Взбесившиеся «кадровые лифты»

В тот памятный день Владимир Зеленский победил с разгромным результатом в 73 процента от проголосовавших. Эта цифра надолго отпечаталась в памяти украинцев, хотя показателем реальной поддержки нынешнего главы государства стоит считать результат Зеленского в 30,24 процента, достигнутый им в первом туре. Сейчас же поддержка главы государства упала и колеблется в районе 25 процентов, что стало следствием как его действий, так и внешних факторов.

Уже с первых кадровых назначений нового главы государства стало ясно, что опыт и профессионализм кандидатов на ту или иную должность не играют для него ключевой роли. В стремительно взлетавшие «социальные лифты» принимали друзей президента и «кварталовцев», пришедших во власть вместе с ним, друзей друзей, одноклассников, даже просто знакомых по работе. Естественно, это не улучшило управляемость государственной машиной и внутренней политикой в целом. Возможно, самым ярким примером такой политики стало трех-и четырехкратное переназначение губернаторов в некоторых областях, и это за каких-то два года (!).

Не лучше обстоит ситуация и в правительстве. По мнению эксперта МЦПИ Игоря Петренко, Зеленский не смог сформировать кабмин, который стал бы локомотивом реформ.

«Ощутимого результата в том, что касается экономического блока, структурных реформ, правоохранительного блока, судебной системы, нет. Ту же реформу СБУ тянут, как кота за хвост: нет решительности. С одной стороны, Зеленский становится жестче, но с другой ему не хватает системности в работе, и это в первую очередь, опять-таки, из-за слабого правительства», — говорит Петренко.

Олигархи, коррупция и СНБО

Естественно, дело не только в нефункциональном Кабмине. Проблема гораздо шире и касается в том числе созданного президентом монобольшинства, которое раздирают на части его акционеры-олигархи, которые вложились во новую власть еще на старте. Пока что консенсус олигархов с ОП и самим Зеленским держится, а хозяина Банковой не критикуют на телевидении. По сути, власть имитирует борьбу с олигархатом. Анонсированный закон об олигархах вряд ли изменит расклад сил и будет писаться, судя по всему, прежде всего против нынешних оппонентов Зеленского — Игоря Коломойского (бывший союзник, как это часто случается в политике, превратился в противника) и Петра Порошенко, обходя вниманием друга всех президентов Рината Ахметова, и Виктора Пинчука, который имеет хорошие контакты с истеблишментом американской Демпартии. Достаточно удивительные события происходят вокруг «венского узника» Дмитрия Фирташа, который уже восьмой год ждет экстрадиции в США, но недавно прирастил свой горнодобывающий бизнес в Украине

Борьба с коррупцией, о которой так много говорил президент в начале своего срока, после нескольких громких скандалов с представителями власти а-ля нардепа-»слуги» Александра Юрченко, которого обвинили в получении взятки, превратилась в полную бутафорию. Сейчас она свелась к войне за сохранение в должности руководителя НАБУ Артема Сытника, (который скорее всего, отбудет полностью свой семилетний срок), войне за назначение руководителя САП и борьбе за контроль над судебной ветвью власти, проявлением которой является законопроект о ликвидации ОАСК, поданный президентом. Кроме того, идет бескомпромиссная борьба за контроль над Конституционным судом и увольнение главы КС Александра Тупицкого.

Не показав видимых результатов в борьбе с коррупцией, у Зеленского придумали красивую «фишку» — удары по целям с помощью СНБО, что дает быстрый результат, ощущаемый обществом. Другое дело, что с юридической точки зрения данные решения, мягко говоря, не безукоризненные, но кого это волнует. Фактически глава государства во внутренней политике при помощи Совбеза примеряет на себя образ «сильной руки» в вопросе олигархов, борясь с контрабандистами и «пятой колонной». Своими санкциями против Медведчука он спутал карты не только на Украине (особенно пострадал от этого решения Петр Порошенко, который демонстрировал ура-патриотизм, но кума Путина не трогал), но и в Кремле.

Хаос во внешних сферах

Как бы там ни было, инструмент санкций не решает ни вопросы коррупции, ни вопросы кадровой политики, которая провалена полностью как по части внутренней так и международной, а без нее рассчитывать на какие-либо достижения нет смысла, говорит «Апострофу» директор Агентства моделирования ситуаций Виталий Бала.

«У нас отсутствует внешняя политика, потому что два человека в ОП решили, что они современные Талейраны и Бисмарки. То, что делают Ермак и Жовква, выглядит печально, и смешно: они отодвинули в сторону МИД, в котором есть неплохие специалисты, и решили, что могут давать им несистемные и хаотические задания. Сюда же относятся и заявления главы ОП о том, что «традиционная дипломатия не работает». Тотальная некомпетентность, «кавалерийские наскоки» и полное игнорирование протоколов дипломатии, которыми весь мир руководствуется уже не один десяток лет, сильно вредят нам», — говорит эксперт.

К примеру, после того, как Россия начал концентрировать войска на границе с Украиной, Ермак заговорил о размещении Patriot в нашей стране, а Зеленский заявил о намерении получить ПДЧ и вступить в НАТО.

«При этом никто не задается вопросом о том, что у нас полтора года нет посла при НАТО — о чем мы говорим тогда? Зеленский не понимает, что, если что-то внутри страны пообещать и не выполнить, что это может сойти с рук, но в международных отношениях это так не работает, нужно выполнять обязательства и проводить серьезную работу перед тем, как выйти и что-то заявить, как снег на голову», — добавляет Бала.

Сыграло плохую роль и то, что изначально, после прихода к власти, Зеленский имел кардинально противоположную позицию во внешней политике. Игорь Петренко обращает внимание на то, что сначала Зеленский искренне думал, что «можно просто перестать стрелять», и был ориентирован на завершение войны через мирные переговоры, уступки и так далее. Но когда он увидел, что от России нет фидбека, то начал менять свое отношение и пришел к отстаиванию достаточно жесткой позиции по миру на Донбассе: сначала безопасность, потом политические аспекты Минска. Это созвучно с позицией Порошенко, но есть разница: Порошенко с самого начала не собирался реализовывать Минск, в Европе он говорил одно, в Украине другое, и в результате потерял все.

Везучая экономика

Картина была бы неполной, если бы мы не вспомнили о состоянии украинской экономики при Зеленском. По словам экономического эксперта Бориса Кушнирука, Зеленский не имел ни знаний, ни опыта и не мог определить, кто может управлять экономикой. Выбор премьера и министров был крайне неудачный: глава государства назначал их исключительно по принципу «нравится-не нравится» и удобности для себя. Соответственно, стратегии — нет, коррупция растет, наблюдается управленческий хаос, и никаких понятных перспектив относительно содержательной экономической политики тоже нет.

В то же время, Кушнирук напоминает, что в результате пандемии коронавируса экономика Украины в 2020 году упала меньше, чем у стран Европы. Но это «чудо» случилось вовсе не из-за эффективного руководства, а потому что значительная часть украинской экономики находится в тени, и тут речь идет в первую очередь о малом и среднем бизнесе, где произошло наибольшее падение. Кроме того, у нас значительно меньше развита сфера услуг, которая больше всего пострадала в Европе. Повлиял и рост спроса на нашу ИТ-сферу, благодаря локдауну и, наконец, увеличение официальных переводов заробитчан.

«В позитивном плане на нашу экономику в 2020 году повлиял рост мировых цен на сырье: руду и зерновые. В IV квартале прошлого года ситуация была значительно лучше, чем ожидалось, а в 2021 перспективы тоже хорошие: МВФ оценивает будущий рост ВВП в 4 процента, а Ukrainian economic outlook оценивает рост в 4,6 процента, и это абсолютно реально за счет того же роста цен на сырье (даже отскок к уровню 2019 года будет восприниматься как позитив). Кроме того, рост цен на сырье запустит цепочку: например, вырастут грузоперевозки зерна и металла, двух ключевых статей нашего грузопотока», — отмечает Кушнирук.

Впрочем, все это происходит, скорее, по инерции, нежели в результате какой-то спланированной стратегии власти. Никаких системных изменений в государстве не произошло и не происходит, и конца «эпохи бедности» никто особо не ждет. За два года Зеленский понял, что простых и быстрых решений нет ни во внутренней, ни во внешней политике. Более того, он все-таки избрал вектор, по которому он хочет двигаться, фактически возвращаясь в точку, из которой начал свой путь президента. Впрочем, то, что Зеленский это осознал — хорошо, ведь лучше поздно, чем никогда. Другое дело, что получается, что два года, во время которых роль гаранта Конституции выполняет Владимир Зеленский, по сути, были топтанием на месте, а за уроки для президента расплачивалась и расплачивается вся Украина…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.