«Репубблика»: Президент Зеленский, боитесь ли вы вторжения российских войск на восток Украины?

Владимир Зеленский: Никакого страха сейчас быть не может, ведь любая попытка расширить агрессию против Украины будет означать удар по безопасности всей Европы. Это почувствует каждая страна континента. Мы готовы к любым вариантам развития событий — все-таки учитывайте, что война против нас продолжается с 2014 года. И это жестокая война с применением беспилотников, артиллерии, бронетехники, мин.

Только за последние три месяца мы потеряли около 30 военных, гибнут и мирные жители Донбасса. На восточной границе и в Крыму Россия разместила около 80 тысяч военных, к которым следует добавить еще тридцать тысяч пророссийских боевиков и официальных военных РФ на Донбассе. Точно не в интересах Европы, чтобы такой военный потенциал могли использовать по прямому назначению, как этого захочет Москва. Расширение войны может принести только новые страдания и проблемы всем, и никто не получит от этого пользы.

— Но если бы Путин приказал своей армии выступить на Украину, вы были бы готовы защищаться?

— С начала моей работы на должности президента мы делали возможное для активизации переговоров и поиска мирного решения. Мы всегда готовы вернуться к содержательной дипломатической беседе, призываем Россию к тому же. Понятно, что украинцы будут защищаться, мы делаем это с 2014 года. Не может быть никакой альтернативы сохранению нашего суверенитета и государственной независимости, тем более что боевые действия происходят на нашей земле, а не на чужой территории. Но сейчас первоочередная защита — это делать все, чтобы не допустить расширения агрессии. И для этого Украина нуждается в максимально действенной поддержке от всех.

— Если военный кризис обострится, готовы ли вы сделать ставку на помощь западных союзников?

— Сейчас мы чувствуем очень мощную поддержку от наших друзей — в странах Евросоюза, в Британии, в США, в Канаде и других государствах. Но пока российские войска остаются на нашей границе и на оккупированной территории. Поэтому мы должны делать больше для защиты нормального порядка в Европе и общих ценностей. Это же война не за территорию как таковую. Это давление на демократический строй на нашем континенте, это попытка лишить смысла принцип нерушимости границ в Европе и право народов самостоятельно определять свою судьбу. В этом контексте я очень рассчитываю на активную роль Италии и ее лидеров в поддержку Украины.

— Каким образом?

— Россия не прекращает попыток дестабилизации нашей страны, а через нас — и Европы. Волны дезинформации, популяризация конспирологических теорий заговора, поддержка расколов в европейских обществах, попытки вмешиваться в выборы в разных странах, кибератаки — все это делается целенаправленно и системно. Вы это хорошо знаете. Но наиболее циничным все же является то, что происходит на востоке Украины, поэтому я приглашаю представителей итальянских политических сил лично посетить Донбасс, чтобы собственными глазами увидеть последствия продолжающейся войны. Ожидаю также и начала личных контактов с новым итальянским руководством с целью развития дальнейшего плодотворного диалога между нашими странами во всех сферах взаимного интереса. Украина и Италия имеют значительный неиспользованный потенциал и в экономических отношениях.

— Когда в 2014 году Москва вторглась в Крым, никто не вмешался. Почему НАТО или другие должны делать это сейчас на Донбассе?

— В истории человечества было много моментов, когда нужно было действовать решительно, чтобы не допустить трагедии. Захват Крыма многое изменил в жизни Европы, даже если не все европейцы осознают, какие изменения произошли. Оккупированный Крым стал источником опасности для всего Черноморского региона. До 2014 года в Крыму не было политических репрессий или преследований по религиозному признаку, там не было масштабных экологических катастроф, там не было угрозы размещения ядерного оружия. Все это теперь там есть — из-за российской оккупации. Более того, поведение Москвы может вдохновить и другие страны забрать у соседей часть территорий.

— Какие вы видите возможности для возвращения к миру?

— Сегодня Украина нуждается в действиях. И лучше всего для этого — дать нам План действий по членству в НАТО. Наши вооруженные силы сдерживают единственную страну, которая проявляет агрессию в Европе, мы держимся уже более семи лет и постоянно совершенствуемся. Это точно не секрет для тех наших друзей из НАТО, которые приезжают в Украину, участвуют в совместных учениях с нашими военными, проводят тренинги. Мы понимаем, что Украина должна соответствовать стандартам НАТО, и проводим необходимые реформы. Но нельзя сводить все только к реформам, и особенно сейчас, когда явно не реформы способны не допустить расширения российской агрессии.

— В начале своего срока вы, безусловно, были более мирно настроены. Что сделало вас таким «милитаристским» президентом?

— Когда пытаешься прекратить войну, которая унесла уже около 14 тысяч жизней, то действительно становишься жестче. Но это от уверенности: можно установить мир, можно вернуть нормальную демократическую жизнь, можно не допустить ухудшения ситуации в нашем регионе и расширения войны. Что для этого нужно? Реалистичность позиций, справедливость на переговорах и готовность выполнять те обязательства, которые принимаются сторонами. Украина предлагает именно такой подход. Главное, чтобы Россия делала то же самое.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.