У Владимира Путина есть план нападения на Польшу, подтверждением чего служат российские хакерские атаки, заявил Ярослав Качиньский (Jarosław Kaczyński) на закрытом (как мы видим, не совсем) заседании Сейма, посвященном кибербезопасности. Высказывание председателя партии «Право и справедливость» (PiS) прозвучало в день встречи президентов Российской Федерации и Соединенных Штатов в Женеве, на которой лидеры двух стран обсуждали взаимные отношения и важные темы мировой политики. По многим вопросам стороны остались при своем мнении, но саммит прошел в спокойной атмосфере и не сопровождался никакими событиями, которые могли бы свидетельствовать об эскалации напряженности между двумя государствами.

Однако представителям «Права и справедливости» не давали спать спокойно сам факт встречи и перспектива того, что в отношениях между двумя державами возможна некая разрядка. Еще до встречи в Женеве глава польского МИД Збигнев Рау (Zbigniew Rau) в интервью газете «Жечпосполита» заявил, что не ожидает от нее никаких подвижек, поскольку Путин в любом случае «не откажется от агрессивных действий». Звучали также слова сожаления по поводу того, что Байден не нашел времени на консультации с президентами Польши и Украины, но решил сесть за переговорный стол с Путиным, хотя «Россия проводит агрессивную политику в отношении соседей, прибегая к шантажу, угрозам и вооруженным нападениям».

Не могло обойтись также без отсылок к строительству газопровода «Северный поток — 2». Проект «направлен на расшатывание единства Запада», и в ловушку сначала попала Германия, а за ней — администрация Байдена, что, разумеется, неминуемо приведет к эскалации агрессивных действий Кремля, отметил, демонстрируя исключительную проницательность, министр Рау. Сложно сказать, что стоит за его высказываниями: какая-то одержимость Россией или параноидальное ощущение угрозы…

Сразу же после встречи в Женеве решили высказаться и другие политики, связанные с правящими кругами. Яцек Сариуш-Вольский (Jacek Saryusz-Wolski) выразил возмущение тем, что «Соединенные Штаты дают России „зеленый свет" для очередных решительных шагов на пространстве Восточно-Центральной Европы». «Создается негативная спираль событий: чем более уступчивыми и примирительными будут слова и жесты Запада, в данном случае Америки, тем больше, преследуя собственные интересы, будет обострять обстановку, создавать напряженность и обращаться к провокациям российская сторона», — заключил он.

В подобном тоне высказался депутат от «Права и справедливости» Томаш Жимковский (Tomasz Rzymkowski), который констатировал, что действия американского президента свидетельствуют о «близорукости, наивности и отсутствии понимания политической жизни». Даже если опустить такую деталь как неуместность поучений со стороны 35-летнего политика из провинции в адрес президента (ранее — сенатора и вице-президента) сверхдержавы, который в два раза его старше, сложно избавиться от ощущения, что польские политики, словно мухи в янтаре, застыли в эпохе холодной войны и плохо ориентируются в современной международной ситуации.

В высказываниях представителей «Права и справедливости» нет ничего нового, мотив российской угрозы неизменно присутствует в польской внешней политике с 1989 года. Если по экономическим, общественным или мировоззренческим вопросам дискуссии вести дозволяется, то избранное направление внешней политики стало буквально догмой, которую предписывается без вопросов принять. Любые попытки подвергнуть сомнению его верность обычно заканчиваются обвинениями в измене. С этим столкнулся, в частности бывший парламентарий Матеуш Пискорский (Mateusz Piskorski), который три года находился под арестом по обвинению в «воздействии на польскую общественность посредством провоцирования антиукраинских настроений среди поляков и антипольских — среди украинцев» (!).

При этом следует подчеркнуть, что антироссийская риторика свойственна не только «Праву и справедливости», но и всем неолиберальным политическим польским кругам, хотя в первом случае она приобретает патологические формы. Для членов «ПиС» Россия выступает универсальным врагом и неизменной причиной всех бед Польши при любых обстоятельствах. Одновременно каждый, кто относится к Москве отрицательно, становится нашим союзником, даже если это по определению стоящие на антипольских позициях сторонники культа Степана Бандеры, которые опираются на преступную традицию ОУН-УПА (запрещенные в РФ организации, — прим.ред.).

Вездесущая бесцеремонная антироссийская риторика тем более абсурдна, что интересы Польши и России не противоречат друг другу. Нас не разделяют какие-либо территориальные или национальные конфликты. Остаются, правда, исторические травмы и взаимные предубеждения, но они не должны служить препятствием для взаимного сотрудничества. Интересно, что польский геополитический курс разительно контрастирует с действиями других стран Восточно-Центральной Европы, в особенности Венгрии, которые, несмотря на членство в ЕС и НАТО, занимают в отношении России разумную и взвешенную позицию. К сожалению, каждое очередное польское правительство придерживается такого подхода, который мешает нам проводить рациональную международную политику, опирающуюся на реальные национальные интересы, а не на уходящие корнями в прошлое предрассудки.

Первый и основной грех польской внешней политики — это идеологизация. Польские политические деятели не понимают, что в ней нужно руководствоваться только текущими интересами, а не симпатиями, антипатиями или обидами. Далее идут догматизм (полное отсутствие гибкости, априорная жесткая неизменная позиция) и реваншизм (стремление отомстить за обиды прошлого, даже навредив при этом интересам своей страны). Еще одна проблема — это своеобразная мегаломания, иррациональное и ложное по своей сути убеждение в том, что мы выступаем «пупом света», проблемы которого должны поглощать внимание всего международного сообщества.

Это может указывать на утрату связи с реальностью и стремление обратить желаемое в действительное. Ярким примером служили ожидания, что президент США на встрече с Путиным примет точку зрения и риторику польских властей. Все остальное, включая риск развязывания международного конфликта, никакого значения не имело. Такая извращенная логика напоминает ожидания части антикоммунистического подполья, которое после 1945 года рассчитывало на развязывание Третьей мировой войны, надеясь вернуть Львов и свести счеты с СССР.

Эта политическая традиция, имеет, к сожалению, долгую и печальную историю, самым трагическим эпизодом которой стало, пожалуй, Варшавское восстание. Однако, как мы видим, наши политики в большинстве своем не способны извлекать выводы из прошлого и трезво смотреть на действительность. Более того, в их действиях становятся видны все более тревожные симптомы, которые требуют уже не политической оценки, а диагноза специалиста совершенно иного профиля.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.