Принятое администрацией Байдена решение отказаться от введения санкций против газопровода «Северный поток — 2», который свяжет Россию и Германию, по сути, дает этому проекту зеленый свет. Это плохое решение, свидетельствующее о недостатке стратегического мышления и невнимании к политическому ландшафту в Европе. Последствия этого решения могут нанести долгосрочный ущерб американским интересам.

Завершение строительства этого газопровода увеличит влияние Москвы на европейском энергетическом рынке. Кроме того, теперь этот газопровод, по сути, получит благословение Вашингтона. Это странное решение не только отменяет один из фундаментальных элементов политики администрации Трампа — элемент, который пользовался массовой поддержкой обеих партий в конгрессе США. Президент Джо Байден также ставит крест на позиции, которую Соединенные Штаты занимали еще со времен работы администрации Обамы. Противодействие «Северному потоку — 2» началось в рамках реакции Запада на аннексию Крыма Россией. Разве Россия уже прощена? Вы, вероятно, помните, что в период предвыборной кампании Байден позиционировал себя как лидера, который занимает жесткую позицию в отношении России и который упрекал Трампа в излишней мягкости в отношении Путина. Теперь же Байден оказывает России огромную услугу.

Оправдать решение администрации по «Северному потоку — 2» какими-то улучшениями в поведении России невозможно. На самом деле ситуация только ухудшилась: угрожающее количество российских военных у границы с Украиной, нарушения прав человека, особенно касательно диссидента Алексея Навального (хотя не только его), а теперь и принудительная посадка пассажирского самолета компании Ryanair в Белоруссии — несомненно, осуществленная с одобрения Москвы. Вместо этого администрация Байдена пытается представить капитуляцию по газопроводу как часть своей европейской повестки. Аргументы звучат приблизительно так: администрация Трампа разрушила трансатлантические связи с нашими традиционными союзниками, и, поскольку сейчас очень важно «исправить» все, что сделал Трамп, отказ от санкций против «Северного потока — 2» якобы позволит устранить тот ущерб, который был нанесен авторитету Америки в европейских столицах. К несчастью, эти аргументы не выдерживают никакой критики. Напротив, такая позиция близорука и свидетельствует о непонимании ситуации.

В лучшем случае можно сказать, что отказ от санкций — это подарок канцлеру Германии Ангеле Меркель, которая упорно, хотя и не слишком убедительно заявляет, что этот российский газопровод представляет собой просто коммерческую сделку и не имеет никакого политического подтекста. Даже члены собственного Христианско-демократического союза Меркель в бундестаге не верят этой бессовестной лжи. Напротив, за последний год в Германии усилилось сопротивление этому проекту, особенно после ситуации с Навальным, за которой пристально следили, потому что после отравления этого критика Кремля доставили на лечение в Берлин. Эта драматичная история разворачивалась на фоне постоянных хакерских атак России на бундестаг, а также на фоне нашумевшего убийства в самом сердце Берлина. В итоге в немецком общественном мнении произошел сдвиг: выросла поддержка идеи увеличения расходов на оборону и усилилось скептическое отношение к российскому газопроводу. Решение администрации Байдена — это отказ от политики, которая постепенно набирает поддержку в Германии.

Кроме того, приняв решение воздержаться от введения санкций, Вашингтон укрепил позиции антиамериканского, пророссийского сектора в публичных дебатах в Германии — так называемых «Putinversteher» («те, кто понимает Путина»). Эти апологеты бесчинств России всегда готовы найти предлоги, чтобы защитить коммерческие возможности, и теперь они смогут заявлять, что даже Вашингтон готов дать Москве зеленый свет. Однако выбор времени для принятия такого решения просто ужасен. Это настоящий подарок для Меркель, у которой осталось всего четыре месяца, прежде чем выборы положат конец ее работе на должности канцлера, и политические позиции которой стремительно слабеют из-за ошибок, допущенных в процессе борьбы с пандемией. Вашингтону нет никакого смысле инвестировать в Меркель сейчас.

Выбор времени плох еще и потому, что в результате выборов в бундестаг в составе следующей правящей коалиции окажется Пария зеленых — или в Германии, возможно, даже появится зеленый канцлер. Зеленые выступают против «Северного потока — 2», потому что он увеличивает зависимость от невозобновляемых источников энергии и потому что зеленые относятся к нарушениям прав в России серьезнее, нежели администрация Байдена. Вместо того чтобы подготовить почву для выстраивания сотрудничества со следующей коалицией в Германии — и Берлин, и Вашингтон будут делать акцент на проблемах окружающей среды, — решение фактически дать добро на завершение строительства газопровода становится серьезным препятствием на пути к будущим американо-германским отношениям. Неужели в команде Байдена никто не думает наперед?

Разумеется, трансатлантические связи не ограничиваются двусторонними американо-германскими отношениями, однако поддержка «Северного потока — 2» всегда была главным образом делом Германии. В других частях Европы многие выражали решительный протест, особенно в странах Центральной Европы и у восточной границы Евросоюза. От Эстонии на севере до Болгарии на юге, эти страны, испытавшие на себе жестокость советского режима, гораздо отчетливее представляют себе угрозу, исходящую от России, нежели западные европейцы. Даже с учетом некоторых национальных вариаций они разделяют тревогу Соединенных Штатов в связи с агрессивными действиями России. Неудивительно, что они скептически относятся к газопроводу, который напрямую связывает Россию и Германию, что вызывает в их сознании весьма неприятные воспоминания. Бывший министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский сравнил «Северный поток — 2» с пактом Гитлера и Сталина, который разделил его страну между двумя тоталитарными государствами, и выразил негодование в связи с тем, что Германия заключила с Россией эту сделку, не уведомив Польшу.

Таким образом, решение отказаться от введения санкций против «Северного потока — 2» не улучшит позиции Соединенных Штатов в Центральной Европе. Оно не только разочарует многие из этих стран. Оно также придаст убедительности агрессивной российской пропаганде в этом регионе — пропаганде, которая выставляет Соединенные Штаты как ненадежного партнера. Этим небольшим государствам вряд ли нужно напоминать, что Россия находится близко, а Америка — очень далеко. И администрация Байдена только что существенно ослабила влияние Вашингтона, то есть попусту растратила очень важный политический капитал. Учитывая историю холодной войны, эти страны обладают потенциалом для поддержки позиций Соединенных Штатов в рамках внешнеполитических соображений Евросоюза, но из-за принятого Байденом решения по «Северному потоку — 2» Вашингтону станет гораздо сложнее получить политическую поддержку центральноевропейских государств, когда она ему потребуется.

Между тем в Западной Европе решение Америки по «Северному потоку — 2» придает политический вес кампании президента Франции Эммануэля Макрона по налаживанию отношений с Москвой. Хотя его усилия являются отражением коммерческих интересов Франции в России, гораздо важнее то, что они являются еще и частью его собственного плана по замене НАТО независимым европейским военным блоком. Его деголлевская цель — это скорее Европа, находящаяся посередине между Соединенными Штатами и Россией, чем Европа, являющаяся частью трансатлантического альянса. Последствия этого не будут отвечать национальным интересам Соединенных Штатов.

Противодействие строительству газопровода «Северный поток — 2» было правильной политикой со стороны Соединенных Штатов, и эту их позицию разделяли многие в Европе, за исключением некоторых представителей немецкого политического руководства. Категоричный отказ администрации Байдена от этой политики не имеет никакого смысла, особенно с учетом того, что главная защитница этого газопровода, Ангела Меркель, покинет свой пост через несколько месяцев. В свете того, как Путин обращается с диссидентами, отказ от введения санкций превращает обещание администрации Байдена поставить защиту прав человека в центр американской внешней политики в пустой звук.

Что еще огорчительнее, команда подарок — будь то Путину Байдена преподносит этот или Меркель, — не получая ничего взамен. Всем очевидно, что такая позиция представляет собой возврат к обамовской эпохе безвозмездных уступок. Но важнее всего то, какой ущерб такая позиция нанесет американским интересам по всей Европе: Соединенные Штаты потеряют свой авторитет на востоке, ускорят налаживание связей Франции и России и усложнят процесс взаимодействия с набирающей политический вес Парией зеленых в Германии. Вместо того чтобы способствовать улучшению американо-германских отношений, решение Байдена бездумно их подрывает.

Рассел Берман — старший научный сотрудник Института Гувера и профессор гуманитарных наук в Стэнфордском университете. Ранее он работал в Комиссии по неотъемлемым правам при Госдепартаменте США.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.