, что Армения не находится в изоляции, и что Европа еще не до конца потеряла чувство ответственности, принципов и интересов, которые объединяют ее с давних пор с этой дружественной страной. Мы должны дать эту надежду отягощенным трауром людям, которые смотрят в нашу сторону в пасхальной тишине кладбища Ераблур.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.