Судя по той обстановке, которая складывается вокруг скандала с экстренной посадкой самолета в Минске, вряд ли в нем принимала участие Россия.

Потому что текущая ситуация может для нее иметь далеко идущие последствия, вплоть до невозможности запуска «Северного потока — 2» — если Великобритания наложит санкции, то РФ не сможет согласовать его ввод в эксплуатацию. Кроме того, Путин наоборот старается со всеми примириться, особенно — с Соединенными Штатами.

Произошедшее в аэропорту Минска — это полностью работа белорусских спецслужб. Здесь не было задействовано глубокой агентуры или каких-то суперметодов — они знали, что Протасевич летает в страны Европы и просто его выследили. На борту были сотрудники спецслужб (скорее всего, КГБ или внешней разведки), которые подтвердили факт его посадки на самолет, а дальше это было делом техники. Потому что в воздушном пространстве Белоруссии хозяин — сама Белоруссия.

Кроме того, России невыгодно усиливать позиции Лукашенко внутри страны. Для Лукашенко арест и осуждение Протасевича — это дело принципа и сохранения власти. Этим он хочет показать белорусам, что любого, кто выступит против него, достанет из-под земли. И это усиливает его позиции как диктатора и показывает то, что он не отдаст власть никому и никогда. И если он укрепит свои позиции, РФ будет сложнее заставить Лукашенко подписать союзный договор об объединении Белоруссии и России.

Лукашенко не собирается быть губернатором Белоруссии — он хочет быть царем. И терять ему нечего. У него нет лица и совести. У него лишь одна задача — удержаться у власти, так как он знает, что как только он потеряет это кресло, то на следующий день он окажется в той же тюрьме, в которую сажал белорусов, которые выходили на протесты и будет давать показания. России нет смысла пачкать руки во внутренних белорусских делах. Тем более, что Лукашенко очень сильно подставил Путина перед международными партнерами. В частности, он зацепил ХАМАС, с которым Россия дружит — ведет переговоры и вооружает, из-за чего организации пришлось даже оправдываться.

Но Великобритания ищет российский след в этой истории неспроста — она всегда была оппонентом России. Еще Черчилль считал Россию Ленина коммунистической заразой, и эта англосаксонская традиция противостояния сохранилась по сей день. XXI век — это век империй. И потому каждая страна пытается возобновить свои имперские амбиции: Россия — свои, Великобритания — свои. А возрождать эти амбиции без образа внешнего врага нереально. Так устроена система — империям нужен внешний враг, иначе она развалится и превратится в демократию. Потому образ врага всегда должен существовать. Кроме того, сегодня существует реальная возможность передела рынка сбыта в Европе. Но с Евросоюзом Британия вынуждена дружить, США подвинуть тоже нельзя, так как они входят в клуб их вечных союзников. Вот потому и остается Российская Федерация.В лоб идти нельзя, но есть Украина, которая ей противостоит. Потому и получается, что враг моего врага — мой друг.

Олег Жданов, военный эксперт, полковник запаса

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.