С приходом Джо Байдена к власти отношения между Германией и США явно изменились. В последние месяцы министры иностранных дел, обороны и экономики двух стран обменивались визитами. Соединенные Штаты неоднократно демонстрировали свое расположение Германии, добровольно отказавшись от санкций в отношении компаний, участвующих в проекте «Северный поток — 2», и пообещали не выводить американские войска из Германии, а напротив, увеличить их количество. Поездка Байдена в Европу в июне была направлена ​​на восстановление союзнических отношений между Европой и Соединенными Штатами. Во время поездки в Германию в конце июня госсекретарь США Энтони Блинкен сделал громкое заявление о том, что «у Соединенных Штатов нет лучшего партнера и друга в мире, чем Германия». Германия поспешила ответить взаимностью, пытаясь воспользоваться возможностью «возвращения Америки», чтобы добиться «нового соглашения» между Европой и США и сблизить свою политическую позицию с американским правительством по многим вопросам. 15 июля канцлер Германии Ангела Меркель совершила свой последний официальный визит в Соединенные Штаты, прежде чем покинуть свой пост, — этот визит не исключает возможности достижения новых компромиссов между Германией и Соединенными Штатами.

С начала XXI века неопределенность в германо-американских отношениях усилилась, а основы политического взаимного доверия становились все более неустойчивыми. При этом Германия и Соединенные Штаты по-прежнему имеют общие ценности и общие интересы. Как страна-бенефициар «плана Маршалла», Германия благодарна США за помощь в ее послевоенном восстановлении. Но уже в 2002 году Агентство национальной безопасности США начало прослушивать телефоны Меркель, подчеркивая неуверенность Америки в Германии. Во время администрации Дональда Трампа немецко-американские отношения резко ухудшились. Фотография напряженных и враждебно настроенных Меркель и Трампа во время встречи на саммите G7 в 2018 году стала иллюстрацией двусторонних отношений того времени. Соединенные Штаты ввели санкции в отношении компаний, участвующих в проекте «Северный поток — 2», возглавляемом Германией, ввели карательные тарифы на немецко-европейскую сталь и алюминиевую продукцию, ввязались в споры о субсидиях Airbus, критиковали Германию за задолженность по оплате членских взносов в НАТО, решили вывести часть американских войск из Германии и даже обвинили немецкую автопромышленность в угрозе национальной безопасности США. Политические конфликты и конфронтация между двумя странами по поводу торговых трений, энергетической политики, международных организаций, иранского ядерного соглашения и строительства сети 5G постепенно стали достоянием общественности. С точки зрения общественного мнения, многие немцы также были разочарованы американской демократией и американским национальным имиджем. Опрос, проведенный Фондом Кербера в ноябре прошлого года, показал, что более половины немцев хотят, чтобы Германия и Европа уменьшили свою зависимость от Соединенных Штатов, а 82% немцев хотят сохранить нейтралитет Германии между Китаем и США.

В настоящее время Европа и Соединенные Штаты, а конкретно Германия и Соединенные Штаты, сознательно улучшают политическую коммуникацию по таким вопросам, как торговые споры, цифровое управление, защита климата, безопасность в Индо-Тихоокеанском регионе и стратегия в отношении Китая. Однако именно в этих областях у сторон существуют конфликты интересов и расхождения во взглядах. В частности, с точки зрения защиты данных, антимонопольного контроля над американскими технологическими гигантами, механизма разрешения инвестиционных споров, цифрового налогообложения, налога на регулирование объемов выбросов углерода и других вопросов они придерживаются разных позиций и имеют разные интересы, а в области технических стандартов, промышленных правил и финансовой валюты страны вовлечены в активную политическую игру. Хотя Байден специально поставил себе целью наладить союзнические отношения, политическая координация между Европой и Соединенными Штатами отнюдь не является совершенно беспрепятственной. Америка часто игнорирует основные интересы Европы в критические моменты. Например, в стратегических областях безопасности, таких как вывод войск НАТО из Афганистана, иранская ядерная проблема, и отношения между ЕС и Россией, между сторонами не хватает взаимодействия, и они могут даже противоречить друг другу. После того, как США отказались от санкций по проекту «Северный поток — 2», в начале июня они снова пригрозили ввести санкции против России, что также выделило новые переменные во взаимоотношениях между США и Германией.

Что касается политики в отношении Китая, Байден активно привлекает европейских союзников принимать меры против Китая, и Европа и США также усиливают координацию политики в отношении КНР. Однако Европа не осмеливается питать слишком много иллюзий по поводу возвращения Соединенных Штатов в лагерь союзников, продолжает усиливаться тенденция к тому, что Америка акцентирует внимание на внутренней политике. Дипломатические действия администраций Байдена и Трампа также направлены на избирателей среднего класса. Они не только заменили лозунг «Покупайте американские товары» на «Америка прежде всего», но и во внешней политике требуют, чтобы Европа доказала свою способность «разделить ответственность». В нынешнюю эпоху стремительных изменений в международной обстановке Германия и Европа осторожны и не хотят слишком вовлекаться в геополитические споры. Впервые они выдвигают одновременную необходимость снизить свою внешнюю зависимость от США и от Китая и активно развивать стратегическую автономию. Будь то уходящая Меркель или будущий лидер Германии, при всей своей координации с Америкой, у них есть свое мнение относительно Китая, и Германия всегда выступала за одновременное сотрудничество и конкуренцию. Только твердо придерживаясь стратегической автономии и принципа многосторонности, Германия и Европа могут стать «глобальными игроками».

У Хуэйпин (伍慧萍) — профессор Немецкого исследовательского центра Университета Тунцзи

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.