В четверг двадцать первого октября в Киеве начался Форум ассоциаций, организованный центром «Новая Европа» и фондом «Возрождение», который собрал должностных лиц и экспертов из государств «ассоциированного трио» — Украины, Молдавии и Грузии.

Одно из выступлений на нем — речь министра иностранных дел Дмитрия Кулебы — имело особый вес. По сути, это была программная речь главы МИД, определяющая стратегию в отношениях нашего государства с ЕС и соседями в нашем регионе.

«Европейская правда» перевела на украинский язык и публикует его текст с незначительными сокращениями.

****

Предыдущий Форум ассоциаций состоялся в Киеве в 2019 году — но сейчас это, честно говоря, воспринимается, как «в прошлой жизни».

И не только из-за коронавируса.

За эти два года изменилось очень многое. Перед нами встали новые вызовы — и глобальные, и региональные. Возникли новые проблемы и новые угрозы.

В то же время, за это время мы заново научились солидарности, сформировали новые альянсы, развили новые стратегии и очертили новые подходы во внешней политике, способствующие нашей европейской интеграции.

Повторюсь, наш мир изменила не только пандемия COVID-19. Сейчас наш регион проходит этап фундаментальных изменений.

Баланс сил в мире меняется прямо сейчас, и нам следует работать над тем, чтобы изменения были в нашу пользу.

«Восточное партнерство» уже не то, каким было раньше — и это уже свершившийся факт.

За это время произошла война между Арменией и Азербайджаном. Белоруссия еще дальше соскользнула с европейского пути, прямо в руки к Путину. Попытки России использовать газ в качестве оружия существенно усилились.

Да и не только «Восточное партнерство», но и все так называемое «постсоветское пространство» уже не такое, как было раньше. Я даже считаю, что больше не существует такого понятия как «постсоветское пространство». Траектории стран этого региона значительно долгое время являются слишком разными. А последние два года продемонстрировали, что цивилизационные разногласия между группами этих стран только углубляются, и уже имеется мало оснований для того, чтобы рассматривать весь этот регион через единый объектив.

Международные отношения зашли в период фрагментации и, к сожалению, антагонизма. Однажды он закончится. Но выход из этих сыпучих песков будет сопровождать также изменение традиционных альянсов.

Как всем нам известно, кризисы приносят с собой не только угрозы, но и возможности.

Мы понимали, что эти вызовы надвигаются и разворачиваются, поэтому без промедлений прибегли к решительным, смелым, проактивным шагам, чтобы смягчить проблемы и проложить наш евроинтеграционный и евроатлантический курс также и во времена перемен.

Вот что произошло за последние два года.

Украина получила статус партнера с расширенными возможностями НАТО.

Мы создали три новых региональных альянса: «Люблинский треугольник» с Польшей и Литвой, «Ассоциированное трио» с Грузией и Молдавией, «Квадригу» с Турцией, «Крымскую платформу» с сорока шестью государствами и международными организациями.

Украина подписала четыре декларации о признании европейской перспективы со странами-членами ЕС, и в ближайшее время подпишет еще три.

Это не просто отдельные дипломатические инициативы. Все они являются частью новой, амбициозной, зрелой внешней политики Украины. Напомню, в этом году мы впервые за тридцатилетнюю историю независимой Украины — одобрили Стратегию внешней политики. Региональные альянсы и проактивная политика Украины в Черноморском регионе отражены в этом документе. Стратегия четко ведет Украину к поставленным целям, даже в нынешние времена глобальной нестабильности, региональных вызовов и, как я уже говорил, антагонизма, что парализует крупные устойчивые блоки стран.

Дополнительные гибкие региональные альянсы — это новый тренд в международных отношениях.

А Украина с «Люблинским треугольником», «Ассоциированным трио», «Квадригой» и «Крымской платформой» не просто наследует тренд — эти альянсы значительно эффективнее, чем традиционные старые, потому что они объединяют стран-единомышленников вокруг очень практических задач и шагов в их регионе. Когда члены такого альянса имеют общее видение прошлого, настоящего и будущего, это позволяет им быстро принимать решения и действовать эффективно, на что крупным устоявшимся блокам понадобились бы месяцы для того, чтобы обдумать и сгладить разногласия в своих позициях.

И во многих случаях они, к сожалению, большие альянсы не достигают желаемых результатов.

Сегодня, по понятным причинам, я хотел бы обратить особое внимание на «Ассоциированное трио».

Мы вместе с моими грузинским и молдавским коллегами создали этот формат международного сотрудничества семнадцатого мая этого года в Киеве.

Идея объединить усилия Украины, Грузии и Молдавии в рамках «Восточного партнерства» прошла долгий путь — от того, что ее чуть ли не полностью отвергали в Брюсселе, до того, что ее в конечном итоге приняли как новую реальность.

Я рад, что нам удалось преодолеть этот скептицизм.

Лишь несколько дней назад, двенадцатого октября, Украина принимала двадцать третий саммит с ЕС и «Ассоциированное трио» впервые нашло отражение в совместном заявлении саммита.

Хочу подчеркнуть, что «Ассоциированное трио» лишь усиливает стратегическую важность «Восточного партнерства», а не ослабляет ее. Принцип дифференциации в этой инициативе является движущей силой, а не препятствием. «Ассоциированное трио» не закрыто для других партнеров — мы стремимся делиться своим опытом с другими и мотивировать их последовать нашему примеру и поддержать наши евроинтеграционные шаги. Мы верим, что наш успех вдохновит других и станет мощной трансформационной силой для региона…

Соглашения об ассоциации с ЕС Украины, Грузии и Молдовы стали самыми амбициозными соглашениями из тех, что Евросоюз когда-либо заключал с иностранными партнерами.

Но теперь мы подошли к размышлениям о том, достигаются ли цели нашего Соглашения об ассоциации; о том, что в нем нужно улучшить. Мы думаем над тем, как дополнительно усилить наши интеграционные амбиции, чтобы полностью воплотить потенциал ассоциации.

Такого не было в отношениях ЕС ни с одной другой партнерской страной.

Украина идет бок о бок с Евросоюзом в международной политике и в политике безопасности, остается надежным партнером ЕС на международных площадках, делает важный вклад в безопасность Европы.

Мы стали близкими и важными торговыми партнерами друг для друга, поэтому работаем над дальнейшим развитием свободной торговли. Следующий важный шаг — Соглашение об оценке соответствия и приемлемости промышленных товаров (Соглашение АСАА), что создаст новые возможности для наших предпринимателей.

Мы заинтересованы в расширении своих обязательств в приоритетных для ЕС направлениях, таких как Европейский зеленый курс, единый цифровой рынок и Энергетический союз.

Речь идет не просто о координации наших действий с этими амбициозными политическими линиями — мы готовы вносить свой вклад для их успешного воплощения.

Следующий важный вопрос — водород. ЕС определил Украину как приоритетного партнера в поставках этого нового энергоресурса к европейским потребителям. У нас имеются соответствующие ресурсы, политическая воля и амбиции превратить Украину в ключевого поставщика «зеленого» водорода в ЕС.

Уже есть первые проекты и, по оптимистическому сценарию, к 2024 году мы сможем запустить первые экспортные поставки. «Зеленый» водород — это вопрос стратегии. Мы не боимся ступать на «неизведанную землю». Внешнюю политику действующего президента Зеленского определяет одно слово — это «амбиции». Президент устанавливает очень амбициозные цели. И это единственный способ достичь больших, амбициозных результатов.

Среди результатов двадцать третьего саммита Украина-ЕС я хочу отдельно упомянуть договоренность о постепенной интеграции Украины в единый рынок ЕС. Год назад это не представлялось возможным. Я также рад поздравить нас всех с подписанием Соглашения об Общем авиационном пространстве. Эти события свидетельствуют, что наши амбициозные цели — абсолютно достижимы, если мы тщательно работаем здесь, на Украине, а также — если сам ЕС подходит к отношениям с Украиной конструктивно и амбициозно.

Мы никогда не испытывали скепсиса относительно европейского успеха Украины — и внутри страны, и извне.

Под сомнение ставили и подписание Соглашения об ассоциации, и начало безвиза, и «Открытое небо», и так далее. Всегда были те, кто сомневались.

Но у нас нет сомнений — мы понимаем, куда идем. Этот скепсис лишь мобилизует наши усилия, побуждает нас быть еще более проактивными и целеустремленными. Мы всегда верили в свое дело — и продолжим верить в него.

Европа не может быть завершенным проектом без Украины, и Украина не может стать завершенным проектом без Европы. Украинская идентичность является частью мозаики европейских идентичностей. И я рад, что все больше европейских стран и лидеров воспринимают Украину как одного из них.

Нам нужен четкий сигнал о том, что наши амбиции имеют значение, что наши европейские стремления приветствуются, что наши реформы являются системными — в том смысле, что они являются вкладом в панъевропейский правовой порядок.

Цель членства в ЕС закреплена в нашей Конституции, и этот процесс необратим.

А следующая волна расширения ЕС будет называться «Ассоциированное трио»

Мы понимаем, что каждая новая волна расширения становится все более взыскательной и требует все больше времени. Мы реализуем амбициозные реформы во все более сложных обстоятельствах. Но преданность этим усилиям требует наличия четкой цели.

Поэтому наше ключевое ожидание от ЕС — предоставление Украине европейской перспективы. Для этого решения нужна лишь политическая воля Европейского Союза, без институциональных обязательств. Но это сыграет очень важную роль.

Во-первых, четкая европейская перспектива станет огромной мотивирующей и трансформационной силой для Украины. И хочу напомнить, что с 1989 года ни одна центрально-европейская страна не достигла успеха, не имея очень четкой перспективы и обещания членства в конце своего пути трансформаций.

Во-вторых, это значительно усилит стабильность в нашей части Европы. Здесь разделяют европейские ценности и считают себя частью европейской семьи. И ЕС нужно действовать активно и амбициозно, чтобы избежать ситуации, когда здесь начнут закрепляться другие силы.

В-третьих, это положит конец бессмысленным попыткам Кремля изменить европейский выбор Украины и убедить украинцев, что их не хотят видеть в ЕС. Это один из наиболее распространенных российских нарративов на Украине и мы должны совместно работать над тем, чтобы люди продолжали верить, чтобы они видели, что Европа нас зовет.

Учитывая это, мы благодарны Эстонии, Литве, Латвии и Польше, которые официально признали европейскую перспективу Украины и согласились, когда наступит время, поддержать нашу заявку на членство в ЕС.

Я убежден, что круг стран ЕС, которые готовы признать возможным будущее членство Украины, а также Молдавии и Грузии — будет постоянно расширяться.

И наконец: нам нужно избавляться от нарративов наподобие «мы слишком великие», «слишком рано», «слишком сложно». Европейская перспектива должна быть в нашем общем списке задач.

А что, если бы отцы-основатели Европейского Союза тогда сказали: «Нет, это слишком амбициозно, слишком сложно. Еще слишком рано объединять европейские страны, давайте сделаем это позже, давайте подождем, давайте не рисковать»?

Что, если Роберт Шуман сказал «Нет, думаю, мы еще не готовы»?

Сегодняшней дискуссии в таком случае не было бы!

«Ассоциированное трио» нужно нам как движущая сила, и это четкий месседж для Европейского Союза, что эти три страны — не просто соседи, а значительно больше. Что они — часть панъевропейской семьи.

Три наши страны являются мощной проевропейской силой в нашем регионе. Мы продвигаемся на своем европейском пути несмотря на все внутренние вызовы или внешние угрозы.

«Ассоциированное трио» появилось, чтобы существовать и дальше. Это — часть новой реальности.

Премьер-министры стран «трио» будут проводить телефонные разговоры и будут обсуждать подготовку к саммиту «Восточного партнерства».

Я убежден, что период глобальной нестабильности, фрагментации и антагонизма в международных отношениях однажды кончится. И это будет также день, когда место Украины как части западного мира будет закреплено институционально: то ли будет членство в ЕС, то ли в НАТО или другой способ интеграции в Европу, доступный на тот момент.

Впрочем, безопасность, процветание и свобода Украины — это не то, что лежит где-то за границей. Они здесь, у нас. Мы не можем и не должны ждать, пока кто-то решит наши проблемы или построит нам светлое будущее. Это то, что мы можем сделать — и уже делаем прямо сейчас.

Евроинтеграционный путь прежде всего помогает нам развивать Украину. Евроинтеграция — это не только цель, это инструмент.

Как говорится, «лучший способ предсказать будущее — это создать его». Мы сейчас создаем европейское будущее для Украины, европейской державы, благодаря нашей проактивной внешней политике.

И мы не сойдем с этого пути.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.