Ялта, новый ялтинский сговор! Такие восклицания я слышал накануне встречи Джо Байдена и Владимира Путина в Женеве. Боже мой, что это могло иметь общего с Ялтинской конференцией? Изменились времена, позиция обоих государств, их интересы и возможности. Неуместно было бы сравнивать саммит Байден — Путин даже с переговорами Горбачев — Рейган или Горбачев — Буш, что уж говорить о Ялте…

Мир сейчас стал совсем другим, многополярным. Байден с Путиным не могли делить его между собой, поскольку уже не обладают такой силой. Появился мощный Китай, усиливается Индия, что способны навязать им Вашингтон или Москва? А Европа?

В свою очередь Польша, судьба которой нас тревожит, находится вне пределов действия подобных соглашений. Она стала частью Запада, частью Европейского союза, наша экономика все теснее переплетается с немецкой. Чтобы вырвать Польшу из этого пространства, придется сначала развалить Европу. Конечно, мы постоянно получаем сигналы, что Россия пытается этого добиться и дестабилизирует ЕС, то финансируя разные партии и движения, то бросая на него армию хакеров и троллей. Однако она делает этого не для того, чтобы вернуться с танками на Вислу, а для того, чтобы расширить поле для маневра в противоборстве с Западом.

А что Запад? Он смотрит на Россию через собственную призму, продолжая надеяться, что сможет заработать, но так и не зарабатывая, хотя «Северный поток — 2» может позволить Германии переломить эту тенденцию и завершить неблагоприятный период. А мы? Правые, видя Путина вместе с Байденом, кричат «Ялта — 2», а «Гражданская платформа» (PO) вместе с ее экс-министром иностранных дел Радославом Сикорским (Radosław Sikorski), слыша о «Северном потоке», кричат «пакт Молотова — Риббентропа». Что же, нас из-за этой трубы ждет новый раздел Польши, уже пятый?

Эх… Простые ассоциации эффектны, но коварны, ведь они вскрывают интеллектуальную несостоятельность их авторов или демонстрируют их цинизм, веру в то, что мы позволим водить себя за нос при помощи таких дешевых приемов. Кстати, любопытно, почему в польской публицистике, посвященной «Северному потоку — 2», уделяется так много внимания расчетам Путина и так мало — расчетам Берлина.

Для России он станет очередной трубой с газом, которая идет в Европу. А для Германии? «Северный поток — 2» позволит ей стать крупным хабом, который распределяет по всей Европе российское сырье, стоящее меньше норвежского. Немцы смогут укрепить свою позицию в отношении России, ведь у них будет вентиль, который они всегда смогут перекрыть, а ЕС станет газовым игроком.

Если кто-то в будущем будет писать о том, как Германия медленно, но последовательно добивалась роли лидера объединенной Европы, он посвятит целую главу «Северному потоку — 2» и, возможно, пару фраз Польше, без которой этого трубопровода в Балтийском море бы не появилось. Именно польский протест против «Ямала — 2», то есть газопровода, который должен был пройти через нашу страну, послужил толчком к появлению идеи обхода Центральной Европы по морю… Мы не хотели, другие воспользовались.

Что же дальше? Путину все простят? Европа хочет вести бизнес, а Байдену он нужен в игре с Китаем. И да, и нет. Большая международная политика не строится сейчас на принципе «кто кого». Очевидно, что ни Америка не сможет одолеть Китай, ни Китай — Америку, Россия останется Россией, а Индия — Индией. Конечно, сражение за сферы влияния, ресурсы, технологии продолжится, но оно будет сопровождаться различными совместными действиями во имя экономических отношений, борьбы с изменениями климата и так далее. Ясное дело, другой Земли у нас нет.

Чтобы успешно подключиться к этой игре, функционировать в условиях переплетения войны и мира, нужно быть предсказуемым. Сейчас считается, что нет ничего хуже непредсказуемых лидеров. Такая характеристика — самое жесткое обвинение.

Я собственными ушами слышал, как в Москве, в МГИМО, российские ученые и эксперты после избрания Трампа на президентский пост размышляли, хорошо или плохо это для России. Вывод был таким, что бабушка надвое сказала. С одной стороны, он относится к Москве лучше, чем демократы, но с другой — отличается непредсказуемостью, поэтому в его отношении сложно давать какие-то прогнозы. Следующие годы подтвердили такую оценку.

В связи с этим следует вслушаться в тон женевской встречи двух президентов. Что касается будущего американо-российских отношений, теплыми они, скорее, не будут, но одно ясно наверняка: они должны стать предсказуемыми. Так выглядит предложение Байдена. Путин должен знать, чего ожидать от Америки, Байден — чего ожидать от России. В посольства вернут дипломатов, будут восстановлены каналы коммуникации, а, значит, и переговорные каналы.

Некоторых, кто желал услышать заявления в духе «предательство», «победа» и тому подобное, могло постичь разочарование. Я их утешу: хорошая политика обычно скучна.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.