Брюссель — Четыре года назад Дональд Трамп травмировал европейских лидеров тем, что приветствовал Брексит и развенчал НАТО, объявив альянс «устаревшим», а страны-члены — тунеядцами, и даже поначалу отказавшись открыто поддержать основополагающий принцип взаимной защиты НАТО.

Сегодня, перед визитом президента Байдена одно то, что он считает Европу союзницей, а НАТО — жизненно важным элементом безопасности Запада, кажется едва ли не откровением. Однако мучительный опыт последней президентской администрации оставил шрамы, которые, по мнению некоторых экспертов, заживут нескоро.

«Не стоит недооценивать шок ЕС от нескольких лет правления Трампа, — сказала директор Европейского центра Карнеги Роза Бальфур (Rosa Balfour). — Замаячила тень его возвращения, и ЕС снова рискует остаться „на морозе". Поэтому к американским требованиям ЕС относится осторожно».

При этом сохраняются серьезные темы для обсуждения — от вывода войск из Афганистана и заканчивая военными расходами России и Китая, от торговых споров и пошлин до климата и вакцинной дипломатии.

Однако как бы европейцы ни ценили байденовские клятвы верности и постоянства, только что они стали свидетелями того, как 75 лет американской внешней политики могут исчезнуть в одночасье со сменой президента.

И они опасаются, что это может повториться, полагая, что Америка изменилась, а Байден — по сути лишь «промежуточное звено» между президентами популистского и националистического толка, сказал вице-президент Немецкого фонда Маршалла Томас Кляйне-Брокхофф (Thomas Kleine-Brockhoff).

Они знают, что к политике Байдена прикреплены незаметные ценники. И сомневаются, так ли его «внешняя политика для среднего класса» отличается от трамповской «Америка прежде всего».

Еще они знают, что на носу выборы. В сентябре Германия выберет преемника Ангелы Меркель, в мае следующего года состоятся президентские выборы во Франции, а всего через 17 месяцев — промежуточные выборы в США, которые рискуют урезать Байдену пространство для маневра.

Однако визит Байдена в НАТО 14 июня, а затем короткие встречи на высшем уровне с представителями Европейского союза после саммита «Большой семерки» в Великобритании будут не просто символическими. Они подогнаны так, чтобы на встречу 16 июня в Женеве с российским лидером Владимиром Путиным он прибыл, заручившись союзнической поддержкой.

«Обнадеживает и внушает оптимизм, что Байден начинает новые отношения с демонстрации веры в Брюссель и НАТО, он говорит правильные слова и затевает ключевой стратегический процесс обновления альянса на следующее десятилетие, — считает директор Европейского совета по международным отношениям в Берлине Яна Пульерин (Jana Puglierin). — Но при этом Байден хочет получить отдачу от вложенных средств, чтобы работал каждый доллар, и нам нужно будет показать ощутимые результаты. Так что это не безусловная любовь, а скорее дружба с привилегиями».

Французский аналитик по вопросам обороны Франсуа Хейсбур (François Heisbourg) видит в поездке Байдена сугубо положительные моменты.

«США вернулись, Байден вернулся, и ничего циничного здесь нет, — сказал Хейсбур, специальный советник парижского Фонда стратегических исследований. — У Байдена есть твердые принципы, и он полон решимости их воплотить. Международные дела не его приоритет, но основная позиция такова: „Давайте снова будем друзьями и восстановим вежливость и учтивость с союзниками"».

Но в конечном счете, считает Хейсбур, «политическим выкладкам предстоит стать реальностью».

Бывший посол США при НАТО во времена Барака Обамы Иво Даалдер (Ivo Daalder) считает, что поездка Байдена вписывается в его слова «Мы вернулись» и объясняется желанием подчеркнуть важность союзов и партнерских отношений. «Мы хотим сотрудничать с другими странами и стать добрее к нашим друзьям. Это и „Семерки" касается», — заметил он.

Но при этом он и другие отмечают, что Байден до сих пор не назначил послов ни в НАТО, ни в Европейский союз, ни в большинство европейских стран, — не говоря уже об их утверждении. Чиновники объясняют, что их временное отсутствие непринципиально — к тому же имена вероятных кандидатов хорошо известны.

Но рано или поздно, считает Даалдер, союзникам понадобятся послы, которые смогут незамедлительно связаться по телефону с госсекретарем, министром обороны, а при необходимости и с самим Байденом.

Саммит 30 лидеров НАТО будет коротким. Не считая церемонии открытия, он продлится всего лишь два с половиной часа — то есть у каждого главы будет всего пять минут.

Лидеры согласуют коммюнике, которое сейчас обсуждается, обсудят вывод войск из Афганистана и наметят важное годичное исследование, как переделать стратегическую концепцию НАТО для решения новых задач в области кибервойны, искусственного интеллекта, противоракетной обороны, дезинформации, «перспективных подрывных технологий» и ряда других вопросов.

В 2010 году, когда стратегия пересматривалась в последний раз, НАТО все еще исходило из того, что Россия может стать партнером, а Китай и вовсе практически не упоминался. Новая стратегия явно начинается с принципиально иных предпосылок.

Однако чиновники и послы НАТО считают, что тем для обсуждения хватает: например, как и где трансатлантический альянс должен противостоять Китаю, какие силы в принципе нужны НАТО, и какая их часть получит общее финансирование, а какая — останется в ведении отдельных стран.

Еще один вопрос — как приспособиться к не до конца оформившемуся стремлению Европейского союза к «стратегической автономии», одновременно поощряя военные расходы и эффективность европейских стран и избегая дублирования с НАТО. Точно так же стоит вопрос о том, как лучше подковать НАТО политически, как того потребовал президент Франции Эммануэль Макрон — не исключено, что помогут новые встречи ключевых чиновников на уровне советников по национальной безопасности и политических руководителей.

Кроме того, в кулуарах двусторонних встреч лидеры начнут подыскивать замену нынешнему генсеку НАТО Йенсу Столтенбергу, чей срок полномочий был продлен на два года, чтобы сохранить спокойствие при президентстве Трампа, и истекает в сентябре 2022 года.

Актуальными будут и другие вопросы: как управлять Афганистаном во время и после вывода войск, и что делать с путинской Россией, Китаем Си Цзиньпина и Белоруссией Александра Лукашенко.

Как сказал один из послов НАТО, для всех, кто хочет, чтобы поезда ходили вовремя, саммит НАТО будет привлекательным. Те же, кто хочет столкновения, будут разочарованы.

То же самое справедливо и насчет встречи Байдена, которая состоится на следующий день, 15 июня, и которую громко называют саммитом с Европейским союзом. Байдену предстоит встретиться с двумя президентами Европейского союза, Шарлем Мишелем из Совета Европы, куда входят лидеры 27 стран-членов, и Урсулой фон дер Ляйен, которая возглавляет Европейскую комиссию, мощный бюрократический аппарат блока.

Накануне в НАТО Байден встретится с 21 из 27 лидеров ЕС, поскольку состав этих организации в значительной степени совпадает. Ключевые исключения здесь — Турция, член НАТО, которая доставляет неудобства своими отношениями с Россией и враждебностью к Греции, и Кипр, член ЕС, который блокирует основную часть координации с НАТО из-за своей вражды с Турцией.

Блоку предстоит обсудить широкий круг вопросов, включая пошлины (в том числе на сталь и алюминий), торговые споры с участием компаний «Эйрбас» (Airbus) и «Боинг» (Boeing) и новые вопросы: например, как обеспечить соблюдение нового минимального глобального налога для корпораций, который вытекает из соглашения, достигнутого в субботу министрами финансов «Семерки».

Среди других вопросов следует упомянуть передачу данных, военные расходы и закупки, военную мобильность, переход к углеродно-нейтральной экономике (в том числе квоты), регуляцию глобальных технологических гигантов и компании социальных сетей, реформы ключевых многосторонних институтов вроде Всемирной торговой организации и Всемирной организации здравоохранения — и, конечно же, как лучше справиться с крепнущем Китаем и агрессивной Россией.

При этом сохраняется настороженность — и не только из-за того, что на смену Байдену может прийти другой президент, похожий на Трампа. Несмотря на все теплые слова, немецкие чиновники, например, считают, что свое решение вывести все американские войска из Афганистана к 11 сентября Байден принял в одностороннем порядке по старой схеме, — когда Вашингтон принимает решения, а союзникам остается лишь за ним последовать, считает Пульерин.

Точно так же европейских лидеров разозлило и смутило то, что Байден поддержал отказ от прав интеллектуальной собственности на вакцины против коронавируса. Этот шаг был сделан без предупреждения союзников, — не говоря уже о консультациях, — и вызвал шквал внутренней критики.

В отличие от Вашингтона, европейцы не видят в Китае равного соперника и остаются более зависимыми, чем США, в торговле и энергии — как от Китая, так и от России. Наконец, некоторых настораживают чересчур однозначные, как им кажется, попытки Байдена представить мир как противостояние демократии и авторитаризма.

«Связь с союзниками перед саммитом с Путиным важна и выходит за рамки простого символизма, — считает директор итальянского Института международных отношений Натали Точчи (Nathalie Tocci). — Но европейцы заблуждаются, если думают, что все вернется в прежнее состояние».

Она считает, что европейцы должны действовать активнее и теснее сотрудничать с Байденом по ключевым вопросам вроде климата, вакцин и торговли. По ее словам, это создаст «критическую массу Запада, которая выльется в глобальное многостороннее соглашение, более всеобъемлющее».

По ее словам, это лучший способ показать, что демократия «приносит плоды».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.