Не так давно российский вице-премьер по вопросам здравоохранения Татьяна Голикова выступила с ожидаемым и тем не менее слегка удивительным предложением. По ее словам, с 30 октября по седьмое ноября в России необходимо ввести так называемые нерабочие дни. По всей стране. Регионы, где риск особенно велик, могут ввести эти меры уже с сегодняшнего дня и продолжить их до седьмого ноября. К этому добавились внеочередные каникулы в школах, и могут последовать другие меры. Учитывая нынешнюю ситуацию, когда официальное число заболевших достигло 34 тысяч, а количество смертей, по официальным данным, превышает тысячу человек в день (все лето оно колебалось около 800), то ничего удивительного нет.

Правда, статистика сама по себе очень сомнительна. Достаточно сравнить избыточную смертность, которая с начала пандемии превысила 750 тысяч человек, с официальным количеством жертв COVID-19 (220 тысяч). Простая математическая операция позволяет понять, что официальная статистика включает отнюдь не все. Отчасти дело в самой формулировке «смерть от или с COVID-19», а отчасти — в умышленном замалчивании данных властями. Свою роль играет и то, что больные умирают без врачебной помощи, и у них коронавирус не выявляется.

Интересен тут скорее фактор «нерабочих дней». На протяжении долгого времени Россия преподносила свою борьбу с коронавирусной инфекцией как успешную, подчеркивая, что минимум ограничений помог ей свести численность заболевших к довольно невысокому уровню по сравнению с другими странами. Кроме того, Россия гордится «первой зарегистрированной вакциной» «Спутник V» и, судя по новостям, разрабатывает уже шестую вакцину, которую можно будет применять в виде спрея для носа. Вместе с тем российские руководители, включая президента Владимира Путина, не раз упоминали о том, что западные вакцины опасны и что в отличие от российских от них умирают люди. Нельзя забывать и о том, что в начале кампании по вакцинации власти объявляли и массовую и всеобщую вакцинацию, утверждая, что коллективный иммунитет будет достигнут приблизительно к июлю — августу.

Однако на деле все получилось не так, как хотел бы Кремль. По доле вакцинированных Россия стоит на сотом месте с 32% вакцинированного населения, отставая, например, от Индии, Мексики и Индонезии. Незавидное место присвоено России еще и потому, что для некоторых профессий уже ввели обязательную вакцинацию во всех российских регионах за исключением Ингушетии. Массовая кампания позади, а о мнимых преимуществах российских вакцин сказано уже не раз. На этом фоне не успокаивает даже то, что по-прежнему остается еще много стран, у кого дела идут куда хуже, а это Украина, Румыния и Болгария, а также Сербия, которую еще недавно ставили в пример благодаря ее прагматичному подходу к вакцинации. Таким образом, говорить тут стоит не об успехе, а скорее о фиаско.

Почему положение России столь тяжело — предмет для отдельного разговора. Часто можно услышать, как власти оправдываются фальшивыми новостями, вредной пропагандой и прочим. В случае России подразумевается пропаганда с Запада, особенно от западных компаний. Но более реальна, на мой взгляд, проблема доверия к государственной власти и к цифрам, которые она обнародует. Взять хотя бы саму вакцину «Спутник V», которая была зарегистрирована в спешном порядке с единственной целью — опередить другие вакцины.

Сам по себе «Спутник V», если судить по специальным исследованиям, не так плох, но его регистрацию в ВОЗ тормозят проблемы на производстве. Хуже ситуация со второй вакциной «ЭпиВакКорона», эффективность которой вызывает большие сомнения (антитела, по словам авторов, нужно выявлять специальным тестом, и, более того, после полугода их уже нет). Тот факт, что эту вакцину тоже зарегистрировали, доверия к ней не добавляет. При этом неясно, сколько людей уже вакцинированы этим препаратом, так как официальная российская статистика выдается очень дозированно (всего несколько дней назад был запущен официальный сайт с самыми базовыми данными), а доля каждой вакцины не указывается. Пока в оборот были выпущены 3,2 миллиона доз двухкомпонентного препарата. При этом известны случаи, когда желающие получить вакцину «Спутник V» получили именно «ЭпиВак», скорее всего, с недействующим плацебо. Подобная практика только создает ложное ощущение безопасности.

Недоверие вызывают и другие события. Владимир Путин долго юлил вокруг собственной вакцинации и в отличие от других мировых политиков, по словам его пресс-секретаря Дмитрия Пескова, вакцинировался без телекамер. У самого Пескова совесть тоже не совсем чиста, поскольку он скрывал, что сам заразился в марте текущего года. Валентина Матвиенко, председатель Совета Федерации, участвовала, по ее собственным словам, в тестировании вакцины-спрея в июне 2021 года, даже несмотря на высокий уровень антител, что опять-таки не вызвало доверия. Поэтому не удивительно, что в такой среде процветают теории заговора о том, что элиты не вакцинировались (или втайне получили западные вакцины), а простым россиянам навязывают российские препараты.

К этому добавляется недоверие к данным о числе зараженных и умерших. Так, например, цифры чуть ниже 800 оставались неизменными практически с начала июля вплоть до сентября 2021 и выборов. Подобное невозможное с точки зрения статистики совпадение особого доверия не вызывает. Кстати, дискредитация других вакцин привела тому, что россияне засомневались в вакцинах вообще. Процветает торговля фальшивыми сертификатами, хотя ее масштаб невозможно оценить в цифрах. Объявление «нерабочих дней» само по себе уже символично. Постепенно эта мера расширяется за счет все новых и новых (например, в Москве люди старше 60 лет опять должны сидеть дома до 22 февраля 2022 года; кроме того, не рекомендуется ездить из одного региона в другой). Слово «локдаун» запрещено, но это не означает, что его смысл не передают разными эвфемизмами.

Так что Россия не такая уж исключительная, как может показаться, и извлечь уроки из происходящего там можем и мы в Чехии. Цифры заражений растут не только в России, и в других странах вакцинация тоже остановилась на уровне, который ниже целевых показателей, установленных правительствами. Сваливать все на зарубежную пропаганду, конечно, легко: виновника находят за бугром, да и «доказательства» можно подтянуть. Но намного хуже воздействует неопределенность и недостаток информации, а также манипулирование ею. С краткосрочной точки зрения эти манипуляции помогают государственной власти и создают видимость ее эффективности, но в долгосрочной перспективе усугубляют недоверие людей к органам власти.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.