Иногда законы начинают работать еще до их применения. Самое главное — какое послание обществу хотели отправить авторы закона, какие чувства внушить. И вот эти вызванные законом чувства имеют значение. В случае с решением относительно правил предоставления убежища, которое как раз недавно принял Фолькетинг, ситуация возникла именно такая. Парламент страны одобрил закон, по которому в будущем прошения о предоставлении убежища можно будет обрабатывать за пределами Европы. В Копенгагене рассматривается вопрос о создании центров для беженцев в африканских странах. Именно там, а не в Копенгагене должны будут ждать рассмотрения своих дел те люди, которые хотели бы получить защиту и убежище в Дании.

Однако есть сомнение относительно реализации этих планов. Трудно себе представить, каким образом все это можно привести в соответствие с целями и особенностями конкретно европейской, да и в целом глобальной системы стандартов гуманности в обращении с беженцами. Ответом на действия датчан со стороны ООН и Евросоюза стало однозначно критическое отношение к планам Дании. Но авторы законопроекта сделали свое послание гражданам, и сделали его четко. И к нему будут вынуждены прислушаться не только несчастные беженцы.

Решение датского парламента нельзя назвать громом среди ясного неба. Оно представляет собой кульминацию давно нараставших действий по ограничению права на предоставление убежища. Попытки покончить с политикой интеграции любых беженцев в датское общество становятся все более жесткими, и они уже давно просто заставляют другие страны обращать внимание на Данию. И уже больше не кажется нереальной ситуация, при которой люди, подавшие прошение о предоставлении убежища, будут в специальных центрах в Африке ожидать того, как решится их вопрос в Дании.

Цель — сделать поиск убежища как можно менее привлекательным

Речь не идет о том, что в Дании миграционная проблема особо остра, что особенно много людей пытаются получить убежище в Дании. Все как раз наоборот. В прошлом году заявку на предоставление убежища в этом королевстве подало самое незначительное количество людей за последние 20 лет. Не найдено пока и государство-партнер в Африке, которое было бы готово создать на своей земле «центр передержки» для беженцев. Кроме того, не ясно также, каким образом Дания собирается гарантировать безопасность просителей в этой самой третьей стране, когда она будет найдена.

Но общий тон дискуссии в стране на эту тему меняется.

Поразительной особенностью этих жестких мер можно считать то, что предлагаются они как раз социал-демократическим правительством. Решение Фолькетинга, в конечном итоге, направляет и внутриполитическое послание. Начало этой политике было положено в 90-е годы, когда в некоторых кругах Дании стали обостряться проблемы с интеграцией мигрантов, а социал-демократы с их левым гуманизмом запрещали себе эти проблемы замечать. По моральным причинам даже рядовые партийцы не могли обсуждать эти темы. Или просто не хотели этого делать.

Таким образом была подготовлена почва, на которой выросла Датская народная партия, одна из наиболее влиятельных крайне правых партий в Европе. Начиная с 2001 года, она постоянно поддерживала не любившее разговоры в пользу бедных буржуазное правительство в Копенгагене. Оплатой за эту поддержку было ужесточение законов о предоставлении убежища, а также свертывание интеграционной политики. И в результате были изменены не только законы, но и существующий в стране тон.

У несведущего человека может возникнуть впечатление, что это лишь краткий эпизод. Разве кто-нибудь вспомнит через несколько лет, какое значение тон этого «послания стране от правых» будет иметь для людей с иностранными корнями, проживающими в Дании? А каково будет тем, что при попытке найти работу в условиях избыточного количества рабочей силы окажется в самом конце списка претендентов?

Премьер-министр — за беженские центры не в Европе

Социал-демократы в течение долгого времени не могли придумать ничего нового по вопросу о беженцах, но затем они соответствующим образом перестроились. В 2015 году, когда кризис с беженцами потряс Европу, а Дания стала и конечной точкой маршрута беженцев, и перевалочным пунктом на пути в Швецию, социал-демократы проиграли на выборах. Метте Фредериксен после этого возглавила партию социал-демократов и осуществила изменение курса. В стратегический документ, опубликованный перед выборами 2019 года, она тогда уже включила такие вопросы, как новые правила предоставление убежища, условия социальных гарантий от государства всеобщего благосостояния. Да и в целом социал-демократы заговорили про проблемы интеграции.

В этом же документе содержится требование о создании центра для беженцев за пределами Европы «в рамках международных конвенций». С 2019 года Фредериксен является премьер-министром Дании. Теперь поставлена такая цель — ни одного соискателя на получения убежища на датской территории. Само по себе решение Фолькетинга еще не приводит правительство к достижению этой цели. Однако оно демонстрирует серьезность его намерений.

Это послание должно быть услышано в Брюсселе, в Стокгольме и в Берлине. Копенгаген, на самом деле, не только ясно дает понять, насколько ограниченным является его доверие к европейской политике в области беженцев. Своими мерами, направленными на понижение конкурентных условий, Дания отделяется от таких своих соседей как Швеция и Германия. Кризис с беженцами оказывает огромное давление на Евросоюз. И создается впечатление, что Брюссель не предпринимает достаточного количества действий для решения этой проблемы.

Датчане таким образом свой голос подали. Да и в Швеции, где ситуация намного отличается от условий в Дании, политика в отношении предоставления убежища сегодня уже не такая либеральная, какой она была до кризиса с беженцами 2015 года. С учетом проблем интеграции и насильственных действий криминальных банд в этой стране тоже возникает внутреннее давление. Все сложнее становится обсуждать эти проблемы, разбираться в них, не забывая при этом и о людях других цивилизаций, отчаянно нуждающихся в защите. Однако уклониться от подобных обсуждений в Европе будет невозможно.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.