США и Германии договорились, на каких условиях будет завершено строительство газопровода «Северный поток — 2». Их соглашение подразумевает политический компромисс между двумя странами из одного лагеря. России, которая и строит газопровод, и будет поставлять по нему газ, остается только принять подарок и поблагодарить.

Спорный трубопровод «Северный поток — 2» между Россией и Германией все-таки достроят. На прошлой неделе президент США Джо Байден и канцлер Германии Ангела Меркель сообщили, что пришли к соглашению по этому вопросу. И это несмотря на то, что целый ряд стран ЕС предпочли бы похоронить этот проект, а в США многие заинтересованы продлить санкции против всех компаний, которые имеют отношение к газопроводу, а лучше — вовсе бойкотировать их.

Причины, на которые противники газопровода ссылались поначалу, были из области энергетической политики. Россия уже и так поставляет газ в Германию и Центральную Европу по газопроводу «Северный поток — 1». Еще один трубопровод усилил бы зависимость Европы от российских источников энергии, а положение Украины как важной транзитной страны ухудшилось бы. Также ЕС разработал правила конкуренции на газовом рынке, чтобы таким образом попытаться сдерживать «Северный поток — 2».

Российский президент Владимир Путин все время подчеркивал, что Россия никогда не превращала экспорт энергии в политику. Владелец «Северного потока — 2» Газпром также заверил, что все правила о конкуренции тщательно соблюдаются.

Но множество газовых споров между Россией и Украиной начиная с 2000 года говорят об ином. Конечно, когда Украина не оплатила большие объемы газа, и его поставки через страну прекратились, Россия хотела подать ситуацию исключительно как бизнес-проблему. Но большая часть Восточной Европы осталась без газа морозной зимой 2009 года. Как обеспечить Украине доступ к газу и обезопасить ее доходы за счет транзита в ЕС? Этот вопрос был одним из ключевых, когда Байден и Меркель обсуждали новый газопровод.

Россия аннексировала Крым, она травит или сажает в тюрьму оппозиционеров, — это ведь тоже политика. Конечно, к энергии она прямого отношения не имеет, но ведь Запад не может закрыть на нее глаза. И в этом случае бойкот и санкции против почти готового газопровода — решение, лежащее на поверхности.

Но Германии все равно нужен российский газ, даже если у нее и есть возможность импортировать его из других мест. Стране, которая одновременно закрывает атомные и угольные электростанции, просто необходимы альтернативные источники энергии. И такая альтернатива — природный газ, пусть он и годится только для переходного периода, поскольку сам является ископаемым топливом. А так как производство газа, например, в Нидерландах снижается, самое очевидное решение — увеличить импорт из России.

И тут приходится сталкиваться с выбором, отчасти напоминающим выбор между Сциллой и Харибдой. Германии нужен источник энергии, но покупать российский газ — далеко не самый оптимальный вариант. Однако в ситуации, когда требования к экологичности ужесточаются, а ЕС представил свою амбициозную программу Fit for 55, подразумевающую сокращение загрязняющих выбросов на 55% к 2030 году, Германии и другим странам ЕС с высокими выбросами углекислого газа приходится искать временные альтернативы на пути к возобновляемым источникам энергии. И одна из таких альтернатив, которые уже есть в нашем распоряжении, — природный газ.

Газпрому, получающему прибыль за счет продажи газа, полезно помнить, что газ — это сырье, которое не будут использовать бесконечно. Но, учитывая, что нефть и газ — главная статья экспорта России, легко понять, что страна все равно будет продавать их, пока кто-то их покупает.

Стремление США остановить «Северный поток — 2» тоже объяснялось не только политическими причинами. Американцы сами были бы рады продавать свой сжиженный газ в Европу. Но на рынке СПГ дело обстоит так, что очень легко изменить курс газовоза и отправить товар тому, кто пообещал заплатить больше. Так что Германия предпочитает газопровод.

Симптоматично, что именно США и Германия договорились о возможности увеличить импорт российского газа. Если бы Россия тоже участвовала в переговорах, политический аспект сразу стал бы гораздо сложнее. Ведь энергия — это тоже во многом политика.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.