Европейское турне Джо Байдена завершилось встречей с Владимиром Путиным в Женеве в идиллической атмосфере виллы Ла Гранж. Сначала президент США дал сигнал к обновлению Запада на саммите семерки, а затем к объединению Америки и Европы против Китая. Наконец, в беседе с российским лидером его целью было снятие напряженности и восстановление стратегического диалога с Москвой.

Для этого сложились относительно благоприятные условия на фоне окончания кризиса короновируса и катастрофического президентства Дональда Трампа, которое было отмечено стратегическим хаосом и сделало внешнюю политику заложницей президентских порывов и твитов.

В 12 раз богаче

Несмотря на глобальный вызов со стороны Китая Си Цзиньпина, США все еще очень ослаблены поляризацией и расколом нации. С этим связано стремление сосредоточить все силы на сдерживании Китая. В перспективе Вашингтон надеется отдалить Москву от Пекина с помощью маневра, который отражает успешный ход Генри Киссинджера и Ричарда Никсона в 1972 году: они разделили восточный блок путем сближения с Китаем.

По контрасту с неустойчивостью США Россия выглядит чрезвычайно стабильной. Ею управляет железной рукой Владимир Путин, который пришел к власти в 1999 году и создал условия, чтобы сохранить ее до 2036 года. Тем не менее положение страны подрывают демографический кризис (его еще больше обостряет санитарный кризис с covid-19), экономика с опорой на нефтяную ренту (в перспективе той суждено исчезнуть), экономическая аномия (45% молодежи хотят уехать из страны) и провал объявленного Владимиром Путиным в 2012 году поворота в сторону Азии. Все свелось к тому, что Москва оказалась в руках Пекина, чье население в 10 раз больше, а экономика в 12 раз богаче.

Джо Байден искал в Женеве не новые правила игры с Москвой, а более стабильные и предсказуемые отношения. Владимир Путин стремился к признанию Вашингтоном России в качестве третьего гранда. Со стороны США возвращение к профессиональной и упорядоченной дипломатии сопровождалось двумя жестами открытости: продление договора СНВ на пять лет и снятие санкций с газопровода «Северный поток — 2». Что касается России, она отозвала 100 000 военных, которые были размещены у восточной границы Украины.

Восстановление диалога

Опорой для сближения стал стратегический диалог, который коснется сокращения ядерных арсеналов и кибербезопасности, что можно считать настоящей инновацией. Ядерные соглашения опираются на доверие и инспекции объектов и ракет, что попросту невозможно в кибернетической сфере. Ядерное сдерживание предполагает точную информацию о принимающих решение, оружии и последствиях его использования, но в киберпространстве подобных сведений нет. Дискуссия будет в большей степени касаться неприкосновенности определенных целей (больниц, транспортных сетей, энергоснабжения, командных центров ядерных сил) или контроля над виртуальными валютами, которые используются киберпреступниками для получения выкупа. Символом снятия напряженности также стало возвращение послов двух стран на их посты, с которых их отозвали в марте этого года.

Возобновление диалога США и России — единственный вариант в условиях недопустимости конфронтации (она была бы очень невыгодна России) и недостижимости договоренности. Если даже закрыть глаза на огромный список конфликтов двух стран, их разделяют антагонистические принципы и ценности. Американская демократия воспринимает стабильность как порядок с опорой на уважение к институтам, международному праву и правам человека. Российская демократия рассматривает ее как автократию и пожизненную власть Владимира Путина внутри страны, а также враждебность к Западу и политику с прицелом на максимальное усиление влияния за ее пределами.

Таким образом, женевский саммит не стал поворотным моментом, но его все же можно считать успехом и важным этапом. Он открывает возможность для снятия напряженности в отношениях двух стран и подтверждает, что у США вновь имеется последовательная политика, которая считает приоритетной задачей сдерживание Китая и нацелена на переговоры об архитектуре безопасности с Россией.

Европе же необходимо в срочном порядке определить место, которое она хотела бы занять в этой тенденции к возрождению демократий: полностью зависимый от США союзник или полюс влияния, способный на собственные решения и действия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.