Читайте также сюжет: Дело Навального

Во вторник пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки объявила, что долгожданная встреча между президентом США Джо Байденом и российским президентом Владимиром Путиным состоится 16 июня в швейцарском городе Женеве.

Отношения между двумя странами опустились до самой низкой отметки со времен холодной войны. Ситуация усугубляется тем, что 2 июня наступает крайний срок для введения второго пакета санкций. Тех самых санкций, которыми администрация Байдена пообещала наказать Россию за отравление лидера оппозиции Алексея Навального.

Первый пакет санкций был объявлен в марте в соответствии с Законом о ликвидации химического и биологического оружия, который обязывает США реагировать на применение химического оружия. Поскольку Россия не предприняла никаких попыток заверить мир в том, что она больше не будет использовать такое оружие (после отравления Навального, в котором Вашингтон винит только Россию — прим. ред.), США считают себя обязанными принять второй пакет санкций.

По словам Псаки, администрация надеется, что саммит поможет восстановить «предсказуемость и стабильность российско-американских отношений». Но существует опасность того, что, если администрация в преддверии саммита будет сурово обходиться с Россией, встреча может быть сорвана.

Если санкции будут расценены как слишком слабые, администрацию могут обвинить в мягкости по отношению к Путину, который закручивает гайки, сдавливающие российскую оппозицию, и все более вызывающе ведет себя на международной арене.

«Есть некое противоречие между желанием наказать Россию за применение химического оружия [против Навального и Скрипаля] и стремлением к улучшению отношений между двумя странами по стратегическим вопросам», — сказал директор программы биологической защиты Грегори Кобленц (Gregory Koblentz), работающий в Университете Джорджа Мейсона.

Наладить рабочие отношения с Москвой, одновременно препятствуя неблаговидной деятельности Кремля за рубежом, было трудно всем администрациям.

Байден стал первым президентом, не стремящимся к перезагрузке с Путиным, который правит Россией с 2000 года. Тем не менее администрация подверглась резкой критике со стороны республиканцев и демократов в конгрессе из-за своего принятого недавно решения не вводить санкции против компании Nord Stream AG, которая строит вызывающий большую полемику газопровод «Северный поток — 2». Этот газопровод, прокладываемый дочерней компанией российского энергетического гиганта «Газпром» из России в Германию, построен почти на 95%. Критики опасаются, что в случае завершения строительства Москва усилит свое давление на европейские энергетические рынки, получая доходы. Есть и еще одна опасность: что новый газопровод лишит Украину доходов от транзита, в которых она остро нуждается.

Байден во вторник выступил в защиту своего решения, заявив, что оно вызвано необходимостью сохранить отношения США с европейскими союзниками, которые при администрации Трампа стали очень напряженными.

Спокойные переговоры с Берлином могут сделать то, чего не в состоянии обеспечить меры экономического принуждения.

Сенатор-демократ Боб Менендес (Bob Menendez), председательствующий в сенатском комитете по международным отношениям, высказался против решения президента, а проукраинская фракция в конгрессе призвала администрацию пересмотреть его.

Республиканцы также выступили с нападками на Байдена за то, что он не ввел санкции против Nord Stream AG.

«Такого рода слабость вдохновляет Путина на новую агрессию, — отметили 17 мая в своем совместном заявлении сенаторы от Республиканской партии Тед Круз (Ted Cruz), Рон Джонсон (Ron Johnson) и Джон Баррасо (John Barrasso). — Он недостаточно поплатился за свою враждебную деятельность, а администрация Байдена такими решениями только поощряет его».

Второй пакет санкций, предусмотренных за российскую попытку отравления нервно-паралитическим ядом критика Кремля Навального в августе прошлого года, подвергнется внимательному изучению после принятия решения по «Северному потоку».

«Проблема не только в том, что это порождает конкретную политику, но и в том, что возникает вполне определенное восприятие», — сказал Брайан О'Тул (Brian O'Toole), занимавшийся в администрации Обамы вопросами санкций.

Принятый в 1991 году закон о химическом и биологическом оружии применялся всего четыре раза за всю историю: один раз после применения химического оружия Северной Кореей и Сирией, а также два раза после использования Россией «Новичка» для отравления экс-шпиона Сергея Скрипаля в 2018 году и Навального двумя годами позже.

Бывший американский президент Дональд Трамп из-за отравления Скрипаля выслал более шести десятков российских дипломатов, запретил американским банкам предоставлять России кредиты и отдал распоряжение финансовым институтам США не покупать на первичном рынке деноминированные в иностранной валюте российские облигации. Администрация Трампа также хотела запретить полеты в Америку российской национальной авиакомпании «Аэрофлот», о чем рассказал бывший высокопоставленный чиновник из ее аппарата. По его словам, она воздержалась от такого решения, опасаясь ответных мер Москвы, которые могли навредить американским компаниям.

Первый пакет санкций за отравление Навального был объявлен 2 марта. Это были персональные санкции против семи высокопоставленных российских руководителей, подозреваемых в причастности к принятию решения об отравлении оппозиционера, а позднее к его аресту по возвращении в Москву в январе этого года. Санкции также ввели против нескольких юридических лиц, участвовавших в российской программе по созданию химического оружия.

О'Тул сказал, что сейчас важно наблюдать за Менендесом, который решительно поддержал новый пакет санкций. «Если Менендес после второго раунда разозлится, им будет трудно уладить этот вопрос, и это повлечет за собой имиджевые издержки», — заявил он.

Закон предоставляет администрации несколько вариантов действий при реализации второго раунда санкций, предусматривающих запрет на банковские кредиты, экспортные ограничения и понижение уровня дипломатических отношений. В законе также есть ряд оговорок, которые дают президенту значительное пространство для маневра, позволяя ему корректировать санкции и вообще их отменять.

Эксперты полагают, что администрация Байдена может тихо проигнорировать дату введения санкций, посмотреть на результаты встречи с Путиным, и лишь по ее итогам решить вопрос о дальнейших карательных мерах. Администрация Трампа делала так в случае с санкциями из-за Скрипаля. Она ждала более шести месяцев, и только потом объявила второй пакет санкций.

Пресс-секретарь Госдепартамента сказал, что администрация выполнит свои юридические обязательства по закону.

Директор программы трансатлантической безопасности Андреа Кендалл-Тейлор (Andrea Kendall-Taylor), работающая в Центре новой американской безопасности, сказала, что ждет от администрации продолжения жесткого курса в отношении Москвы. «Не думаю, что они пойдут на попятный из-за предстоящей встречи», — заявила Кендалл-Тейлор, непродолжительное время занимавшая должность старшего директора по России и Центральной Азии в Совете национальной безопасности.

«Ситуация непростая, но не администрация ее создала. Это результат действий России», — заявила она.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.