Взрыв склада боеприпасов в Врбетице, в результате которого в 2014 году погибли два гражданина Чехии, — акт государственного терроризма. В интервью «Актуалне» об этом говорит бывший заместитель Управления внешних сношений и информации Ян Падёурек. Бывший высокопоставленный сотрудник спецслужб комментирует выводы наших спецслужб и полиции, которые подозревают в причастности к взрыву двух сотрудников российского ГРУ.

Aktuálně.cz: Когда премьер Андрей Бабиш и министр внутренних дел и исполняющий обязанности министра иностранных дел Ян Гамачек подтвердили причастность российских спецслужб ко взрыву на складе боеприпасов в Врбетице, о чем вы подумали?

Ян Падёурек: Это полностью подтверждает то, о чем я говорю уже давно: Российская Федерация ведет на территории Чешской Республики враждебную деятельность и активно вредит чешским интересам. С другой стороны, конкретно этот случай меня очень удивил. Они пошли на то, что можно назвать государственным терроризмом. Это не просто терроризм, а терроризм одного государства против другого. С моей точки зрения, он намного опаснее.

Последнее, что мелькнуло у меня в голове: Российская Федерация ответит симметрично. Мы знаем русских, и поэтому выводы наших спецслужб они будут опровергать, будут лгать, и после нашего решения выслать 18 их агентов под дипломатическим прикрытием они вышлют столько же из нашего посольства.

В итоге это приведет к тому, что наше посольство в Москве закроется. Если это случится, то, думаю, Чешская Республика должна закрыть посольство РФ в Праге. Так будет совершенно правильно.

— Не слишком ли масштабный удар даже для России? Ведь в последние годы ее спецслужбы занимались в основном операциями против отдельных лиц, в том числе Александра Литвиненко и Сергея Скрипаля.

— Действительно, тут история другая. Интересно, что, судя по всему, на это пошли люди, которые совершили преступление в Солсбери в Великобритании (речь об отравлении Сергея и Юлии Скрипаль в 2018 году — прим. авт.). Получается, они ездят по Европе и совершают вот такие преступления. Неслыханно. Я на сто процентов верю тому, что так оно и есть. Если бы дела обстояли иначе, наши спецслужбы никогда не обнародовали бы ничего подобного.

— Как бы вы оценили со стороны работу наших служб безопасности, разоблачивших в связи со взрывом в Врбетице двух подозреваемых: Анатолия Чепигу и Александра Мишкина, сотрудников ГРУ?

— Думаю, им это удалось только благодаря тесной координации всех служб нашего сектора безопасности. Речь идет не только о разведке, но и о полиции.

— Можно ли в таком случае назвать работу наших сил безопасности выдающейся?

— Конечно, да. Они пришли к выводу, который настолько шокирует, что не имеет аналогов в современной истории нашего государства. В связи с этим, как я полагаю, их уверенность основана на том, что все эти службы сотрудничают. А это хорошо.

— Чешские спецслужбы вышли на подозреваемых через семь лет после взрыва. О чем это говорит?

— Расследования подобного рода похожи на складывание мозаики из множества частей. Поэтому прежде чем наши органы придут к однозначным выводам, действительно может пройти много времени. В данном случае так и получилось. Я не хочу говорить много это или мало, но это просто факт.

— Может ли это свидетельствовать о хорошем прикрытии этих двух агентов и их умении замести следы?

— Не думаю, что у них было великолепное прикрытие. Мы обсуждали их действия в Солсбери при покушении на Сергея Скрипаля, и международная расследовательская группа журналистов «Беллингкэт» выяснила их личность. Получается, не такое уж у них отличное прикрытие, если частное агентство точно их идентифицирует.

— На протяжении семи лет операцию наших сил безопасности удавалось держать в полном секрете. Вы, как бывший разведчик, довольны?

— Отличная новость. Значит, мы не та страна, где все разбалтывают.

— Исполняющий обязанности министра иностранных дел Ян Гамачек решил выслать 18 российских дипломатов, которые, по данным наших органов, являются агентами российских спецслужб. Этого достаточно?

— Конечно. Для нас это просто нечто небывалое. Я должен признать, что был приятно удивлен, когда чешское правительство нашло в себе смелость так поступить.

— Можете ли вы сейчас предположить, что это были все агенты, работающие в российском посольстве?

— Я уверен, что это не все офицеры спецслужб, работающие в российском посольстве в Праге под дипломатическим прикрытием.

— Как этот беспрецедентный инцидент может повлиять на чешско-российские отношения?

— Они еще больше охладеют. По-другому никак. Случившееся разрешит массу насущных вопросов. Я говорю, например, о возможном участии России в тендере на достройку АЭС «Дукованы». В сложившихся обстоятельствах, когда РФ убивает наших граждан, только сумасшедший может предложить их участие в этом проекте.

— Должно ли правительство Андрея Бабиша как можно быстрее отстранить россиян от тендера?

— Я считаю, что это следующий шаг.

— Как, по вашим предположениям, наши политики теперь будут выстраивать отношения с Россией?

— Следить за этим будет очень интересно. Наш премьер сообщил на пресс-конференции о том, что решение правительства об ответных мерах против Российской Федерации поддержал президент. С другой стороны, Милошу Земану не оставалось ничего другого, как поддержать это решение, раз службы безопасности пришли к столь однозначным выводам. Произошедшее серьезно нарушило внешнеполитическую линию, которой администрация президента следовала до сих пор. Посмотрим, что за этим последует.

— Насколько долго этот удар со стороны России может иметь резонанс в нашем обществе?

— Поскольку результаты работы наших спецслужб дошли до общественности, со временем мы, возможно, узнаем детали, которые могут повлиять на будущие события. Событие настолько беспрецедентное, что не может оставить равнодушным никого, и будет сказываться в разных сферах еще долго.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.